Намерения Порошенко в отношении Донбасса

Между чисткой и подавлением: границы «Минска» для Украины

Намерения Порошенко в отношении Донбасса. Намерения России в отношении Украины.

Сейчас считается хорошим тоном критиковать Порошенко за невыполнение Минских соглашений. Логика в такой критике, безусловно, есть — Украина действительно выполняет Минские соглашения, мягко говоря, без фанатизма.

Тем не менее надо отдавать себе отчет в том, что Порошенко — отнюдь не абсолютный монарх и не диктатор. Его возможности определяются общественной поддержкой, позицией политического класса и приемлемостью самих по себе предлагаемых вариантов выбора.

  1. Состояние общественного мнения на современной Украине характерно неопределенностью. С одной стороны, подавляющее большинство населения воевать не желает и выступает за урегулирование конфликта политико-дипломатическим путем. По данным сентябрьского исследования Киевского международного института социологии (одна из наиболее авторитетных украинских социологических организаций) за ведение переговоров выступают 78% опрошенных, за продолжение АТО — 13%. С другой стороны, относительно уступок, на которые может пойти украинская сторона, консенсуса не наблюдается.

Надо отдавать себе отчет в том, что общественное мнение изменилось радикальным образом. Большинство граждан полагает, что Украина стала жертвой агрессии со стороны России. По данным сентябрьского исследования КМИС, считают события в Донбассе российской агрессией 80% опрошенных, обратного мнения придерживаются всего 7%.

К сожалению, должен отметить, что данные даже самых авторитетных организаций недостаточно надежны. Население ДНР, ЛНР и Крыма вообще не опрашивается. В других регионах оппоненты действующего правительства, в основной своей массе, запуганы и деморализованы. Да и среди них нет единства мнений, поскольку системной оппозиции в стране нет, а о планах Кремля можно только догадываться. Впрочем, так или иначе, но официальный Киев в своих выступлениях и действиях ориентируется не на оппозицию, на собственное электоральное ядро, которое настроено не в пример радикальнее.

Читайте также:  Выбирай, не хочу. Как нам обустроить пропорционалку

В целом, насколько можно судить, относительно большей поддержкой пользуется концепция, которую озвучивает Юрий Луценко — «возьмем передышку похабного» Минска, а потом, когда население Донбасса убедится, что на Украине ситуация лучше (а она будет лучше, хотя вероятность того, что это окажет какое-то влияние на мнение населения Донбасса невелика), а Россия критически ослабнет, территориальную целостность можно будет восстановить политическим или военным путем. Во всяком случае, по данным того же сентябрьского исследования в результативность Минских соглашений верит лишь 27% опрошенных, не верит — 61%.

Тут надо учитывать, что в современной украинской идеологии понятие территориальной целостности крайне важно. С одной стороны, обращение к этой теме позволяет снять ответственность с участников Майдана за нынешнюю катастрофическую ситуацию в стране. С другой стороны, это понятие уже переоценено кровью защищавших его солдат.

Уже поэтому мнение о том, что Донбассу стоит предоставить независимость, особой популярностью не пользуется (по данным июльского исследования КМИС — всего 19%, за передачу Донбасса РФ — всего 15%; эти данные не альтернативные — очевидно, что почти все сторонники передачи Донбасса России поддерживают и идею независимости), хотя довольно активно пропагандируются («пусть их Москва кормит» и т.п. соображения). Не радикально более популярны идеи федерализации (21%) или предоставления Донбассу «особого статуса» (в форме автономии — 26%) — это воспринимается как уступка агрессору. Даже такая самоочевидная мера, как предоставление русскому языку статуса второго государственного (во имя мира!), пользуется поддержкой всего 48% опрошенных. Поэтому даже самые неопределенные и в целом невинные шаги властей (как упоминание особенностей самоуправления в Донбассе в тексте Конституции) встречают столь сильное сопротивление со стороны радикалов.

  1. Ситуация внутри политического класса несколько более определенная, но, пожалуй, она даже хуже для Порошенко.
Читайте также:  Джельсомино уже в Украине. Встречайте завтра на всех площадках страны

Безусловно, есть достаточно мощное ядро рационально мыслящих политиков и бизнесменов, которые считают необходимым восстановление нормальных отношений с Россией и экономических связей с Донбассом. Однако, на настоящий момент экономическая политика Украины определяется США, которые поддерживают нынешнее правительство, не стесняющееся вводить все новые и новые санкции против украинской экономики, разрывая выгодные для нее связи.

Остро это касается парламента, который должен быть инструментом реализации Минских соглашений, но в действительности им не является. Нынешний состав парламента сформирован для войны, а не для мира, и, естественно, заставлять его утверждать необходимые для реализации Минска законы — задача нетривиальная в любом случае. В большинстве фракций есть представители добровольческих батальонов и журналисты-пропагандисты, еще до Майдана прилагавшие огромные усилия к разжиганию межрегиональной вражды в стране.

В общем, для достижения мира нужно сменить состав парламента и правительства, а суверенитет Украины не простирается настолько далеко, чтобы президент мог осуществить шаги, необходимые для переформатирования власти, без разрешения посла США. Вопрос смены правительства и перевыборов парламента был актуален еще осенью прошлого года, но сейчас нет уверенности и в реальности выборов весной 2016 года… Впрочем, многое будет зависеть от времени и результатов голосования за конституционные изменения.

  1. В конце концов, логика дипломатии требует избегать односторонних уступок. Между тем планы российской стороны выглядят именно односторонними уступками.

Россия своих целей не скрывает — это влияние на украинскую политику при помощи пророссийски настроенных избирателей Донбасса (отсюда — навязывание территориальной целостности) и ослабление центральной власти при помощи федерализации. Естественно, что столь определенная ориентация российской стороны принуждает украинскую сторону принимать меры к тому, чтобы избежать такого развития событий. Даже если украинская власть действительно ориентирована на сохранение территориальной целостности (а она ориентирована, хотя речь идет именно о территориях, а не о населении) и отдает себе отчет в том, что сохранить эту целостность можно только ценой федерализации (что, однако, не очевидно).

Читайте также:  Децентрализация и сепаратизм – пытаемся найти отличия

Именно отсюда происходят сомнения относительно целесообразности возвращения Донбасса на Украину среди части элиты — изгнать или иным способом «утилизировать» значительную часть населения, сохраняя видимость демократии, представляется малореалистичным. Именно отсюда происходит «децентрализация», направленная на разрушение регионального самоуправления, недопущение федерализации и усиление центральной власти. И даже то, что эта реформа грозит сильнейшим внутриполитическим кризисом и возможным распадом государства, президента не останавливает.

ИА REGNUM