евроинтеграция

Мы здобулы! Слава Украине!

В период, когда шла дискуссия относительно «безальтернативной» евроинтеграции Украины, описывались два основных варианта ее (интеграции) результатов.

Вариант первый – собственно евроинтеграция в виде соглашения об ассоциации (большего нам, собственно, никто не предлагал, исходя из формулы «Украина вступит в ЕС после Турции, а Турция не вступит в ЕС никогда»). Интерес ЕС состоял в том, чтобы заполучить новый рынок и ослабить тем самым кризис на своей собственной территории. Для украинской экономики это имело бы самые печальные последствия, но этот вопрос никого не интересовал. Украинские олигархи рассчитывали стать «рукопожатыми» в ЕС и выторговать себе кое-какие преференции за счет ограбления большей части украинской экономики (распродажа своих активов Петром Порошенко в этом свете приобретает совершенно другую окраску).

Вариант второй – евразийская интеграция в форме вступления в ТС, при которой восстанавливаются традиционные кооперативные связи, что дает толчок для развития экономик всех входящих в объединение стран.

Украинские олигархи такой модели опасались, поскольку были неуверенны в своей способности конкурировать с олигархами российскими (с чего они взяли, что смогут конкурировать с европейскими ТНК, остается загадкой).

Самое интересное в этих двух вариантах состоит в том, что они друг другу не противоречат. Совершенно очевидно, что сравнительно маленький рынок Украины не очень интересен Европе. Ей был бы куда интереснее огромный и динамично развивающийся рынок ТС (к тому же, в перспективе имеющий выход на еще более интересные рынки БРИКС). Однако с Россией договариваться тяжело – ее руководство блюдет экономические интересы страны и имеет достаточную дипломатическую, военную и экономическую мощь (а главное – поддержку населения).

Читайте также:  Украинский безвиз: европейская форма и латиноамериканское содержание

С Украиной же все проще. Глупое, жадное и коррумпированное руководство, находящееся под влиянием США, и давление со стороны оппозиции – отличный объект для манипуляций. К тому же, вывод Украины из орбиты ТС заранее решал Москву части преимуществ и позволял выторговать что-то для ЕС. Да и кризис не ждет – открытие украинского рынка позволяло выиграть время для переговоров с ТС.

Таким образом, Украина, так или иначе, должна была оказаться в общем рынке с ТС и ЕС. Вопрос только – в каком качестве. В случае подписания соглашения об ассоциации Украина не могла рассчитывать на полноправное участие в переговорах, в силу малого собственного веса. В общем, зона свободной торговли ТС-ЕС создавалась бы без учета ее интересов. В случае вхождения Украины в ТС, она автоматически становилась членом-учредителем и вторым по влиянию участником союза (при формальном равенстве сторон понятно, что большие возможности имеет страна с большим внутренним рынком и производственным потенциалом). Естественно, что переговоры с ЕС проходили бы с максимальным участием украинской стороны и при учете экономических интересов Украины.

Не так сталося, як гадалося. Украинское руководство продемонстрировало наличие у него тех качеств, которые внешние партнеры увидеть не ожидали. Оно сумело создать ситуацию, при которой в наибольшем выигрыше оказалась сама Украина, а ТС и ЕС получили значительно меньше, чем хотели – сотрудничество с ТС в формате «3+1» (которое российское руководство до этого последовательно отвергало) и выработка нового соглашения об ассоциации с ЕС, с учетом интересов Украины.

Этого, конечно, украинский, так сказать, народ потерпеть не смог. Начался Майдан, который привел к краху «антинародного режима» и выбору однозначного курса на евроинтеграцию по сценарию, написанному  Брюсселе.

Читайте также:  Украина Путина

И, о чудо! Именно после этого «успеха брюссельской дипломатии» ЕС заявляет о необходимости договариваться с Россией о формате соглашения об ассоциации с Украиной (!), об отсрочке применения соглашения об ассоциации на год и последовали заявления высших европейских чиновников о целесообразности создания ЗСТ между ЕС и ТС (ранее об этом говорила, преимущественно, российская сторона).

Что же произошло? Произошли две вещи.

Во-первых, ЕС был вынужден под давлением США вводить санкции против России, результатом чего стали огромные потери их собственных экономик и отчетливое недовольство населения. То есть, ЕС нужно заканчивать с санкциями, но сделать они этого не могут – уровень внешнеполитической субъектности ЕС недостаточен, чтобы проводить самостоятельную политику. Приходится выкручиваться, ускоряя переговоры с ТС о создании ЗСТ. Кстати, Европа тут в значительной степени попадает в ту же ситуацию, что Украина накануне подписания соглашения с ЕС.

Во-вторых, сама Украина в значительной степени потеряла интерес для Европы. ЕС в Украине интересовал, прежде всего, внутренний рынок. А о каком внутреннем рынке можно говорить в стране, которая занята самоубийством в особо извращенной форме? Разрывая экономические связи, разрушая артиллерийским огнем собственные заводы, изгоняя сотни тысяч трудоспособных граждан, Украина сам делает все, чтобы соглашение об ассоциации с ЕС никогда не вступило в силу.

На этом фоне вполне вероятным становится третий вариант украинской интеграции. Состоит он в том, что ЕС и ТС создадут зону свободной торговли, в которой Украины просто не окажется.

Мы здобулы! Слава Украине!

НАВИГАТОР