Яценюк и реформы

Яценюк и реформы

Недавно мне задали вопрос – может ли нынешнее правительство Украины проводить реформы? И тут же было выдвинуто предположение, что обострение ситуации в Донбассе вполне может быть поводом для того, чтобы реформы не проводить.

Я, если честно, так растерялся, что даже не нашел что ответить. Ведь, казалось бы, реформы проводятся, но их – не замечают! Вот, например, не так давно внесли изменения в закон об СНБО. Реформа? Реформа. Еще какая! Ведь закон, фактически, ограничивает конституционные полномочия президента в сфере национальной безопасности…

Впрочем, нынешняя власть просто не может не проводить реформы.

Во-первых, потому, что существовавшие раньше системы управления и распределения сейчас практически не работают. Денег критически не хватает, а, значит, в консерватории что-то нужно менять.

Во-вторых, даже если бы правительство само не инициировало реформы, их инициировали бы «легионеры», которые, судя по всему, функционируют совершенно отдельно. Например, не смотря на сопротивление Арсена Авакова, ему все же всучили Эку Згуладзе, которая тут же развернула реформу ГАИ по грузинскому образцу.

Так что реформы таки проводятся и боевые действия им не мешают. Вопрос вообще в другом – в тактике и стратегии проведения реформ.

С тактической точки зрения наблюдается полный швах.

То, что начатые в разное время реформы не могут быть увязаны друг с другом, это мелочи. Проблема в том, что само представление о реформах и у «местной» команды, и у «легионеров» довольно загадочное. Яценюк совершенно серьезно считает «реформами» принятые законы, очевидно не зная, что гораздо важнее реализация законодательных норма в жизни. А министр экономики Айварас Абромавичюс в начале декабря сообщил, что «государство, по большому счету, банкрот», поэтому министерство экономики нужно сократить, чтобы не мешать бизнесу, который «сам разберется» (более подробно об этом).

Читайте также:  Не томи мне душу, скрипка, не тревожь патриотизм

Те специалисты, которые отдают отчет в том, что реформирование не сводится к принятию соответствующих законов в уютненьком зальчике Верховной Рады, попадают в ловушки совершенно неожиданные. Министр энергетики, например, не знает элементарных вещей о вверенной ему сфере (см. напр.). Впрочем, более компетентный министр не согласился бы на поставки топливных сборок американского производства на украинские АЭС… Уже упомянутая Эка Згуладзе совершенно неожиданно столкнулась с тем, что Украина немного больше Грузии, потому одномоментно уволить всех гаишников в ней нереально.

Со стратегической, содержательной точки зрения реальность тоже какая-то неправильная.

Взять, например, приведенную в самом начале реформу СНБОУ. Вы думаете, что целью реформы было совершенствование системы управления? Правильно не думаете… Целью реформы было перераспределение полномочий между группами Порошенко и Яценюка-Турчинова. Только и всего.

Подавляющее же большинство реформ в сфере экономики направлено, опять же, не на повышение ее эффективности, а на выполнение требований МВФ. То есть – во имя получения кредитов, которые еще придется отдавать… А вот если организация промышленного производства (при наличии в машиностроении огромного госсектора) с получением кредитов не связана, то и само министерство промполитики в нынешнем правительстве отсутствует.

Сами по себе «реформы», предлагаемые МВФ, сводятся, собственно говоря, к сокращению государственных расходов. Прежде всего это касается стоимости административного аппарата (без учета того, насколько это отразится на его эффективности, хотя чаще всего такое сокращение плодотворно), капитальных вложений и социальных расходов (а это во всех случаев из всех губительно отражается на национальной экономике и только ухудшает финансовую ситуацию в ближайшей перспективе). Кстати, мне так и остается непонятным – каким образом сочетаются сокращение государственных расходов и увеличение военного бюджета…

Читайте также:  Крымский инцидент. Сценарий, который сработал

Справедливости ради следует сказать, что МВФ вовсе не занимается сознательным уничтожением экономик стран, которым предоставляет кредиты. Просто на уровне идеологии предполагается, что сокращение роли государства высвобождает «невидимую руку рынка», которая, дескать, все поставит на места. На анализ объективной экономической реальности, в которой ничего такого не происходит, либеральные экономисты обычно не размениваются. Говорят, когда одного из основателей нынешнего либерального экономизма Милтона Фридмана спросили, почему же его рецепты не сработали в бывшем СССР, он пожал плечами и ответил – «значит я ошибся».

Общий же вывод такой – да, нынешняя власть может и хочет проводить реформы, но не очень понимает, как они внедряются и еще менее понимают, какие цели предполагается достичь. Как правильно отметил Александр Роджерс – сплошная виртуальность.

Актуальные комментарии