Гелетей, Полторак

Что замалчивается при смене министра обороны Украины

Как только командующий Нацгвардией Степан Полторак был назначен министром обороны, сразу же посыплись вопросы – почему он? Ведь Полторак – «внутряшка», к армии имеет опосредованное отношение.

На самом деле точно такие же вопросы можно было задать (и они задавались) по поводу предыдущих министров – Тенюха, Коваля, Гелетея. Тенюх – адмирал, и уже поэтому не слишком-то пригоден в качестве министра обороны (Украина, преимущественно, континентальное государство). Коваль – пограничник. Ну а Гелетей и вовсе начальник президентской охраны (на этот пост и вернулся).

Общая тенденция очевидна – новая власть ставит на пост министра обороны людей, не связанных с военным ведомством. И это, очевидно, не случайно.

Первая версия, разумеется, состоит в том, что киевская власть не уверена в политической благонадежности украинской армии. Но такое предположение безосновательно. Я, например, помню только один случай отставки высокопоставленного украинского генерала – 21 февраля, накануне государственного переворота, подал в отставку замначльника Генштаба Юрий Думанский. В знак протеста против втягивания армии в политику (сейчас он входит в наблюдательную группу по соблюдению минских соглашений).

Думается, дело все же не  политической благонадежности, а в профессиональной несостоятельности украинского генералитета.

Украинская армия на протяжении всех лет независимости непрерывно сокращалась и расхищалась, а, соответственно, у ее руководства не могла не оказаться каста профессиональных казнокрадов. Достаточно сказать, что в Украине на одного генерала приходится 260 военнослужащих, в то время как в российской армии – 1100, а в американской – 1200.

В этом смысле кадровая политика Турчинова и Порошенко совершенно логична – министром надо ставить человека, не являющегося членом «касты», не вписанного в сложные расклады отношений между 480-ю украинскими генералами. Исключением выглядит назначение Тенюха, но он, во-первых, адмирал; во-вторых, больше политик, чем военный (еще в 2004 году призывал военнослужащих не пытаться противодействовать государственному перевороту); в-третьих, министром стал по квоте «Свободы».

Читайте также:  Коронавирус: мнение врачей из США. Тайна исчезнувшего исследования

Можно, разумеется, поставить министром гражданского чиновника или политика (тем более, что в Украине уже были штатские министры Ехануров и Лебедев), но страна-то воюет! Причем общественность готова принять отсутствие военного положения, но не готова – назначение на пост министра невоенного человека.

Теперь относительно самого Полторака.

С 2002 года он занимал должность ректора академии внутренних войск МВД Украины в Харькове. Считался близким к группе Добкина-Кернеса. Во время Еворомайдана слушатели академии защищали правительственный квартал. Тем не менее, он, по-видимому, раскладывал яйца в разные корзины и сохранял отношения с Аваковым. Во всяком случае, 28 февраля он был назначен командующим внутренними войсками, а потом – Нацгвардией (правда – со второй попытки).

Не знаю, какую роль он в предотвращении создания Харьковской народной республики (думаю – никакую, когда ее создание было актуально, он уже был в Киеве), а вот навести порядок в Нацгвардии он не смог. Впрочем, вполне возможно, что критики президента из лагеря Майдана не так уж не правы, и Полторак вовсе не должен был наводить порядок.

Изначально НГУ создавалась на основе частей ВВ, и добровольческих территориальных батальонов, которые создавались из боевиков «Правого сектора». Последние изначально были неуправляемы и представляли большую угрозу для киевской власти, чем для «внутреннего врага». Именно поэтому гвардейцам с самого начала давались самые сложные задания, а учет кадров толком не велся. Собственно, армии Новороссии просто дали возможность «перемолоть» наиболее отмороженную часть майдановцев, с чем она успешно справилась.

Вполне вероятно, что назначение Полторака связано именно с этой функцией, выполненной Нацгвардией. И может именно поэтому бунт частей НГУ, произошедший как раз к новому назначению Полторака, не произвел особого впечатления ни на президента, ни на законодателей. Хотя, казалось бы, этот бунт должен был бы поставить крест на карьере Полторака. Но – нет.

Читайте также:  Какое будущее готовит нам Сорос?

P.S.: Кстати, министр обороны в украинской политической системе является публичным лицом и управляющим финансово-материальной частью армии. Непосредственную ответственность за операции войск несет начальник Генштаба. Между тем генерал-полковник Муженко (кстати, он именно армеец), за Гелетеем не последовал. А ведь именно он несет полную ответственность за все «перемоги української зброї» в качестве первого замруководителя Антитеррористического центра СБУ (с мая) и начальника Генштаба (с июля).

НАВИГАТОР

Leave a Reply