досрочные парламентские выборы 2014

Главные особенности досрочных парламентских выборов 2014 года

Подходящая к завершению досрочная парламентская избирательная кампания характерна целым рядом особенностей, которые выделяют ее в ряду других украинских кампаний.

Сомнительная легитимность

Если быть до конца откровенным, то неполная легитимность – особенность не только этой кампании. Сомнительными были выборы 2007 года, поскольку предшествовавшая Рада пятого созыва была распущена неконституционно. Еще более сомнительны президентские выборы этого года, проведенные при наличии президента, чьи полномочия по не были прекращены конституционным способом, и при наличии Конституции, принятой по сомнительной процедуре.

Последнее обстоятельство имеет отношение и к нынешним выборам, где даже и требования этой выморочной Конституции не были соблюдены. Как известно, выборы были назначены по причине распада коалиции. Однако, никакой коалиции в ВР и не было – сформированное 27 февраля образование не соответствовало Конституции, которая предполагает, что коалиция формируется только и исключительно партийными фракциями (мало того, что это прямо написано, так еще и уточнено, что коалиция формируется на основе «согласования политических позиций», которых у депутатских групп нет априори).

Кстати, Конституция не требует, чтобы парламент формировался строго на партийной основе, это требование относится только к коалиции. Но что-то мне подсказывает, что об этом обстоятельстве в новом составе парламента опять «забудут».

Блоггер Алексей Романов указывает на два других риска для легитимности текущей кампании.

Во-первых, это императивное требование до сих пор действующего закона о восстановлении действия некоторых статей Конституции, согласно которому «Верховная Рада седьмого созыва (…) осуществляет полномочия (…) до обретения полномочий Верховной Радой Украины, избранной на очередных выборах в последнее воскресенье октября 2017 года».

Закон имеет высшую силу по сравнению с указом президента (даже изданным в соответствии с Конституцией), а, значит, для объявления досрочных выборов желательно было бы его отменить в этой части.

Впрочем, в соответствии с юридической логикой, ссылки на очередной характер выборов достаточно для того, чтобы признать эту норму не касающейся выборов внеочередных и, думаю, Конституционный Суд, внимательно относящийся к пожеланиям власти, именно так и решил бы. Однако, к нему никто обращаться и не подумал. Похоже о принятом в феврале законе просто забыли.

Читайте также:  История, написанная национализмом: 25 лет партии "Свобода"

Во-вторых, у 12 из 15 членов ЦИК истек семилетний срок полномочий.

Хотя законодательство было своевременно изменено так, чтобы утратившие полномочия члены комиссии могли в ней работать и дальше (?), очевидно, что при этом нарушение требование сменяемости членов ЦИК, а сама ее легитимность сомнительна.

Высокий риск фальсификаций

Если законность выборов сомнительна сама по себе, то зачем стараться и пытаться их сделать еще более законными? Незачем. Куда важнее обеспечить «правильный» состав парламента. В этом заинтересован и президент (для себя), и правительство (в рекламе Яценюка так и пишется – голосуйте за «Народный фронт», избирайте меня премьером).

Наиболее значимые факторы фальсификаций – ожидаемая низкая явка в областях Юго-Востока и завышенное число бюллетеней.

На Юго-Востоке явка в принципе всегда была невысокой (потому что на Западе даже при физическом отсутствии избирателей организованно шло голосование пачками внутренних паспортов трудовых мигрантов). Сейчас же она будет еще ниже, потому что мнения населения региона в принципе не учитываются (у нас же «единая страна»), а партии, которые могли бы отражать его позицию или не участвуют в выборах, или дискредитировали себя.

По поводу числа бюллетеней разгорелся нешуточный скандал. ЦИК громогласно заявил, что заявления ряда политологов (Владимира Фесенко, например) о том, что ЦИК якобы заказал полный комплект бюллетеней для Крыма, который голосовать, само собой разумеется, не будет, клевета. Охотно верю, что для Крыма никто бюллетени не печатал, но сообщения СМИ базировались на информации самого же ЦИКа, который заказал столько же бюллетеней, как в 2012 году, когда территория Украины была немного другой… Так что кто тут клеветник – большой вопрос.

Между прочим, 1,5 миллиона «крымских» бюллетеней достаточны для того, чтобы провести в парламент еще одну партию и «потопить», за счет повышения явки, несколько политических сил, которые находятся на грани преодоления барьера (как я понимаю, это «Самопомощь», «Гражданская позиция», «Оппозиционный блок» и «Свобода»).

Читайте также:  Референдум в Нидерландах: необходимое послесловие

А ведь есть и другие моменты. Например, территория Донецкой и Луганской областей контролируется не гражданской администрацией, а силами АТО. Вот уж точно – выборы под дулами автоматов… Кстати, сами воины АТО права голоса лишены (Рада не смогла принять соответствующий закон) и очень этим недовольны.

Отсутствие идеологической борьбы

Во время всех прошлых кампаний наблюдалось хоть какое-то различие в подходах основных политических сил к стратегическим направлениям развития государства. Сейчас же идеологической борьбы практически не наблюдается – все вопросы решил Майдан.

Речь идет только о частных вопросах.

Например – надо ли платить за российский газ? Яценюк принципиально стоит на позиции – не платить. Потому что Россия – агрессор, а цена несправедливая (интересно, перестанет ли Россия быть агрессором, если цена станет «справедливой»?). Тимошенко, напротив, считает, что платить надо, причем по подписанным ею контракту. Интересно, что так же думает Виталий Кличко: дескать, холодные батареи – цена независимости.

Что характерно, мнения украинцев по этому вопросу вообще никто не спрашивал. Будет ли Украина платить, интересует только Россию (это доходы «Газпрома») и то – до определенной степени, потому что просто так прощать долги нельзя. Европа заинтересована в том, чтобы не было проблем с транзитом, а он будет, потому что Украина неоднократно уже демонстрировала готовность «отбирать» газ не только у России, но и у Европы. США были заинтересованы в том, чтобы транзит вообще прекратился, а Европа переключилась на американский сланцевый газ (что будет с украинцами Америку совершенно не интересует), но после пересмотра запасов доступного для добычи сланцевого газа у ЕС возникли сомнения в том, что США в принципе может ему что-то продать.

Читайте также:  Отчет Яценюка. К(о)роль популизма

Другой вопрос – надо ли продолжать войну на Востоке? Те, кто поверил в сказки украинской пропаганды о разгроме элитных российских дивизий в Донбассе, настаивают, понятно, на продолжении войны. Ибо «освобождение» Крыма и штурм Кремля не за горами. Люди, которые имеют представление о реальной ситуации, напротив, выступают миротворцами. Очень характерно поведение Игоря Коломойского, который изначально был радикалом, а сейчас готов был даже помочь выдвижению согласованных с руководством народных республик кандидатов в мажоритарных округах (думаю, что это не шутка – его интересует восстановление отношений с Россией и установление – с Донбассом; ничего личного – просто бизнес).

Непредсказуемость реакции избирателей

Отсутствие идеологической борьбы в значительной мере обессмысливает сами выборы. Это хорошо видно по рекламе, которая невыразимо нудна (выделяется только Интернет-партия Дарта Вейдера).

Очень характерный момент – по сравнимым социологическим данным мне не удалось обнаружить каких-то определенных тенденций в мнениях избирателей. Обычно ход избирательной кампании что-то меняет, сейчас же заметно только некоторое «проседание» рейтинга «Батькивщины».

Впрочем, Тимошенко, которая является главным источником голосов своей партии, включилась в кампанию буквально на днях – до этого она где-то отсутствовала и даже не поехала в Москву на встречу с первым номером собственного партийного списка. Правда, вступив в кампанию, Юлия Владимировна сразу же начала довольно жестко выступать против президента.

В общем, значительная часть избирателей будет принимать решение о голосовании в последние дни и результат, вполне вероятно, может оказаться далеким от прогнозов социологов. А если учитывать фальсификационные риски, то структура будущего парламента становится и вовсе неясной.

Некоторые считают это признаком демократии. А по-моему это признак глубокого кризиса государственности вообще и демократической политической системы в частности.

РИА Новости Украина