Захват Крыма

«Как на Украине, только лучше» уже не будет

Что же получили крымчане за год? Я думаю, всего три вещи.

Во-первых, крымчане не стали первыми жертвами гражданской войны. Хотя и это не совсем так, люди, погибшие во время митинга 26 февраля в Симферополе, были одними из первых, но дальше этого, к счастью, не пошло.

«Чтобы сохранить свою «самость» в России, крымчанам самим надо стать другими»

Внезапный десант «вежливых» сорвал планы по превращению Крыма в площадку гражданской войны. Татары испугались, армия растерялась, «поезда дружбы» не доехали.

Можно сказать, что это заслуга не крымчан, а российских властей? Можно. Но какая разница, если для Крыма историческое развитие пошло по наименее жестокому и кровавому пути?

Во-вторых, удалось сравнительно быстро купировать крымско-татарскую проблему. Справедливости ради надо указать, что до этого проблема была остра, в основном из-за того, что ее постоянно подпитывали местные власти.

Сами по себе татарские самозахваты, как считают многие аналитики, возникли благодаря тому, что Николаю Багрову (председателю крымского Верховного совета в начале 90-х) потребовалось показать Киеву взрывоопасность ситуации в регионе и его, Багрова, незаменимость.

Впрочем, было бы глупо отрицать остроту проблемы социальной и исторической справедливости в Крыму, о чем уже неоднократно говорил Владимир Путин.

В-третьих, крымчане наконец почувствовали себя русскими. Но почувствовать себя русским и стать русским – не одно и то же. Крымчане это только начинают понимать.

Теперь то, чего крымчане не только не «здобули», но, наверное, еще и не поняли.

На Украине Крым всегда был наименее интегрированной частью страны, что касалось и населения, и элит. Он всегда был особый, отдельный, что существенно облегчило его возвращение в Россию.

Читайте также:  Война и мир - Волкер и Минск(ер)

Но что мы видим сейчас? То же самое – Крым остается наименее российской частью России. Во многом эта ситуация искусственна, поскольку тех представителей крымской элиты, которые нашли в себе смелость пойти новым путем, надо было наградить, а санкции и отсутствие «сухопутного моста» ограничили связь Крыма с «большой землей» (в этом отношении реализовалось предвидение об «Острове Крым»).

Не стоит идеализировать и региональные элиты в России – последние новости с Сахалина говорят о готовности российских властей бороться с коррупцией, но не говорят об эффективности власти (уж очень смешно выглядят претензии к главе администрации богатейшего края).

Увы. Россия принесла в Крым деньги, но не принесла нового качества управления. Более того, Крым вполне может привнести в российскую практику управления, как образно выразился Семен Уралов, свою порцию трупного яда.

То же, что касается управленческой элиты, можно отнести и к населению.

Сейчас многие выдвигают претензии крымчанам – почему вы, дескать, так гордитесь своей победой? Вы ведь не умылись кровью и копотью, как Донбасс и Одесса, и вообще – за вас все Москва сделала…

На мой взгляд, так говорить жестоко и несправедливо. Крымчане сделали все от них зависящее, чтобы доказать свой российский выбор. Да, зависело от них намного меньше, чем от луганчан и одесситов, но их стремление было совершенно искренним и они сделали достаточно. Хотите ругать Россию? Ругайте.

Никакие геополитические расчеты не оправдывают гибели донецких и луганских детей. Но война – искусство богов. А боги, увы, далеки от переживаний людей.

Проблема, думаю, тут совсем в другом.

На Украине мало кто осознает, насколько русские отличаются от украинцев. Не вообще – в этнокультурном отношении, а на данном этапе. Украина последние 23 года была государством глубоко социальным. Я очень не люблю это слово, но Украина – «совок».

Читайте также:  Уроки 1812 года: как из недопобед складывается одна большая победа

В полном соответствии со старым анекдотом, она вышла из СССР последней. Сейчас на Украине только задумываются над теми антисоциальными реформами, которые в сверхлиберальной (даже по сравнению с США) России уже давно проведены.

В результате русские действительно другие. Они более жесткие, мобильные, деловые, и крымчане будут им постоянно проигрывать в простой и честной конкуренции.

Они и проигрывают – Крым сейчас во многих отношениях стал частью Краснодарского края. Более того, когда Новороссия (большая или малая) силой тех или иных геополитических ветров вернется в «большую Россию», она окажется сильнее Крыма и легко его поглотит.

Крымчане должны понять, что «все так же, как на Украине, только лучше» никогда уже не будет. Чтобы сохранить свою «самость» в России, им самим надо стать другими. Причем догнать сначала Россию, а потом и Новороссию. Прогресс тут есть – многие крымчане воюют в составе армии Новороссии.

ВЗГЛЯД