Винница

Винница между федерализмом и децентрализацией

«Что же происходит в Виннице?» – спрашивает пытливая и любознательная общественность. «Ничего особенного, достойного вашего интереса», – отвечаю я. Ибо то, что было достойно общественного интереса, происходило в регионах Запада и Центра страны в конце прошлого и начале нынешнего года.

Последний раз Винницкая ОГА захватывалась 25 января этого года. При штурме было ранено 15 милиционеров. Что характерно, те самые люди, которые сейчас осуждают штурм областной администрации 6 декабря и ищут «руку Москвы», тогда восхищались высоким интеллектом и патриотизмом народных масс. Те «иксперды», которые сейчас советуют искать организатора, профинансировавшего акции протеста в Виннице, тогда были уверены в стихийности Майдана, да и сейчас вряд ли будут интересоваться способами организации прогубернаторского митинга 8 декабря. По правде говоря, я даже не озаботился поиском доказательств этих своих утверждений – ибо двойные стандарты таки рулят.

Безусловно, в винницких событиях много субъективного. Это и реальный конфликт между облсоветом и ОГА (обычное, кстати говоря, дело), и желание «Свободы» укрепить свои политические позиции, вероятно и желание Юлии Владимировны нагадить Петру Алексеевичу в его родном регионе. Но есть ведь и объективные факторы.

Начнем с первого и главного – Майдан 2014 года подорвал и без того низкую легитимность украинского государства вообще и его органов власти в частности. Я не уставал повторять, что в основе своей украинское государство уже разрушено и держится исключительно на инерции многомиллионного социального организма.

Совершенно очевидно, что если люди раз уже захватили областную администрацию и достигли при этом «перемоги» (чтобы это ни значило), то они будут повторять эту практику в дальнейшем с дивной регулярностью. Каждый раз, когда им что-то не понравиться в работе власти или если просто захочется размяться и улучшить настроение. Потому что «мы здобулы».

Читайте также:  Правдивый сказ о том, как Порошенко подумал, что настало время требований

Так, собственно, и происходило в первые месяцы уже новой власти, когда в областях Галичины «патриоты» по инерции продолжали пускать поезда под откос свергать назначенных уже новой властью чиновников. Например, в апреле была захвачена Львовская областная прокуратура, а уже в июле вынужден был бежать через окно глава Хмельницкой областной администрации.

Процесс разрушения системы государственной власти в Украине был приостановлен так же, как и начат – пропагандистскими усилиями. Очень вовремя «подвернулся» Крым (думаю, что его сдача была преднамеренной) – очевидный даже для «ватников» факт агрессии и аннексии (оценка первой как гуманитарной, а второй – как осуществленной по воле народа, сам смысл процесса меняет несущественно) сплотил украинский народ. Это было очень хорошо заметно по поведению многих людей, сохранявших здравый смысл на протяжении всех месяцев Майдана, но быстро спятивших на почве «патриотизма» весной. Я вполне сознательно использую столь грубый термин, поскольку верить во все неисчислимое множество фейков, распространяемых разнообразными «касками Тымчука», могут только люди, практически лишенные способности к критическому мышлению.

Ну а начавшаяся на Востоке страны полноценная война с «сепаратистами» тем более отвадила людей от действий, которые могли быть оценены как «сепаратистские». Правда, к удивлению социологов, количество акций протеста продолжало оставаться ненормально высоким… Ну а завершение активной фазы войны в Донбассе не могло не привести к возвращению практики атак на администрации, что, собственно, и произошло.

Благо, желающих порезвиться хватает еще и потому, что социально-экономические обстоятельства, подталкивавшие людей к протестам в ноябре-феврале, сейчас только обострились. Деятельность правительства Яценюка оказалась настолько «успешной», что даже сквозь густое покрывало пропаганды люди ощущают – во времена «кровавого диктатора» жилось немного уютнее. И доллар стоил поменьше, и денег было побольше, и тепло в домах было (по крайней мере – в Киеве). А это – питательная почва для желания поучаствовать в очередном штурме во имя «перемоги».

Читайте также:  Независимость и здравый смысл, как всегда где-то рядом

Наконец, никуда не делись противоречия между регионами и центром. Порошенко обещал децентрализацию. Элиты (в особенности новые, постмайданные) не хотят ждать обещанного три года. Они хотят получить все и немедленно.

Наиболее талантливые, разумеется, получают свой кусок хозяйского пирога без штурмов администраций, но и без разрешения президента. Борис Филатов, например, не устает напоминать Киеву, что у них уже состоялась эта самая децентрализация – в смысле, Коломойский взял если не все, то многое из того, чего хотел. Он уже получил высшее образование за границей полный или частичный контроль над, минимум, пятью областями, и ему совершенно неинтересно, что там будет написано в президентских децентрализаторских законах. Для власти Порошенко и пресловутых целостности и унитарности (которых, на самом деле, давно уже нет), это представляет гораздо большую угрозу, чем винницкие события.

События в Виннице – это уже не «тревожный звонок», это конкретное проявление разрушения государственных механизмов. Пока президент и премьер фантазируют на темы реформ и унитаризма, страна уже развалится под их ногами. Силовые меры эффекта не дадут, придется договариваться.

Унитарная форма строения Украины себя исчерпала и совершенно неактуальна. Даже если речь будет идти об итальянской или испанской модели с широчайшими правами фактически автономных административных образований. Донбасс, который уже создал у себя основы государства, и не поступится ими, даже оставаясь в составе Украины (кстати, важно, что власти ДНР и ЛНР не ввели своего гражданства и не национализировали объекты общенациональной формы собственности), можно, конечно, «выпереть» из состава Украины (собственно, нынешние киевские власть сейчас заняты именно этим). Но что делать с другими регионами Юго-Востока, в которых протест только удалось слегка придушить (на большее сил не хватает)? И что делать с тем же Коломойским, который не заинтересован в ограничении его возможностей (не говоря уже о реально полученном объеме власти)?

Читайте также:  Как это делалось в Одессе: идеологический пристрел к 2 мая

Идея «децентрализации» была изначально мертворожденной, поскольку преследовала целью избежать употребления «неполиткорректного» термина «федерализация». Те проекты децентрализации, о которых сейчас говорят в Киеве, убьют остатки украинской государственности и целостности с гарантией.

Утрачено время и для создания симметричной федерации, по образцу, скажем, СССР (хотя и там все было не так однозначно, например, армянский язык имел государственный статус в Армянской ССР, а украинский в УССР – нет). Именно в силу того, что разные регионы прошли разный путь фактической децентрализации.

Даже ассиметричная договорная федерация (когда каждый регион сам договаривается с Киевом об объеме своих полномочий) и даже конфедерация вполне может оказаться запоздавшей мерой.

Если нынешние тенденции будут развиваться еще хотя бы полгода, результатом может стать полномасштабный конфликт большинства регионов друг с другом и Киевом, за чем последует уже полный распад государственных структур, причем власть «упадет» на уровень отдельных населенных пунктов, актуализировав исторический термин «атаманщина»…

P.S.: А Медведчук-то был прав…

РИА Новости Украина