Марш мира

Хотят ли украинцы войны?

В Киеве состоялся 27 сентября Марш мира, в котором приняло участие около 5000 человек.

Почему так мало? Украинцы опьянены жаждой крови собственных братьев, живущих, по модному нынче лозунгу, в «единой стране»? Или же жители страны попросту боятся выйти на улицы или на страницы СМИ и заявить о своей миролюбивой позиции, опасаясь репрессий распоясавшихся радикалов?

Когда события киевского майдана были ещё в начальной, почти мирной стадии, соцсетевая общественность была весьма активна – призывы прийти, принести, поддержать, распространить лились широченной и полноводной Амазонкой. Пару раз в день, почти по расписанию, знакомая дама заходилась в истерике: «Срочно все на майдан! Надо спасать страну!» Совсем как у главрача пионерлагеря из замечательной комедии Элема Климова «Добро пожаловать или Посторонним вход воспрещён!»

Как оказалось, не от того и не от тех тогда надо было спасать Украину, но сейчас об этом говорить бессмысленно, ибо, как известно, история не знает сослагательного наклонения.

Вопрос в другом: зимой в стране не было военных действий и не гибли люди, как нынче. Так почему сейчас, когда даже после объявленного прекращения огня продолжают погибать и участники боевых действий, и мирные граждане, нет протестов? Неужели в Украине не осталось пацифистов и все сплошь записались в дракулы и маньяки?!?

Мне могут возразить: как же нет? Вот матери, жёны, дочери, сёстры участников АТО регулярно размахивают самодельными плакатами и перекрывают трассы, железную дорогу, Верховную Раду и военкоматы. Но что они требуют-то? Всего ничего: обеспечить своих мужчин бронежилетами, касками, современным оружием, горячей пищей и т.д. Т.е. Они вовсе не против войны выступают, а лишь за создание безопасных и комфортных условий для вояк, чтобы они могли и дальше продолжать убивать своих сограждан. О том, чтобы прекратить гражданскую войну, смеют заявлять лишь единицы.

Читайте также:  О реформировании украинского парламента

Почему же украинцы стали такими кровожадными? Что мешает остальным во весь голос потребовать от власти прекратить массовое убийство и не тратить на это и так худой бюджет? Неужели этот массовый психоз напрочь затмил христианскую заповедь «Не убий!»? И почему так неубедительно и тихо звучат голоса пацифистов?

«Люди, конечно, опасаются действий радикалов. Кроме того, в Украине сильна одна доминирующая т.н. «партия войны». А «партия мира» и деморализована, и практически никак не организована. В политическом и общественном пространстве нынче востребованы совсем иные лозунги и приоритеты, поэтому любой несогласный с генеральной линией подвергается если уж не насилию, то, как минимум, жёсткой критике. Очевидно, что наша политическая жизнь нынче пропитана страхом», - поясняет Неделя.UA социолог, соучредитель Research & Branding GroupЕвгений Копатько.

Как говорит Александр Охрименко, нет спонсора – нет майдана. Означает ли это, что украинское общество неспособно на самостоятельно организованный протест?

«В истории бывают периоды, когда ты вроде правильно действуешь, но твои усилия не дают желанного результата. Он может прийти со временем, - поясняет Евгений Копатько. - Но это не означает, что нужно опускать руки и бездействовать. Здравый смысл и риски, стоящие перед страной, - это то, что нынче должно стоять у нас во главе угла. Что касается спонсирования, то в наше весьма политтехнологичное время деньги, разумеется, имеют большое значение, и поэтому большой части граждан, подверженных подобному внушению, сейчас весьма непросто живётся. Так что финансовая составляющая, безусловно, влияет на политическую жизнь Украины».

«Украинцы находятся в сложной ситуации. СМИ несколько лет накручивали их уничтожать «ватников» и «колорадов» (причём речь шла, не в последнюю очередь, о днепропетровских, харьковских и одесских креаклах, которые сейчас пропагандируют войну). Потом внезапно концепция сменилась. Оказалось, что войну надо прекращать, потому что наши войска несут потери и вообще - это некошерно. Немалая часть публики находится в зависшем состоянии - только что они воевали с Остазией, а тут, внезапно, надо воевать с традиционным и вековечным союзником - Евразией. Есть от чего растеряться, - комментирует Неделя.UA директор центра политического маркетинга Василий Стоякин. - Поэтому на марши мира вышли, преимущественно, те люди, которые избежали всеобщего помешательства и выступали против войны всегда. Те же, кто следует генеральной линии украинской пропаганды, но не выработал у себя необходимой для этого гибкости памяти, остались дома, будучи неуверенными, чего от них на самом-то деле хотят».

Читайте также:  Пресс-конференция: «Тенденции недели: прогнозы политологов»

Так что же, получается, что родитель городов русских стал средоточием зла и в нём невозможен массовый марш мира?

«Я видел здесь марши войны, демонстрации матерей с требованием «штурмовой авиации», я видел безумство Киева. Но марша мира в Киеве не будет… Киев долго и упорно разлагался. Во-первых, он не трудовой город, а город людей наглости, хапка и эксплуатации. Историческая роль Киева исчерпана. Вероятно, нынешние киевляне в душе и не желают этого столичного статуса…Собственно, и не надо! Киев должен пройти всю глубину падения, и только тогда в сердцах киевлян зародится сострадание и желание искреннего единства, а не слоганно-рекламного; только тогда таких людей станет достаточно много, чтобы они провели марш мира, - прогнозирует политический обозреватель Василий Муравицкий. - Беда Киева в том, что он перестал быть не только столицей, он перестал быть городом. В нём нет городской культуры и настоящей киевской городской культурной прослойки. Киев живёт замкнутыми конгломератами, высокомерными и гордыми, Киев – это место внутреннего заробитчанства, а значит, место временщиков, а также то место, где собираются все коррупционеры и эксплуататоры со всех уголочков страны. Киев пал. Он пал и морально, и духовно… Скоро падение и физическое – и удар будет безжалостный, в самое сердце. Из самого же Киева…»

Мнение, безусловно, весьма жёсткое. Оправданное и заслуженное ли? Время покажет.