Россия утратила инициативу на Украине

Россия утратила инициативу на Украине

Временный мир, установленный Минскими соглашениями, переживает кризис. Пока что речь не идет непременно об отказе от него в пользу войны. Однако те успехи на украинском направлении, которых достигла Россия, постепенно обесцениваются.

Донбасс

С одной стороны усиливается режим экономической блокады. С поста донецкого губернатора смещается генерал Кихтенко, выступавший за восстановление экономических связей. Вместо него ставят националиста Жебривского. В Раде готовятся законопроекты, предполагающие или запрет на торговлю с «оккупированными территориями», или даже запрет на перевоз каких-либо грузов. «Единая страна», вы же понимаете… О необходимости платить жителям республик зарплаты и пенсии, что предусмотрено восьмым пунктом Минских соглашений, никто уже не вспоминает.

С другой стороны, усиливаются обстрелы городов Донбасса. Минобороны ДНР отчитывается уже о сотне нарушений режима прекращения огня со стороны украинских силовиков.

Кстати, большинство экспертов полагает, что отставка представителя главы ОБСЕ по Украине Хайди Тальявини связана с ее нежеланием портить свою биографию неудачной работой на Донбассе.

Цели украинских властей тут очевидны и не скрываются. Порошенко хочет заморозить конфликт до того момента, когда Украине сможет собрать достаточную наступательную группировку, а у России не будет возможности вмешаться. То есть ключевые моменты Минских соглашений выполняться не будут, а усиление обстрелов будет поводом для невыполнения.

Приднестровье

Разумеется, Порошенко, который только что прекратил войну на Донбассе, совершенно не нужно влезать в новый конфликт в Приднестровье. Тем более, что его последствия будут, скорее всего, хуже для него лично. Не нужна «разморозка» конфликта и Молдавии с Румынией — 400 тысяч приднестровских избирателей слишком радикально меняют политический ландшафт страны, причем отнюдь не в пользу «проевропейских» сил.

Читайте также:  Мотивация Киева в Минском процессе – еще одна версия

А вот блокада Приднестровья по донбасскому образцу позволяет вести торг и с Россией (тут понятно), и с Молдавией (мало кто помнит об экономических интересах олигарха Порошенко в этой стране). В общем, конфликт можно или оставить замороженным, получив соответствующий экономический гешефт, или устроить какую-то провокацию, которая вынудит заинтересованные стороны к дипломатической реакции.

Впрочем, тут как раз от позиции украинской стороны немного зависит. Главным игроком являются США, которые ведут игру значительно более серьезную и могут потребовать от киевских вассалов настоящей войны. Даже если результатом станет потеря Новороссии и Киева. В конце концов, целью США в украинском конфликте было вовлечение России в войну и предоставление доказательств ее агрессии. Учитывая слабость украинской армии, доказательства будут масштабными и убедительными.

Политическая реформа на Украине

Украинские власти не собираются заниматься демократизаций политической системы Украины. И совершенно непонятно, как их заставить.

Конституционная реформа? Ну, тут уж даже Минские соглашения говорят не о самоуправлении регионов, а об отдельных районах Донецкой и Луганской областей. «Децентрализация» движется именно в этом направлении

Вот как пишет об этом в ФБ замечательный киевский аналитик Михаил Павлив:

«Конституционная реформа, она же децентрализация имени товарища Гройсмана, это угар, трешь и содомия в одном лице.

Идеология этой „реформы“ такова — разложим по полочкам и упорядочим все на уровне от подъезда до поселка, дадим им „продуктовые наборы“ и оставим один на один с государственной машиной.

Один из идеологов этой реформы, на мой прямой вопрос, с хитрецой отвечал:

— Да, мы осознанно делаем все, для того, что бы за пару лет, ну, за десяток, стереть областной уровень. Что бы остался центр и низовой уровень. Что бы и духу не осталось от регионального разнообразия и самобытности, региональной самоидентификации.

Низовое самоуправление, общины, беззащитны перед государственной машиной. Следовательно, предлагаемая „реформа“ это лишь путь по упорядочиванию администрирования, и сворачиванию, а не расширению самоуправления.

А, проблема, как я многие годы говорю и пишу, лежит в плоскости неразвитого регионального самоуправления. Проблема заключается в отсутствия рычагов, инструментария и правовой основы для сохранения и развития региональной самобытности.

Но, пойти по пути реального регионального самоуправления для нынешней, да и предыдущей, власти клептоманов смерти подобно. Все их достатки, все их блага связаны с паразитированием на государственном бюджете и на разного рода преференциях. Лишить себя этого, для нашей дрянной элиты означает стать одними из многих, хуже многих, беднее многих.

Вот и рядят они „тюрьму регионов“ в белые одежд „справжнього європейського самоврядування“».

Выборы? Господь с вами. Какие выборы, если сам президент (!) совершенно открыто говорит: «В одних регионах Москва планирует искусственно оплодотворить пророссийские проекты, в других — наоборот, стимулировать так называемые крайне правые украинские, чтобы в Европе отшатывались от якобы нацизма в Украине. Планы — неоригинальные. Год назад они надеялись, что сработают, теперь же, когда мы возродили украинские спецслужбы, эти замыслы обречены». Вы еще сомневаетесь, что результаты выборов на Украине определяет СБУ, которая фактически уже стала филиалом ЦРУ?

Читайте также:  Победные epic fail Порошенко, или Президент и "окно Овертона"

Резюме

Урок из происходящего очевиден — «блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими». Но, увы, это будет потом. В состоянии же «сейчас» не удается ни достичь своих целей, ни даже получить статус миротворцев.

Очевидно, Россия должна вести более активную политику и не реагировать на кризисы, а создавать их. И, главное, политика должна быть системной. Чего, увы, пока не наблюдается.