Русский бизнес на Украине

Что происходит с русским бизнесом на Украине?

Безусловно, с приходом новой, антироссийской и националистической власти риски для российского бизнеса на Украине существенно выросли. Направлений таких угроз было несколько.

Непоследовательные угрозы

Безусловно, следовало ожидать, что определенное давление на российский бизнес будет оказывать правительство. И оно, вроде бы, действительно проявляло активность на этом направлении.

Еще 18 марта 2014 года министр юстиции Павел Петренко пообещал, что если Россия начнет национализировать украинскую собственность в Крыму, это будет основанием для конфискации российской собственности на Украине. По информации СМИ, речь шла примерно о 172 физических лицах и 65 компаниях.

21 марта Арсений Яценюк в той же связи заявил, что «мы сейчас ведем серьезный разговор о финансовой ответственности России за события, которые произошли в Крыму. Именно Россия с применением оружия совершила вооруженное ограбление Украины и в том числе национализировала десятки объектов государственной собственности Украины. Речь идет не о миллиардах, а сотнях миллиардов долларов».

В лучших традициях украинской виртуальной политики никакие реальные действия в подтверждение этих инициатив cделаны не были — ни о конфискациях, ни об обращениях в международные суды с тех пор никаких известий не поступало.

Мягкое давление

Впрочем, если правительство только говорило, то отдельные государственные органы предпринимали реальные действия против российских предприятий.

Например, в мае 2014 года Фонд госимущества потребовал от Николаевского глиноземного завода, входящего в империю Дерипаски, вернуть причалы Днепро-Бугского морского торгового порта «в связи с окончанием срока аренды». Завод арендует эти причалы уже 15 лет.

По сообщениям СМИ, ФГИ вроде и не против был продлить аренду, но почему-то заартачился Минтранс. Хотя смысла в этом никакого нет — отсутствуют как претензии к использованию порта НГЗ, так и какой-то другой вариант его использования (порт, собственно, только из причалов НГЗ и состоит). Так что, скорее всего, смысл заключается именно в блокировании работы завода. Сейчас НГЗ продолжает судиться за право пользоваться причалами.

Читайте также:  Свято наближається. Петр Алексеевич начал праздновать и говорить

Более «мягкий» вариант был с «Лугансктепловозом», принадлежащим российскому «Трансмашхолдингу». На протяжении года завод несколько раз прекращал работу из-за разрушения энергоподстанции в результате артиллерийских обстрелов города, а в начале декабря собственник принял решение перевести заказы в Коломенский тепловозостроительный завод и Брянский завод тепловозных дизелей. В феврале легендарная «Октябрьская революция» была окончательно остановлена из-за непоставок комплектующих в результате введенной Киевом блокады региона.

«Мягким» я этот вариант называю исключительно потому, что давление осуществлялось не конкретно на российского собственника, а на весь регион в целом.

Старые следы

Сама тема статьи навеяна, конечно, недавним (12 марта) решением Верховного Суда, который удовлетворил иск Генпрокуратуры о возвращении в государственную собственность 68,01% акций ОАО «Запорожский производственный алюминиевый комбинат», принадлежащий сейчас российской компании «Русал».

Самое забавное, что именно к особенностям жизнедеятельности российского бизнеса на данном этапе ситуация вокруг ЗАлКа прямого отношения не имеет. Иск о возвращении предприятия в госсобственность был подан еще в 2012 году, в связи с остановкой производства первичного алюминия, что было расценено как нарушение инвестиционных обязательств.

«Приватовский» беспредел

Свой вклад в давление на российский бизнес на Украине внес и одиозный губернатор Днепропетровской области Игорь Коломойский.

24 сентября зампред главы областной администрации Геннадий Корбан сообщил, что намерен национализировать имущество россиян в Киеве в ответ на национализацию своей недвижимости в Крыму (в сентябре правительство Крыма действительно национализировало собственность группы «Приват», включая имущество партнера Коломойского Корбана). Конкретно речь шла о киевском торговом центре «Океан-Плаза», совладельцем которого является Аркадий Ротенберг. 2 октября другой замгубернатора, Борис Филатов, пожаловался, что, дескать, «оккупанты грабят патриотов».

Поскольку Корбан и Филатов имеют устойчивый имидж отмороженных рейдеров, реакция последовала довольно быстро — 6 октября Ротенберг заявил, что, под давлением введенных против него санкций, вышел из собственности московской девелоперской компанией «ТПС Недвижимость», которой принадлежит «Океан-Плаза».

В других же случаях действия «Привата» наступали быстрее.

Читайте также:  Склады горят, значит это кому-нибудь нужно. О совпадениях

Например, в середине октября бойцы батальона «Киев-1» захватили в Киевской области Васильковскую нефтебазу, арендованную ООО «Восток», которое входит в группу компаний «Роснефть». На базе было украдено ок. 30 тыс. литров дизтоплива на $ 13 млн.

22 ноября был захвачен Одесский нефтеперерабатывающий завод (кстати, со второй попытки — первая была 13 октября). Целью было не само предприятие (фактически принадлежащее российскому банку ВТБ), а находящаяся на нем давальческая нефть, завезенная структурами предыдущего владельца завода — члена «Семьи» Януковича Сергея Курченко. Эта нефть была откачана, формально — в пользу государственной компании «Укртранснефть», а фактически — в пользу группы «Приват», которая эту компанию контролирует. Кстати, технологическая нефть из трубопровода, ведущего к заводу, была откачана еще в мае (благо, предпредыдущий владелец, российский же «Лукойл», прекратила поставки на завод еще в декабре 2013 года).

Кстати, сам Коломойский считает, что Одесский НПЗ не нужен, поскольку мешает экологии Одессы. А 17 марта 2015 года работники завода пикетировали ОГА, требуя вернуть долг по зарплате за 7 месяцев…

Бег

В конце декабря стало известно, что Алексей Мордашов («Северсталь»), начал продажу предприятия «Днепрометиз» (треть украинского рынка проволоки, гвоздей, крепежа и т.п.) одной немецкой частной компании. Сделку рассчитывают закрыть в 2015 г.

«Евраз» Романа Абрамовича продает Днепродзержинский коксохимический завод компании Рината Ахметова. Абрамовичу принадлежит Днепропетровский металлургический завод им. Петровского и горно-обогатительный комбинат «Сухая Балка» (Днепропетровская обл.). Отношения Абрамовича и Коломойского неровные — оба недовольны сделками по активам в Днепропетровской области.

Резюме

Не смотря на то, что Россия — «враг», главные проблемы российского бизнеса на Украине связаны вовсе не с этим. Угрозы со стороны официального Киева пустые. Например, российские МТС и «Вымпелком», контролирующие значимую часть стратегически важного рынка мобильной связи, чувствуют себя неплохо.

Государство, бывает, делает мелкие гадости. «Приват» делает гадости крупные, но надо понимать, что Коломойский — рейдер, и, в условиях отсутствия в стране прочной государственной власти, он ведет свой бизнес только таким образом. Кстати, никаких особых комплексов по отношению именно к российскому бизнесу у него нет — точно также он грабит и украинских олигархов…

Читайте также:  Удастся ли Порошенко «отмыться» перед Трампом?

Самое главное, в общем-то, не государственное или частное рейдерство. В той же истории с ЗАлКом точно имеет прямое отношение к жизни российского бизнеса в современной Украине остановка вообще всякого производства на предприятии в августе прошлого года. Заказов нет. И подписание Соглашения об ассоциации с ЕС никак на эту печальную ситуацию не повлияло.

Сейчас Украина даже в отрыве от темы гражданской войны перестала быть интересной для ведения бизнеса. И в этом — главная проблема российского капитала на Украине.

Украина.ру