Речь Порошенко в ООН

Речь Порошенко в ООН. О чем забыл президент?

Перед авторами выступления президента Украины на сессии Генеральной ассамблеи ООН стояла сложнейшая задача – совместить четыре разнородные повестки дня.

В речи президента Украины Петра Порошенко спичрайтеры пытались совместить повестку дня ООН – устойчивое развитие, повестку дня Украины – прекращение войны, повестку дня некоторых политических сил в мире и Украине – прекращение российской агрессии, повестку дня президента – рассказать об успехах в достижении Целей тысячелетия и проведения реформ.

Не мудрствуя лукаво, авторы свалили все в один котел и перемешали, не озаботившись хотя бы вскипятить полученную субстанцию. В результате, речь президента производит несколько парадоксальное впечатление.

Президент, например, совершенно правильно отметил, что выполнение задач устойчивого развития невозможно во время войны. Однако он не удержался от того, чтобы совместить, например, войну и успехи.

В результате, Порошенко сказал фразу, смысл которой для меня теряется вообще: Украине удалось "сократить втрое уровень бедности – тем не менее, из-за российской агрессии, мы ожидаем, что этот показатель упадет". "Этот", простите, какой? Уровень бедности? Хочется надеяться, что речь все же идет о темпах сокращения, поскольку дальше говорится о появлении "внезапной или неожиданной бедности" в результате "внешней агрессии".

Кстати, не исключаю, что само по себе открытие этого феномена вполне может потянуть на нобелевку по экономике – до выступления украинского президента об этой "новой форме" никто слыхом не слыхивал. Хотя само явление известно людям много тысячелетий – ибо войны, стихийные бедствия, болезни совершенно естественным образом ведут к бедности. И она, естественным же образом, оказывается неожиданной. Но раньше специального термина почему-то не придумывали. А ведь бедность большинства населения Украины в результате реформ 1990-х годов тоже была внезапной – без всякой агрессии.

Читайте также:  Минский процесс: Путин и Порошенко - обмен мнениями

Не стоило смешивать и цели прекращения войны и противодействия российской агрессии, ибо они, удивительным образом, слабо совместимы. Никаких юридических доказательств российской агрессии мировому сообществу до сих пор не предъявлено (даже в столь очевидном случае как Крым в качестве "доказательства" приводится цитата Путина, который раскрывает "страшную тайну" – оказывается на момент проведения референдума в Крыму находилась российская военная база…), а в ходе всех переговоров по Украине Россия, также как Германия и Франция, выступает в качестве внешнего гаранта, а не участника конфликта.

Хороша уже одна цитата: "в результате предательской (предательской, Карл! – Авт.) российской аннексии украинского Крыма и агрессии на Донбассе тысячи людей были убиты". Тут мы видим типичное сравнение желтого и продолговатого – в ходе аннексии Крыма погибло что-то около одного человека. Впрочем, союз "и" имеет смысл, если признать, что жертвы на Донбассе были следствием отсутствия именно российской агрессии и желания некоторых кругов в Киеве отомстить хоть кому-то за позорную сдачу Крыма…

Настораживает и то, что "возвращение к нормальной жизни" мыслится только после восстановления полного суверенитета над Донбассом и Крымом. Учитывая неопределенность сроков (в особенности, что касается Крыма) эту фразу можно воспринимать как сигнал – президент не берет на себя ответственность за это самое "возвращение". Поскольку оное возвращение требует доброй воли оккупантов и твердой позиции международного сообщества (кстати, не наблюдается ни того, ни другого). Суверенитет? Не, не слышали…

Не удивительно, что цели, которые в результате ставятся, выглядят несколько загадочно. Например, в качестве приоритета в одном из итоговых абзацев президент обозначает: "В экологическом измерении мы должны действовать энергично, чтобы предотвратить угрозы, спровоцированные изменением климата и деградацией окружающей среды. Достижение компромисса по сбалансированному климатическому соглашению положительно отразится на наших коллективных усилиях, направленных на достижение этой цели". При том, что до этого Порошенко совершенно логично упомянул об экологических угрозах, возникших вследствие военных действий. Надо было выделить отдельный абзац для гендерного и трансгендерного равенства. Это было бы очень по-европейски и крайне актуально для современной Украины.

Читайте также:  Президентский патриархат, или Игра в словоблудие

В общем, как сказали украинские СМИ относительно выступления Лукашенко, президент "своей речью на Саммите ООН шокировал даже мебель". А все из-за того, что в небольшом выступлении попытались сказать все и обо всем. Понятно, конечно, что существовал риск выступления не по теме, но, по-моему, его сильно преувеличили – неужели дипломаты в ООН не поняли бы, что устойчивое развитие во время войны, мягко говоря, затруднено?

Самое забавное, что сократи авторы выступления количество тем вдвое (причем совершенно не важно, что именно они бы выбрали), то выступление стало бы значительно более конкретным, понятным и логичным. В конце концов, даже темы мира и российской агрессии сочетаются, если попытаться хоть как-то обосновать украинскую точку зрения.

А так получилась даже не альтернативная реальность, а в "огороде бузина, а в Киеве – дядька".

P.S.: На общем фоне желания сказать все обо всем безусловным позитивом выглядит то, что президент ничего не сказал о Сирии. А ведь соблазн увязать украинский и сирийский кризис был так велик и, более того, руководители Украины (в том числе и сам Порошенко) неоднократно такие параллели проводили.