Диктатура послезнания

Один из моих знакомых «патриотов» опубликовал в ФБ небольшой текст историсофского содержания:

«Украинцы – такие мазохисты... В семнадцатом веке присягнули московскому царю, понимая это так, что и царь им немеряно доброго даст. Царь же далеко, а значит, не навредит!

Получили налогообложение на содержание стрельцов.

В восемнадцатом веке не пошли за Мазепой, а слали челобитные, опять-таки, царю. Но уже в Петербург. А то ж Мазепа здесь обдирает, а царь – он далеко, а значит, не навредит!

Получили крепостное право.

В 1918 году не захотели поддержать Украинское Государство. А то ж оно закупает зерно по 50 % цены. А большевики – они далеко, они не навредят!

Получили продразверстку, а потом Голодомор.

Сейчас не хотят воевать на Донбассе. Это ж далеко, это украинцев не касается, и вообще, может, Путин даст бесплатный газ!

Ну, "Моторола" прийде – порядок наведе.

Дождемся, украинцы.

Как всегда...

Перефразируя известного Задорнова, Бог создал украинцев, чтобы все остальные понимали, как не надо делать.

Впрочем, кажется, некоторые украинцы уже тоже поняли.

На них и надежда».

Что характерно для этого текста?

Первое и главное – послезнание, довлеющее над выводами. Я мог бы сказать, что в данном случае использование послезнания – пропагандистский прием (тем более, что это действительно так – автор типичный пропагандист, чьи суждения очень слабо связаны с объективной реальностью). Но я не скажу, поскольку текст достаточно характерный, в Украине такие тексты позволяют себе продуцировать не только пропагандисты, но и «профессиональные историки».

Читайте также:  Сага о ПТР

Что в данном случае «послезнание»? Автор считает, что знает, какую цену заплатили за выбор, взвесил и нашел ее чрезмерной. Следовательно – выбор был неправильный и можно предков за него пожурить и сделать душеспасительный вывод на будущее. Дескать – не делайте так, делайте не так.

Однако, таким образом делать выводы некорректно.

Чтобы оценить, правильно сделан выбор или нет, не надо знать, что было потом. Надо проанализировать информацию, наличную у субъекта принятия решения на момент этого самого принятия. Только исходя из этого можно сделать корректный вывод о том, правильно ли принято решение.

Например, в 1654 году о царе не думали. Думали о войне, татарских грабежах, а вывод делали исходя из того соображения, что по тем временам национальность определялась по вероисповеданию. Поляки – католики, турки – мусульмане, московиты – православные. Вот вам и весь выбор. Сделать «неправильный» практически нереально. Вот если бы выбор был сделан какой-то другой – это и был бы самый настоящий мазохизм.

Если мы все же решили использовать эффект послезнания, им тоже надо правильно пользоваться – проанализировать ситуацию. Понять, какие были реальные выходы.

Самый краткий набросок. Равноправные отношения невозможны. Польша сохранить Украину в своем составе не хочет – отказывается уважать права православной шляхты (собственно, дело не в этом даже – мало того, что не хотела, еще и не могла…). «Дружба» с татарами стоила слишком дорого и вызывала возмущение людей. Опять же – цугцванг. Хороших шагов нет, есть реальные и нереальные. Автор не знает, что пешка не прыгает через фигуры противника.

Ну и самое главное – игнорирование «посленезнания». История не имеет дела с повторяющимися фактами, которые можно подтвердить экспериментально. Чтобы сказать – цена была чрезмерно высока, надо знать, какова была бы цена в других возможных вариантах. Мы не знаем. Можем только предполагать. А это уже не история, а фантастика.

Читайте также:  Ривлиняку на гилляку! Политическая психология оценок Бабего Яра

При таком подходе к истории нельзя сделать сколько-нибудь разумный прогноз будущего. Хотя тут, как раз, все порядке, поскольку срабатывает такой важный аспект украинского псевдоисторического дискурса как виктимность. Украинцы – вечные жертвы геноцида. Они всегда делают выбор, который ведет к этому самому геноциду. Мазохисты же ж…

Я совершенно уверен, что через несколько лет украинские идеологи будут убеждать свою паству – Майдан устроил Путин, чтобы развалить украинское государство. Собственно, нынешние пропагандисты постоянно балансируют на грани такого утверждения. Вспомним хотя бы «героев» «Правого сектора», которых еще 1 декабря позапрошлого года успели окрестить «провокаторами» и «титушками» («правосеки», кстати, со значением напоминают об этом факте идеологам, но идеологи намеков не понимают).

Фразу о надежде надо понимать так, что усилиями пропагандистов украинцы-мазохисты постепенно отмирают, а на их место идут неукраинцы-немазохисты, которые  не будут проигрывать. В это верится с трудом – ведь учатся неукраинцы на той же самой версии «истории» которая по умолчанию подводит к мазохизму. В конце концов, Захер-Мазох – тоже наш земляк.