Украина, ЕС

Получится ли из Украины аграрный придаток ЕС

Помню, в начале 90-х ехал я как-то в Москву, и попутчик – отставной военный, делился своими соображениями относительно перспектив независимого существования Украины.

Сводились они в основном к тому, что страна естественным образом скатится к статусу сельскохозяйственного придатка России, поскольку промышленность, в основном, поддерживалась централизовано.

Безусловно, с начала 90-х многое поменялось, но ключевая идея этого анализа осталась верной – Украина остается перспективной только как производитель сельскохозяйственной продукции, сырья и промышленных полуфабрикатов (металл низких переделов).

Особенно четко это видно сейчас, когда по данным Минэкономразвития «ВВП во II квартале по сравнению с соответствующим периодом 2013 г. сократился на 4,6%, производство в промышленности за 8 месяцев текущего года снизилось на 7,8%, единственный вид деятельности, который демонстрирует положительную динамику – это сельское хозяйство – рост на 6%».

Отметим, что производство промышленной продукции искусственно поддерживалось за счет ведения военных действий – военные ремзаводы работают с полной нагрузкой. Однако потери от остановки крупных производств в зоне АТО и от ограничения экспорта в Россию оказались намного больше.

Впрочем, ситуация в аграрном секторе не может не радовать патриотов. Мало того, что сельскохозяйственное производство не сокращается, а растет, но и продукция идет не «москалям» (лозунг «хто з’їв моє сало» приобретает тепер совершенно другое значение), а в страны ЕС.

Перемога? Таки да, но не совсем.

Во-первых, возможности выхода Украины на европейский рынок ограничены. Да, благодаря подписанию соглашения об ассоциации (хотя и не в его рамках), ЕС снял пошлины на украинскую продукцию. Но вот ведь в чем загвоздка – сняв пошлины, ЕС ввел квотные ограничения. Кроме того, существует проблема с сертификацией украинской продукции по европейским стандартам. Т.е. в зоне свободной торговли с ЕС, как образно выразился украинский экономист Всеволод Степанюк, есть все, кроме, собственно, свободы.

Читайте также:  Идеология реинтеграции

В результате Украина может торговать на этом рынке только теми же товарами, которыми торговала и без всякой ЗСТ – с немного меньшими прибылями. Это мясо птицы, мед, яблочный сок, пшеница, кукуруза, зерновые крупы. Причем если без ЗСТ расширять экспорт было можно, то с ЗСТ украинское сельскохозяйственное производство уперлось в нетарифные ограничения.

Во-вторых, есть ряд особенностей внутри украинского сельского хозяйства.

Например, украинская свинина оказалась практически невостребованной на внешних рынках без учета России. В этом году баланс удалось свести за счет Белоруссии (которая заработала за счет реэкспорта в Россию же), Молдовы и сокращения поставок польской свинины на украинский рынок. В условиях же сокращения платежеспособности внутреннего рынка и прикрытия «белорусской панамы» украинское свиноводство ожидают тяжелые времена, и сало может стать дефицитом.

Производство подсолнечного масла, напротив, развивается динамично, украинским производителям удается продавать расфасованное масло даже в Китай, но для развития этой отрасли также есть ограничения, прежде всего – экологического характера. К тому же Европа, например, готова экспортировать только семена подсолнечника, но не масло – хитрые европейцы желают загрузить свои заводы, не истощая почву.

В-третьих, как отмечают экспортеры, для выхода на внешние рынки им нужна государственная поддержка. А вот Минэкономразвития только предполагает поднимать вопрос о возможности увеличения квот на экспорт украинской продукции в ЕС в рамках автономных преференций. Причем в речениях правительственных чиновников особого оптимизма по этому поводу не звучит – процесс, дескать, долгий.

А ведь есть еще вопросы, сертификации, рекламы и т.п. Украинские торговые представительства не справлялись с этими задачами и раньше (ну как не справлялись? задачи такие не ставились…), не справляются и сейчас.

В общем, перспективы существенного роста сельскохозяйственного производства выглядят туманно.

Читайте также:  Украина: кризис закончился, кризис будет

Теперь о главном. Статус «европейской житницы» – это, конечно, очень благородно. Но Украина аграрно-индустриальная страна. Для аграрного производства в ВВП составляет аж 9%. А доля сельского хозяйства в общем объеме товарного экспорта в прошлом году достигла рекордных 24,8% (против 14,5% в 2010) и почти догнала металлургию (27,8%). Возникает вопрос – а чем заполнять еще три четверти экспорта?

Кстати, с сельским хозяйством в Украине связано всего около 15% населения – очень много по сравнению с европейскими странами, но слишком мало, чтобы обеспечить работой сколько-нибудь значимую часть городского населения.

В этом году доля сельского хозяйства наверняка будет намного больше четверти всего экспорта, но за счет чего? За счет отсутствия контроля над экспортом продовольствия (эксперты предупреждают, что в новом году Украина вполне может столкнуться с его дефицитом на внутреннем рынке) и обвального сокращения экспорта промышленной продукции.

В общем, чтобы ориентироваться на сельское хозяйство, придется куда-то девать городское население. Первые шаги, в виде фактического отказа от части Донбасса, уже сделаны (кстати, в начале 90-х Донецкая область полностью обеспечивала себя продукцией сельского хозяйства). Но в зону риска попадают и другие индустриальные области, в первую очередь – Днепропетровская и Харьковская.

НАВИГАТОР