Минские переговоры

Новый формат Минска

Фактически несостоявшиеся переговоры в Минске заставляют думать о новом формате мирного процесса.

Прежде всего, несмотря на упорные попытки Киева изменить формат и ввести в него «хозяев» из США, альтернативы именно минскому формату нет. Что бы там ни фантазировал украинский МИД, который «не ведет переговоров с террористами», главное условие переговоров — участие в них представителей ДНР и ЛНР. Иначе ничего не получится.

Относительно состава делегаций, которые вызывают нарекания с обеих сторон, считаю, что претензии обеих сторон на участие в переговорах высших должностных лиц надуманы.

Украинская сторона требует присутствия Захарченко и Плотницкого, но не признает их в качестве руководителей республик. Или признает, раз уж требует? Тогда нужно прекратить комедию с признанием республик «террористическими организациями» и учитывать результаты выборов 2 ноября.

Если народные республики Донбасса остаются в составе Украины (а они таки остаются), то им странно настаивать на протоколе, соответствующем межгосударственным отношениям.

Относительно реальных полномочий переговорщиков можно сказать только то, что при наличии реального желания договариваться полномочия эти особого значения не имеют. В прошлом году ЛНР и ДНР договаривались с тем же самым Кучмой, имеющим те же самые полномочия, и сумели-таки выторговать для Донецка несколько дней без обстрелов перед Новым годом. При отсутствии же желания договариваться никакие полномочия не помогут.

В дальнейшем, когда переговоры перейдут в стадию консультаций между Киевом и Донецком с Луганском, надо будет подумать о статусе представителя президента в ЛДНР. Статус этот должен быть прописан в законе. Тогда и вопросов не будет. Но до этого пока далеко.

Читайте также:  Не спите, мало ли. Главные риски и угрозы Украины в 2017 году

Часть конфликта, насколько можно понять, связана с личностью переговорщика. По моему мнению, Кучма на последней встрече повел себя крайне некорректно и несет значимую часть вины за срыв переговоров.

Народные республики, как я понимаю, хотят видеть представителем Виктора Медведчука. Поскольку он является не просто сторонником, а активным проводником идеи федерализации Украины, то для него особенно важно успешное проведение этих переговоров. И для достижения мира, и для сохранения целостности Украины в нынешних границах, и для реализации своих идей, и для политической перспективы (уверен, что на следующем этапе переговоры придется вести с властями Днепропетровской области).

Однако это обстоятельство гарантирует невосприятие Медведчука «партией войны» в Киеве. Для Порошенко такое назначение — сильнейший вызов. Если его не принять, то внешнеполитический вес президента радикально упадет.

Если говорить о содержательной части переговоров, то народные республики настаивают на двух моментах — проведении новой линии разграничения и прекращении блокады.

Сентябрьская линия разграничения была неактуальна еще в сентябре, поскольку за время переговоров ЛНР и ДНР приросли значительными территориями, не занятыми украинскими войсками. Сейчас ситуация еще более интересная — не очень верится, что достичь соглашений удастся до перехода боев в районе Дебальцева в позиционную стадию. А они, учитывая объявленную мобилизацию, вполне могут перейти в эту стадию гораздо западнее Дебальцева…

Жаловаться Украине не на что. Во-первых, это и так существенная уступка со стороны народных республик, которые исходят из того, что их границы должны совпадать с административными границами областей. Во-вторых, как совершенно верно заметил Сергей Лавров, как бы ни проходила линия разграничения, территория с обеих ее сторон будет украинской. В-третьих, никто не мешал Верховной Раде закрепить границы ЛНР и ДНР отдельным решением, что предполагалось законом об особом порядке местного самоуправления.

Читайте также:  С новыми силами: Законотворческая активность депутатов после новогодних праздников

Относительно же прекращения экономической блокады двух мнений быть не может. Складывается абсурдная ситуация — под лозунгами «единой страны» Украина выпирает народные республики из своего состава, в то время как они силой оружия стремятся удержаться в ее составе. И кто тут сепаратист?

Что касается всех проблем, которые якобы не дают перечислять средства и вынуждают устанавливать пограничный режим, то они давно уже решены в минских соглашениях и собственном же украинском законе об особом порядке местного самоуправления.

P.S.: Сейчас чуть ли не основным препятствием, порождающим сомнения в возможности договориться, является предстоящий переворот в Киеве. Кажется, уже большинство аналитиков полагает, что Дебальцевский котел будет означать конец не только министра обороны, но и президента Порошенко.

Однако, последние сигналы со стороны Корбана и Филатова (интересный анализ, с которым я в целом согласен, здесь), которые стоят за спиной «партии войны», заставляют полагать, что даже и в случае ее победы переговоры возможны. Хотя, конечно, «приватовцы» — не самые надежные и приятные партнеры, да и условия, на которых они, по-видимому, намереваются договариваться, как представляется, вновь включают в себя серьезную недооценку рисков для группы «Приват»…

Кстати, поверьте мне — ни один бандеровец (будь он хоть трижды «жидо-» или «кацапо-»), никогда не будет размахивать книжкой Владимира Корнилова и ссылаться на нее.

Актуальные комментарии