Проект конституционной реформы Украины

Проект конституционной реформы Украины от ДНР. Как это понимать?

13 мая представители народных республик Донбасса направили главе Верховной Рады Украины Владимиру Гройсману и участникам контактной группы проект поправок в Конституцию, который закрепляет особый статус Донбасса. По сообщениям СМИ, «предложенный проект, в частности, предусматривает „создание отрядов народной милиции, подконтрольной местным властям, официальный статус русского языка, особый экономический режим и другие права“. Также предусмотрена возможность заключения комплекса договоров и соглашений между центральными властями Украины и Донбассом».

Я не видел подготовленного в ЛДНР проекта, но, как сказал кот Бегемот, «теперь главная линия этого опуса ясна мне насквозь». Чтобы не присоединяться к автору известной фразы «не читал, но осуждаю», объяснюсь. У меня есть три причины со скепсисом относиться к предложенному республиками проекту — юридическая, политическая и стратегическая. Начнем с первого — в тексте сообщения меня зацепил «официальный статус русского языка». Не знаю, кто составлял проект, но он явно не очень задумывался над содержанием. Дело в том, что населению народных республик никто не запрещает уже сейчас использовать русский язык как официальный. Да, гражданская война на Украине началась с отмены языкового закона Колесниченко-Кивалова. Закона, который, кстати, многие, и я в том числе, критиковали за непоследовательность. Но вовсе не статус языка был причиной войны. Решение Рады об отмене этого закона так и не было утверждено президентом. Закон Колесниченко-Кивалова действует по сей день, и никто не мешает местным советам на территории ЛДНР (где они есть) принять решение о его региональном статусе. Зато после внесения таких изменений в Конституцию окажется, что право на русский язык как официальный имеют только жители ЛДНР, но никак не Харькова, Одессы или Днепропетровска. Спросите авторов, зачем это нужно Донбассу и России, но не ждите ответа…

Читайте также:  Теперь просто одна из колоний

Второе — политический аспект. С самого момента заключения минских соглашений было понятно, что, при имеющей место после февральского переворота политической ситуации на Украине, их выполнение невозможно. Т.е. Украина должна трансформировать свои органы власти таким образом, чтобы они не противоречили внешнеполитическим обязательствам страны. По сути это означает элиминацию добровольческих батальонов, «Правого сектора», «Народного фронта» вообще, или хотя бы прояценюковской его части. На настоящий момент, это обстоятельство даже не осмыслено украинским «политическим классом» (чтобы под этим термином ни имелось в виду), но визит Керри как бы намекает… В общем, для принятия изменений в Конституцию нужны существенные изменения во власти. Как минимум — смена правительственной коалиции, как максимум — самого состава парламента.

Помогает ли предложенный проект решить эту проблему? Нет. Поскольку его смысл — капитуляция Украины перед народными республиками. Вообще это правильный вывод — Украина таки потерпела поражение в войне. Но, с другой стороны, ополчение, все же, в Киев пока не вошло. Да и сам смысл Минских соглашений — в примирении. Со стратегической точки зрения надо помнить, что Украина, так или иначе, стоит на пороге очередной конституционной реформы, главным содержанием которой является глубокая «децентрализация». Суть этого термина: провести федерализацию так, чтобы не произносить слово «федерация» — оно на Украине под запретом. При этом в аппарате президента разрабатываются концепции, которые позволили бы и в «децентрализованном» государстве оставить регионы под возможно более полным президентским контролем. Стоит ли оставлять эту сферу без инициатив и контроля со стороны регионов и, в первую очередь, со стороны ЛДНР? В этом контексте, также, возникает вопрос — почему права, которые имеет Донецкая республика, не может иметь Днепропетровская область? Потому что первые — «наши», а вторые — нет? Первые оплатили, а вторые — нет? Так ведь не правда… Обе стороны «наши» и обе оплатили это право в братоубийственной войне, которая возникла из-за того, что одни региональные элиты не сочли возможным подавлять протесты, а другие — сочли.

Читайте также:  Почему не удается разорвать кольцо блокады

После Гражданской войны вешали «коломойских» и «филатовых», но не вешали тех, кто воевал под их знаменами. Возвращаясь к вопросу о том, какие же на самом деле предложения должны были бы выдвинуть народные республики Донбасса, надо вспомнить три существенно важных аспекта.

Во-первых, позиция России с самого начала состояла в федерализации Украины, как единственной гарантии ее территориальной целостности. Такие гарантии может дать только глубокая (пусть и разноуровневая) федерализация, а не создание федеративного государства Украины и народных республик Донбасса, что, фактически, закрепляет раскол страны и расшатывает целостность Украины, по изложенным выше причинам.

Во-вторых, благополучно «свернутое» движение «Новороссия» как раз и создавалось не в виде государственного образования, а как политическая сила сторонников федерализации. В результате, сейчас есть субъект межгосударственных, по сути, отношений, но нет субъекта, который мог бы действовать на территории народных республик и Украины (проект Медведчука «Украинский выбор» действует только на Украине, да и сам он во время переговоров представляет Украину).

В-третьих, а что, разве вопрос восстановления изначальных границ народных республик мирным путем снят с повестки дня? Нет? Почему он тогда не упомянут в конституционных предложениях?

Резюме мое такое. ЛДНР должны были выдвинуть свои предложения как программу территориального переустройства Украины. Если уж они согласились с тем, что должны жить в «этой стране». Но эти предложения надо воспринимать не как отдельные правила для ЛДНР, а как общие принципы обустройства будущей Украины. И понимать их надо именно в таком ключе.

При этом надо помнить, что разные регионы Украины обладают разной степенью субъектности (не всюду есть не только достаточно сильные элиты, но даже и просто достаточный уровень местного патриотизма). А значит и условия для всех должны быть разными, т.е., нужен не только перечень возможных «вкусняшек», но и порядок их получения. А заодно и прописанное право местных общин самим выбирать субъект с соответствующим набором полномочий, в котором они хотели бы находиться.

Читайте также:  Минский процесс. Состояние развития или состояние застоя

P.S. Поймет ли Киев суть этих предложений — не так уж важно. Встреча Керри с Путиным и Лавровым, а также мнение клуба международных кредиторов Украины подсказывает, что Киеву, если что, напомнят. Ну а России стоит помнить, что США еще не сдались и если уж они уступают (уступают ли?) украинский «плацдарм», то в ближайшее время следует ожидать нового. Македония? Беларусь? Не пора от реагирования на кризисы переходить к их планированию?

ИА REGNUM