Наступление ВСУ

«Грязная бомба» под Минские соглашения

Накануне Дня независимости Украины ширились слухи о том, что под праздник украинские войска начнут наступления против ДНР и ЛНР. Как мы знаем, никакого наступления не случилось – вместо этого президент Порошенко поехал в Берлин на совещание с лидерами Германии и Франции, которые наступление не одобрили.

Тема, однако, не закрыта. Прежде всего потому, что поводом к началу наступления должна была стать опубликованная 1 августа в «The Times» информация – «террористы Донбасса» при поддержке российских учёных работают над созданием «грязной бомбы» (напоминаю, что это обычное взрывное устройство в котором в качестве поражающего элемента используются радиоактивные вещества). «Таймс» ссылается на документы, предоставленные СБУ.

Этой информации предшествовала определенная информационная кампания.

В частности, еще 17 июня Верховная Рада ратифицировала соглашение с НАТО о перезахоронении ядерных отходов, возникших в результате реализации военных программ СССР. В частности, речь шла о хранилище радиоактивных отходов, расположенном на территории Донецкого казенного завода химических изделий.

21 июня пресс-офицер украинской стороны в Совместном центре по координации контролю выразил беспокойство состоянием могильника. По его словам, хранилище могло быть повреждено в результате детонации подземных складов боеприпасов. Украинская сторона обратилась к мониторинговой миссии ОБСЕ за проведением мониторинга радиационного фона в этом районе.

26 июня представители ЕС, США и Канады обсудили в Украине программу глобального партнерства G7 против распространения оружия и материалов массового уничтожения для биозащиты и биобезопасности, ядерной и радиационной безопасности на Украине.

Обеспокоенность украинской стороны не была случайной – с начала года на территории ДКЗХ дважды происходили мощные взрывы.

Первый взрыв произошел 8 февраля. Представитель украинского Генштаба Владислав Селезнев сообщил, что «гуманитарный конвой России, который прибыл в Донецк, на борту которого была "очень качественная тушенка", взорвался, и вследствие чего последствия от взрывной волны были слышны даже в Макеевке». А по мнению представителя пресс-центра АТО Андрея Лысенко взрыв мог вызвать «окурок, это часто случается на предприятиях, где нет ответственных за противопожарное состояние».

Читайте также:  Референдум в Нидерландах: необходимое послесловие

По мнению представителей ДНР взрыв боеприпасов на предприятии был спровоцирован артиллерийским обстрелом или попаданием баллистической ракеты «Точка У». Само по себе наличие на заводе взрывчатки и боеприпасов удивлять не должно – ДКХЗ занимается производством промышленных взрывчатых веществ, снаряжением артиллерийских и авиационных боеприпасов взрывчатым веществом и утилизацией непригодных боеприпасов.

16 июня вновь произошел сильнейший взрыв. По информации украинской стороны – при разгрузке боеприпасов, причем сдетонировали подземные хранилища. По мнению донецкой стороны удар был нанесен термобарическим (вакуумным) боеприпасом, скорее всего – с использованием РСЗО «Смерч».

Сами по себе обстрелы завода, на котором производится взрывчатка и хранятся боеприпасы вопросов не вызывает – вполне «конвенционная» цель, уничтожение которой оправдано с военной точки зрения.

Интересно другое. Если в феврале украинская сторона ограничилась вполне издевательскими комментариями (хотя лидер «Правого сектора» Ярош, находившийся недалеко от места событий, увязал взрыв с огнем украинской артиллерии), то летом она же немедленно выразила беспокойство. А потом и международная делегация материализовалась. Теоретически можно даже допустить связь между взрывом и принятием закона (практически тут требуется координация 80-го уровня, для украинского парламента в принципе недоступная). Ну а спустя полтора месяца возникают рассуждения о создании «грязной бомбы», которая ополченцам, в общем-то, ни к чему – даже по скромным расчетам СБУ доля местных в ВСН составляет 40%. Что же, они против самих себя это оружие применять будут?

Напрашивается мысль, что мы являемся свидетелями спецоперации, разработанной и осуществляемой с участием США.

Июньский обстрел вполне мог быть нацелен на повреждение хранилища и повышение радиоактивного фона. В соответствии же с ратифицированным Украиной соглашением США получают право требовать ввода натовских военных в район конфликта (более того, на территорию, не контролируемую ВСУ). Ну а дальше существует простор для импровизаций.

Читайте также:  Борьба «бобра с козлом»

С этим сценарием, надо понимать, не заладилось – то ли СММ ОБСЕ не обнаружила повышения радиационного фона, то ли не сочла нужным вообще его замерять (если власти ДНР предъявили неповрежденное хранилище). Тогда был задействован «План Б» – через уважаемую британскую газету запустили дезу о «грязной бомбе», что должно было превратить республики в явных международных террористов. Правда, этот вброс оказался гораздо менее эффективным, чем история с малазийским «боингом». Да и международная ситуация оказалась немного не такой.

Тем не менее, можно не сомневаться тема донецкого хранилища наверняка будет еще использоваться и не раз. Тем более, что ни Донецк, ни Москва сколько-нибудь внятной публичной реакции (не говоря уже о физических действиях) не демонстрируют.