Самоопределение русских

Самоопределение русских в/на Украине

Расселение и особенности

Русские являются крупнейшим национальным меньшинством в Украине и, отчасти, коренным населением.

Если не углубляться в анализ статистики и социологии, картина выглядит примерно следующим образом.

На Западной Украине русского населения крайне мало и оно не коренное. Главным образом, это люди, въехавшие начиная с 1950-х годов – семьи военнослужащих, чиновников, специалистов. Несколько выделяется Волынь, которая дольше была в составе России и отличается религией (преимущественное православие, в отличие от греко-католической Галичины).

До «линии Керзона» («старая» граница по Збручу) русских немного, они сильно отличаются от местного населения и практически не имеют политического веса.

На собственно же украинской территории русских довольно много, причем процент нарастает с Запада на Восток. В аграрных областях Центра и Севера местное русское население имеет сравнительно неглубокие корни – начиная с XVIII века. Но на Черниговщине и Слобожанщине (Харьковская и Сумская области) русские жили с момента заселения, просто часть местного населения определяется как украинцы, часть – как русские. «Правильное» самоопределение жителей Чернигово-Сиверщины  – «тутейши»[1].

На Юго-Востоке имеет место лавинообразный рост числа русских, причем сосредоточены они, в основном, в крупных городских агломерациях. Это, главным образом, потомки чиновников, инженеров и рабочих, завезенных в регион кто в начале промышленной революции в XIX веке, кто во время первых пятилеток, а кто – во время послевоенного восстановления. Крупные города являются центрами русской (русскоязычной) культуры в окружении преимущественно украинских сел и городков.

При всем этом русское население центра и Юго-Востока от населения украинского практически не отличается. Можно говорить только о незначительных отличиях бытовой культуры. Например, украинцы, переехавшие в крупные города из сел, в основном использовали в качестве домашнего языка украинский или суржик. Впрочем, и это не обязательно.

Если в селах особенности (причем не так национальные, как региональные) бросались в глаза, то население городов сравнительно однородно. При том, что люди свою национальность, как правило, знают, особой разницы в стиле жизни русских и украинцев (а зачастую и евреев) просто нет. Отсюда – большое число смешанных браков.

Особое место занимает Донбасс[2], где критически велико число русских (в Донецкой области – около 40%, в то время как в соседней Днепропетровской – лишь около 25%). Связано это с особенностями освоения региона – на Донбассе есть шахтерские поселки, полностью заселенные потомками горных рабочих с Урала. При этом, село на Донбассе, чаще всего даже не украинское, а национальное – в Приазовье густо расселены татары (потомки ногайцев) и греки.

И уж совсем особняком стоит Крым – единственный регион Украины, где русские составляли этническое большинство. Характерной особенностью Крыма была и минимальная интегрированность крымчан (независимо от национальности) в украинское общество – они сильно отличаются от населения «материковой» Украины (даже русского) и статусом граждан Украины откровенно тяготились.

Пропаганда и русские

В виду отсутствия принципиальных различий между русскими и украинцами (за исключением Западной Украины) естественным образом делало бессмысленной антирусскую пропаганду на большей части территории Украины. Собственно, такая пропаганда исходила практически только от галичан и эффекта не имела (или же имела обратный).

Читайте также:  Несколько слов об одной книжной избирательной кампании

Потому изначально основные направления националистической пропаганды были немного другими.

Во-первых, это пропаганда антироссийская – представление России как вековечного врага Украины. Эта тема была тесно связана с антикоммунизмом, который, собственно, был только маскировкой антироссийских настроений.

Во-вторых, это ставка на региональный раскол Украины. С самого начала «несвидомой»[3] Украине противопоставлялся «украинский Пьемонт» – Галичина, а всей Украине (вместе с Галичиной) – Крым и Донбасс, как наиболее «несвидомые».

В-третьих, это дерусификация, под лозунгами «живешь в Украине – говори по-украински», «не любишь Украину – чемодан, вокзал, Россия» и т.п. Эта пропаганда не была направлена специально на русских, но, в силу отсутствия существенных отличий между русскими и украинцами, захватила и их тоже. Именно под ее влиянием количество русских в Украине между 1989 и 2001 годами снизилось с 22% до 17%.

Забавно, но дерусификация не сопровождалась украинизацией. Более того, украинская интеллигенция все 23 года стонала из-за продолжающейся русификации. На самом деле, никакой последовательной русификации тоже не происходило, речь шла о денационализации как украинского, так и русского населения. Причины этого процесса – тема отдельной работы. Констатирую только факт – за 23 годы в Украине выросло поколение людей безграмотно пишущих по-русски украинскими буквами. Именно они и составляют основную массу сторонников «Правого сектора».

Важный момент – Евромайдан и последующие события никаких существенных поправок в повестку дня пропаганды не внесли. Вырос только накал. Вплоть до истерики и откровенной утраты связи с объективной реальностью. Например, о введении на территорию Украины регулярных войск РФ с апреля месяца сообщали десятки раз только на официальном уровне.

В зависимости от места жительства и социального окружения русского населения на него оказывалось большее или меньшее воздействие теми или иными элементами пропаганды. Отсюда появились три ярко выраженные группы русского (собственно – вообще русскокультурного) населения.

Из «украинских русских» – в «российские русские».

Под крики «кто не скачет – тот москаль» многие русские стали с особой силой ощущать, что с Украиной им уже не по пути.

Справедливости ради стоит сказать, что причина пробуждения особых чувств к исторической Родине у большинства «украинских русских» типично «хохляцкая» – поиск более уютного и перспективного места.

Нельзя сказать, что для русских в современной Украине есть какая-то отдельная угроза – нынешний киевский режим не расистский, а шансы попасть в тюрьму за «сепаратизм» у этнического русского в принципе не выше, чем у украинца. В условиях единого этнического типа даже погром организовать не получится – не удастся найти и надежно определить «врагов нации».

Дело в другом. Нынешняя власть целенаправленно и совершенно сознательно лишает Украину и украинцев хоть какой-то перспективы – разрушается экономика, системы образования и здравоохранения, закрываются границы. Страна стремительно скатывается в 90-е годы, но если тогда общий настрой был позитивный – дескать, проведем реформы, и заживем «как в Европе», то теперь любому человеку, сохранившему остатки здравомыслия очевидно, что Украина является пешкой в большой геополитической игре и «поднимать» ее после того, как украинцы сами разрушили свою страну, никто не будет.

Читайте также:  О свободе и ответственности

Благо, катастрофа украинской системы образования, выпускающей неграмотных, но идеологически подкованных граждан, очевидна всем. Причем даже те, кто своими силами ухитрился получить нормальную подготовку, не получат шансов устроится на работу в счастливой, «европейской» Украине. Свежий прогноз от более чем компетентного украинского экономиста Александра Охрименко: «В следующем году на Украине уже $50 будет хорошей зарплатой».

Отсюда вывод – надо валить. Наиболее очевидное направление – в Россию, где отсутствует языково-культурный барьер, и наличествуют родственные связи. Правда, информации о реальном состоянии дел в России у украинских граждан мало (украинские СМИ до сих пор описывают не реальную Россию, а какого-то странного кадавра из РФ середины 90-х и СССР 30-х), но достаточно уже того, что там нет Майдана и гражданской войны.

Впрочем, это выход для сравнительно немногих людей, в основном – с Донбасса, которым уже нечего терять. Все же, большинство «украинских русских» считают Украину своей малой родиной, и уезжать не спешат.

В Россию – всем колхозом

Этот выбор характерен, главным образом, для населения тех регионов, которые изначально были записаны в непригодные для восприятия светлого европейского будущего. Это – Крым и Донбасс.

Надо отметить, что сами украинцы, при всей своей зацикленности на «соборности» (аж до исключения даже мысли о федерализме), скорее склонны были бы отпустить «ненужные» регионы, чем воевать за них, но… вмешались геополитические соображения Вашингтона, которому важно было устроить в Украине гражданскую войну и вовлечь в нее Россию.

Более детально я описал эту ситуацию в ряде статей (напр.: один; два и др.), останавливаться на ней не буду, но отмечу принципиально важный факт – население Юго-Востока тоже подверглось украинской пропаганде. Но восприняло ее по-своему. Те же жители Крыма и Донбасса были заранее обозначены в качестве «врагов государства» и обязаны были сделать выбор (см. напр.). Они его и сделали, обратившись за помощью к России.

Отмечу, выбор преимущественно (этнически или по духу) русского населения Крыма и Донбасса не был, разумеется, обусловлен только украинской пропагандой. Именно в этих регионах с самого 1991 года были основные «гнезда сепаратизма», именно эти регионы были базой политических сил, которые выступали за дружбу с Россией (до 1999 года это была Компартия, с 2004 – Партия регионов).

Другое дело, что достаточно богатой и влиятельной элиты, ориентированной в российском направлении, в Украине не сложилось, да и не могло сложиться. Пока были «красные директора», заинтересованные в сохранении кооперативных связей, не было встречного движения со стороны России. Когда же интеграционные инициативы со стороны России приобрели серьезный и последовательный характер, в Украине сложилась элита, откровенно боявшаяся подчинения Кремлю (если говорить о политике) и конкуренции с российскими олигархами (если говорить об экономике). Поэтому пророссийски настроенное население реализовать свои симпатии не могло. Помог, как ни странно, Евромайдан, который элиминировал большую часть старой элиты и позволил людям сделать свой выбор самостоятельно.

Читайте также:  Кулич или паска? Статья, написанная по итогам одного эксперимента

«Кацапо-бандеровцы»[4]

Эти люди не отказываются от русской самоидентификации, не отказываются от русского языка, но при этом видят себя в непримиримой оппозиции к современной России, русскому миру и лично Путину. Ярко выраженный представитель этой группы – доверенное лицо Коломойского Борис Филатов, не стесняющийся говорить о том, что именно команда днепропетровского губернатора строит настоящую Новороссию (и, что характерно, не подвергается за это преследованиям, хотя сам термин в современной Украине под запретом, а подобные фразы – полнее достаточное основание для заведения уголовного дела за «сепаратизм»).

Если у Филатова просто финансовый интерес, чей вектор, кстати, уже сменился (его старший партнер Геннадий Корбан уже признал, что ставка «Привата» на войну с Россией оказалась ошибочной и никаких особых доходов не принесла), есть люди, которые действительно считают, что их дело правое. Причины скатывания до состояния «кацапо-бандеровцев» разные (например, такие), но итог примерно одинаковый – скатывание до состояния российской оппозиции и братание с Васильевой и Шехтманом. Собственно, для российской либеральной оппозиции националистическая (!) Украина – та самая «идеальная Россия», за которую они борются. Помню, первый такого рода текст (авторства, кажется, Глеба Павловского), я читал еще в 1991 году…

Представители «кацапо-бандеровцев» наиболее заметны в медиа-пространстве, но на самом деле эта группа представляется не столь уж многочисленной. Дело даже не в том, что само по себе явление выглядит дико, а в том, что вызвано оно информационной войной. Еще недавно большинство представителей этой группы к России относились без ненависти, а с чувством, скорее, легко брезгливости. Они воображали себя продвинутыми европейцами, демократами и антикоммунистам, а Россия для них была отсталым медвежьим углом Европы, над которой, возможно, когда-нибудь взойдет европейское солнце. Но, от брезгливости к ненависти (направленной, кстати, не так на Россию, как на собственных сограждан) оказалось менее полушага.

[1] Точно так же закарпатец вполне может сказать, что его отец и дед были русинами, а сам он – украинец.

[2] Тут надо различать Донецкую и Луганскую области и территорию Донецкого угольного бассейна. К последней относится также Западный Донбасс (район Павлограда в Днепропетровской области) и Восточный Донбасс (в Ростовской области России). Не является Донбассом северная, сельскохозяйственная, часть Луганщины, которая относится к Слобожанщине и имеет характерное для этого региона «чересполосное» русско-украинское расселение.

[3] «Сознательный» (укр). На украинском новоязе означает национальную сознательность.

[4] От «кацап» – оскорбительное прозвище русских, появившееся, если верить украинским историкам, еще в XVII веке.

Опубликовано в №1 за 2015 год журнала «Балтийский мир».

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *