Год Порошенко

Год Порошенко: путешествие без карты

Я по прежнему не верю, что Порошенко проведет на посту президента весь свой срок. То, что он удержался на протяжении года - уже большое достижение.

Минул год с момента избрания Петра Порошенко президентом Украины в первом туре. Избрания неожиданного для многих людей, в том числе — для самого Порошенко. Еще за полгода до того он, хотя входил в высший политический истеблишмент и считался одним из умнейших и перспективнейших украинских политиков, претендовать на первые посты в государстве не мог. Его участие в Майдане-2014 было слишком незначительным, чтобы стать президентом на волне революционной волны. Правда, среди актива майдана его кандидатуру начали обсуждать еще в конце 2013 года.

Эта неожиданность во многом предопределила итоги первого года правления Порошенко. А итоги эти я, например, при всем уважении к Петру Алексеевичу, считаю во многом неожиданными.

Неожиданности

Неожиданностью номер раз было то, что первый год президента Порошенко он вообще состоялся.

Во-первых, были сомнения, что «хунта» в принципе сможет провести президентские выборы. Речь идет не о сложном, с технологической точки зрения, процессе, сбои в работе которого начались отнюдь не после Майдана. Еще на выборах 2010 года ощущался дефицит подготовленных членов участковых избирательных комиссий, кто же считал голоса на выборах 2014 года трудно даже представить. В общем, существовали обоснованные сомнения в том, что в принципе удастся провести выборы на большей части территории страны и свести результаты так, чтобы «художественное рисование» не было уж совсем очевидным.

Тем не менее, выборы были проведены, и результат оказался правдоподобным (хотя сомнений в массовых фальсификациях нет).

Во-вторых, было сомнительно, что результаты выборов будут признаны кем-то, кроме США и ЕС, которые считают «демократическими» те выборы, на которых победили назначенные Госдепом «демократы». Тем более, что выборы были неконституционны (Порошенко избирали при живом и действующем президенте Януковиче) и проходили в обстановке террора против оппозиционных кандидатов (Царев) и избирателей (Одесса, Мариуполь).

Тем не менее, результаты выборов были признаны Россией. Соображения, впрочем, были вполне очевидными, хотя и, с точки зрения многих украинцев, циничными. Раз уж в Украине есть какая-то власть, то с ней надо иметь дело. Тем более, что Москве удавалось договариваться даже с Турчиновым и Яценюком, а уж на их фоне Порошенко выглядел намного адекватнее и договороспособнее.

В-третьих, удивительно было, что Порошенко удалось продержаться год в условиях чудовищного кризиса системы государственного управления, продолжающейся гражданской войны и угрозы военного переворота со стороны националистов и конкурентов (в лице, например, Яценюка или Коломойского).

Впрочем, успехи Порошенко на этом поприще объясняются отнюдь не только его собственными способностями, но и поддержкой со стороны США (которые довольно эффективно «усмирили» Коломойского), а также России (которая отказалась от свержения киевского режима военным путем и не дала развалиться украинской экономике).

Ожиданности

Были, конечно, и моменты, которые вполне подпадают под формулировку Станислава Леца — «нехорошо подозревать, если полностью уверен».

Читайте также:  Слабоумие и отвага. Зависимость украинской политики от выборов в США

Публичные заявления Порошенко традиционно носят характер бреда. Чего стоят, например, многократные повторения фантастических выдумок о «российской агрессии», доказательств которой до сих пор нет, и «лучшей армии Европы», которая уже год безуспешно пытается подавить народное восстание на Донбассе.

Эта особенность связана не с какой-то исключительной лживостью Порошенко, а с необходимостью находиться в контексте развернутой против украинцев пропагандистской войны. Война эта ведется украинскими СМИ, но планируется и направляется она из-за рубежа. Влиять на происходящее в информационной сфере страны Порошенко не может, а значит, вынужден приспосабливаться к внедренным в нее идеологемам. В противном случае его просто не поймут.

Одним из примеров таких идеологем является официально провозглашенная цель Порошенко — евроинтеграция. Правда, сам Порошенко отлично понимает, что никакого вступления Украины в ЕС не будет. На это намекает даже его официальная предвыборная программа, в преамбуле которой содержатся рассуждения о том, что отказ от подписания соглашения с ЕС был только поводом для Майдана.

Во-первых, потому, что сам Европейский Союз этого не хочет. Даже в лучшие времена евроинтеграционные фантазии не могли идти дальше создания зоны свободной торговли с ЕС и упрощения визового режима для отдельных категорий граждан. Сейчас и это выглядит несбыточной фантазией — ЕС уже не интересует уничтоженный войной и «реформами» украинский рынок, а перспектива безвизового режима воплотилась в массовом отказе в выдаче виз. Результатом Евромайдана стала окончательная утрата европейской перспективы, о чем, впрочем, оппоненты нынешней власти говорили с начала протестов.

Во-вторых, потому что такой цели не ставит Госдеп, осуществляющий внешнее управление украинским кризисом. Возможно, раньше такая цель и была — США охотно способствовали ослаблению Евросоюза при помощи включения в его состав слабосильных, но густонаселенных восточноевропейских стран. Сейчас задача другая — создать зону нестабильности между Россией и Европой, исключить налаживание между ними нормальных отношений. Украинский проект для США чисто служебный и от него в любой момент могут отказаться, с катастрофическими последствиями для страны и ее руководства.

Ну и, наконец, было изначально понятно, что Порошенко — действительно «президент мира». Просто потому, что быть президентом в стране, раздираемой гражданской войной — не слишком приятный способ самоубийства. Другое дело, что привести страну к миру непросто.

Первым способом решения этой проблемы было достижение военной победы в ходе АТО, вторым — подписание Минских соглашений. Однако надо понимать, что прекращение т.н. «АТО» на Востоке, имеющей характер межгосударственной войны, окончания гражданской войны не означает. Даже более того, прекращение боевых действий там означает «расползание» войны на остальные территории, причем не обязательно потенциально сепаратистские. Хотя мало кому покажется, что налет на автозаправку и перестрелка с милиционерами в Киеве — не банальная уголовщина, а акт гражданской войны. Но ведь это именно так! Не только ветеранам АТО, но и, например, мне, непонятно, почему грабеж заправки в Луганской области — подвиг, за который дают награды, а таковой же акт в Киеве — преступление.

Политическая реформа

В своей программе Петр Порошенко обещал провести глубокую политическую реформу. Увы и ах, за первый год своего президентства он только подошел к выполнению этих обещаний.

Читайте также:  Внутренний враг: с кем воюет Порошенко

Провести парламентские выборы удалось, но прошлый созыв Рады не смог принять обещанного чисто пропорционального закона. Казалось бы, чего проще — взять закон, по которому уже проводились выборы 2006 и 2007 года, но депутатам захотелось иметь региональные списки… Самое интересное, что, по мнению большинства наблюдателей, в проведении выборов по смешанной системе был заинтересован именно Порошенко — его блок получил меньше голосов по пропорциональной системе, чем премьерский «Народный фронт».

Децентрализация власти не состоялась. Только сейчас, причем под сильнейшим международным давлением, этот вопрос выходит в практическую сферу. Ранее выдвигались проекты, которые, фактически, ставили местное и региональное самоуправление под контроль администрации президента (что, кстати, прямо противоречит обещаниям Порошенко —авт.).

Не был принят обещанный закон о парламентской оппозиции. Причем мотивация очень простая — большинство не против оппозиции, но оппозиции «правильной», которая бы ни в коем случае не критиковала бы деятельность власти.

«Прозрачность» структуры собственности СМИ и создание общественного телевидения также остается на повестке дня. Впрочем, тут Порошенко винить не в чем, как я указал выше, на пропагандистской деятельности СМИ это никак не отразится.

Обещания защищать права украинцев Крыма и крымских татар так и остались обещаниями — беженцы с «оккупированных территорий» так и не получили элементарного материального обеспечения.

Сохранение статус-кво в языковом вопросе пока сводится к невыполнению закона о государственной языковой политике, хотя с отменой этого закона президент и не согласился.

Ну и, наконец, так и непонятно, что подвигло президента обещать появление на протяжении первого года безвизового режима. С одной стороны, безвизовый режим прямо не связан с соглашением об ассоциации. С другой, его собственно, и не обещали — речь шла об упрощении визового режима для отдельных категорий граждан. В любом случае, безвизовый режим не означает возможности свободного выезда на работу в страны ЕС.

Экономические реформы

Порошенко обещал изучить опыт стран Восточной Европы и Грузии. Обещание было выполнено — в правительство были привлечены грузинские и европейские специалисты, спешно получившие украинское гражданство, а правительство Яценюка начало «шоковую терапию», за что удостоилось похвал могильщика польской экономики Бальцеровича.

За год реализации этого курса экономика страны была поставлена на грань краха, а иностранные специалисты начали из правительства потихоньку бежать, объясняя свое поведение непроведением реформ. Это неправда — реформы проводятся, но в Польше, Литве и Грузии не шла гражданская война и имелся внешний источник финансирования (вспомним списание польского долга — авт.). Откуда следует вывод — никто ничего не изучал. Тупо скопировали.

Что еще?

Реформирование правоохранительной системы и судов. В этом направлении сделано очень много — собственно, правоохранительная система разрушена и своих функций не выполняет. Что, конечно, отражается на бизнесе. Судебная реформа пока не заметна, но нет сомнений — если она будет последовательно проведена, времена Януковича будут вспоминаться как период существования настоящего правого государства.

Особенно очаровательно выглядит заявление об улучшении качества и стоимости услуг в жилищно-коммунальном хозяйстве (ЖКХ). Монополия в этой сфере, правда, не разрушена, так что украинцев ожидает еще много открытий чудных. Стоимости есть куда расти, а качеству — ухудшаться.

«Коррупционный налог» на бизнес вырос многократно, оффшоры работают, снижения налогов не заметно — идет процесс прямо противоположный (под лозунгом — война же).

Читайте также:  Попали под раздачу? Зачем Украина вводит санкции против украинцев

Открытие мировых рынков, путем подписания соглашения с ЕС, действительно состоялось. Только результатом стало обвальное сокращение украинского экспорта. Лишившись российского рынка украинская экономика понесла огромный ущерб, а европейский рынок перед ней лишь слегка приоткрылся. Что, собственно, и прогнозировалось.

А вот обещание сделать сельское хозяйство «точкой прорыва» действительно выполнено, хотя не за счет повышения эффективности аграрного сектора, а за счет сокращения промышленного производства. Впрочем, учитывая резкое сокращение обработанных площадей в начале 2015 года, ситуация тут будет ухудшаться.

Безопасность

Год правления Порошенко вовсе не увеличил безопасность украинских граждан. Правда, я считаю некорректным сравнения уголовной статистик начала 2015 и начала 2014 года — год назад преступлений было гораздо больше, но их никто не фиксировал, потому что общество было преисполнено «достоинства».

Но факт остается фактом — за год было сделано очень много для разжигания общественных конфликтов на основе языка, идеологии и религии. И будет сделано еще больше — этого требует Госдеп.

Правда, обещанная работа по укреплению обороноспособности действительно начата — в стране появилось подобие армии, оборонно-промышленный комплекс обеспечивается заказами. Впрочем, безопасность страны от этого не увеличилась, зато возникла отсутствовавшая в предыдущие годы угроза военного переворота. Он до сих пор не произошел только из-за никчемности украинских генералов и отсутствия поддержки со стороны США. Сейчас не 70-е годы, и считается важным сохранять видимость демократических институтов и процедур (при почти полном их отсутствии — авт.).

Энергетическая безопасность действительно увеличивается, но только за счет снижения потребления газа промышленными предприятиями. Энергетическая система почти весь год находится на грани развала. Утрата страной статуса транзитера газа — дело нескольких лет. И перспективы тут самые печальные.

Резюме

В общем, подавляющее большинство предвыборных обещаний Порошенко выполнено не было или же выполняется с точностью до наоборот. Причем далеко не всегда происходящее можно объяснить слишком коротким промежутком времени.

Собственно, к числу реальных успехов можно отнести только подписание соглашения об ассоциации с ЕС и прекращение войны в Донбасса (причем никто точно не может сказать, прекратилась ли она вообще или только временно заморожена).

Могло ли быть по-другому?

Думается, нет. У Порошенко изначально не было внятной стратегии реформирования страны и сколько-нибудь полного контроля над проведением реформ. Правительство действует самостоятельно и явно находится в оппозиции к президенту. Парламент плохо управляем и в нем слишком много людей, которых там, в принципе, не должно быть (одна коллекция «полевых командиров» чего стоит). Многие отрасли (например — работа СБУ) вообще управляются из-за границ Украины.

Поскольку большинство негативных факторов продолжают действовать, прогноз не очень хороший. Я по прежнему не верю, что Порошенко проведет на посту президента весь свой срок. То, что он удержался на протяжении года — уже большое достижение.

Украина.ру