коалиция, верховна рада, украина

Занимательная механика коалициады

А нам обещали, что коалициады не будет... Ну, действительно, не повторять же позор 2006 года, когда коалицию вообще не удалось создать, и 2007 года, когда коалицию создать удалось методом персональной вассальной клятвы, что не помешало вскорости ее развалить? Тем не менее, происходящий сейчас процесс – именно коалициада.

Углубляться в хронологию заявлений о создании коалиции я не буду, а ограничусь несколькими методическими и технологическими замечаниями, которые, я надеюсь, помогут понять, что же собственно происходит в украинской властной тусовке.

1. Порошенко и Яценюк уже неоднократно сделали заявления о том, что в Украине сложилась традиция, по которой коалицию формирует самая большая фракция. Некоторые политологи говорят даже не о традиции, а о конституционной норме.

Начнем с того, что Конституция, на которую почему-то ссылаются политологи (они ее совершенно точно не читали), вообще не определяет, кто и как эту самую коалицию создает. Она просто создается. Из фракций. Сама по себе. Единственный намек на субъектность фракций в процессе формирования коалиции – упоминание о том, что коалиция создается на основе согласования политических позиций.

Причем тут есть пространство для осмысления. Я, например, считаю, что в этой норме субъектность фракций вторична, а первично определение членов коалиции как «профильных» политических объединений. Т.е., коалицию составляют именно партийные фракции, имеющие политические позиции, а не депутатские группы, таковых не имеющих.

Теперь о традиции. Ее нет. Вообще. Самой большой фракцией во всех созывах парламента начиная с пятого была фракция Партии регионов. Она формировала коалицию дважды – в 2006 и 2010 годах. Остальные коалиции формировалась на основе меньших фракций. Про инициативы, которые не завершились созданием коалиции, я уже и не говорю.

Читайте также:  Кое-что о переформатированной партийной системе Украины

Почему так? Потому, что республика, сформированная конституциями 2004 и 2014 годов не парламентская, а премьерская. Субъектом формирования коалиции выступает кандидат на пост премьера, который может собрать большинство голосов. Или президент, который может предложить «технического» премьера (как это было в 2010 году; при всем уважении к Николаю Яновичу, субъектом все же выступал не он, а Виктор Федорович). Субъект же формирования коалиции, естественным образом, формирует и правительство.

Так что все нынешняя возня сводится, в конечном итоге к тому, кто будет субъектом – Яценюк или Порошенко.

Выбора же кто будет премьером у Рады нет, потому что кандидатура была утверждена госдепом еще во время Майдана. Попытка Порошенко пересмотреть это мудрое решение неожиданно привела к получению его блоком второго места на выборах по пропорциональной системе.

2. Вопрос о том, какая фракция на самом деле больше, вообще неоднозначен.

Во-первых, по пропорциональной системе формируется только половина парламента, поэтому заявления Яценюка были фальстартом.

Некая логика у него все же была, если рассматривать результаты выборов как социологическое исследование о доверии к. Правда, и тут есть закавыка – различие между результатами НФ и БПП явно меньше погрешности выборки.

Во-вторых, даже определение результатов выборов по одномандатным округам точного результата все равно не дает, поскольку к любой фракции могут присоединяться самовыдвиженцы и члены мини-фракций (литвиновцы, свободовцы и т.п.). Окончательный результат перераспределения этого ресурса появится только в начале работы новой Рады.

Кстати, у премьера объективно больше возможностей для привлечения на свою сторону самовыдвиженцев – на его стороне симпатии американского посольства, наличие финансового (доступ к бюджету) и силового (Аваков) ресурсов.

3. В принципе, БПП и НФ могут создать коалицию на двоих, не привлекая третьих политических сил. Но привлечение малых фракций дает определенные преимущества.

Читайте также:  Борьба «бобра с козлом»

С идеологической точки зрения важно сохранение «коалиции Майдана». Многие наблюдатели считают, что успех НФ объяснялся, не в последнюю очередь, именно ориентацией на выбор «лучшего из хорошего», отсутствием конфликтов с другими партиями.

С законодательной точки зрения большая коалиция позволяет (теоретически) формировать конституционное большинство. Задач для него более чем достаточно, как стратегических (формирование татарского государства Херсонской области), так и тактических (преодоление президентского вето).

С организационной точки зрения малые фракции демпфируют противоречия президента и премьера и придадут коалиции достаточную динамичность. Дабы не повторять опыт 2007-09 годов, когда президент, премьер и лидер оппозиции, не в силах реализовать свою политику, «глухо» блокировали проведение политики оппонента.

С технологической точки зрения наиболее динамичная (или наиболее крупная) фракция сможет использовать ресурс малых фракций для того, чтобы ограничить возможности оппонента. В коалиции постоянно будут формироваться мини-коалиции для решения конкретных задач. Тут есть реперные точки (распределение комитетов, мест в правительстве и т.п.), но, думается, это будет перманентный процесс, учитывая принципиальную безыдейность всех нынешних партий.

С политической точки зрения процесс будет сосредоточен внутри коалиции, а противостояние власти и оппозиции (даже при том, что собственно оппозиции в парламенте нет – «Оппозиционный блок» является частью «коалиции Майдана») утратит остроту и создаст впечатление еще более нерушимого единства украинского народа на пути европейской интеграции. Правда, учитывая, что это единство в реальности отсутствует, результатом будет еще больший отрыв правящей верхушки от реальности.

4. Роль коалиционного соглашения чисто технологическая (учитывая, что существенных программных различий между партиями нет).

Суть проекта Порошенко состоит во введении множества методов политического (не предусмотренного Конституцией) контроля над деятельностью правительства. Под общим лозунгом: не выполнил соглашение – в отставку. Собственно, не факт, что увеличение парламентского контроля над деятельностью правительство обязательно усилит позиции президента, но то, что такая схема попортит много крови премьеру – однозначно.

Читайте также:  Отчет Яценюка. К(о)роль популизма

Соответственно, предложения Яценюка сводятся к тому, чтобы не вводить лишних ограничений деятельности правительства.

РИА-Новости-Украина