Порошенко

Кому адресовал Порошенко свои слова и кто их действительно услышит

Первый и пока главный вопрос, который возникает в связи с пресс-конференцией президента – кому было адресовано то, что он говорил? Адресата два.

Первый адресат – украинские избиратели. Ведь близятся выборы, в которых будет принимать участие Блок Петра Порошенко и предложенная обществу "Стратегия 2020"– программа этого блока. Цель определена – избавиться, наконец, от надоевшей независимости и подать заявку на вступление в СССР, простите, ЕС в 2020 году. Понятное дело, никто не интересуется вопросом, как именно будет выглядеть ЕС через 6 лет и будут ли в него принимать. Главное, чтобы мы были готовы, а уж они-то не отвертятся.

Соответственно, определены и 60 реформ, необходимых для достижения этой цели. Тут, правда, есть три но.

Во-первых, непонятно, где брать ресурсы на проведение всех этих реформ. «Где деньги, Зин?».

Во-вторых, непонятно, хватит ли ресурсов у самих украинцев, чтобы пережить реформы. Ведь среди них будут и непопулярные… Правда президент, что-то подозревает и ждет новые Майданы. А его убежденность в том, что «небесная сотня» украшает страну, выглядит угрожающе…

В-третьих, у нас уже был один президент, который пытался провести 100/500 необходимых для евроинтеграции реформ одновременно. Он сейчас гостит у друга в Ростове. Кстати, Липецк тоже неплохой город.

Общению с избирателями служат и другие заявления президента. Например, объяснения того, почему он выступал за мир, какого статуса не будет иметь Донбасс и почему гривна падает. Ответы заслуживают осмысления.

За мир он выступал потому, что нечем было воевать. Консервные, говорит, банки. И то 65% было потеряно. Ополченцы, не иначе, консервными ножами воевали…

Донбасс не будет иметь никакого статуса. Ну что тут сказать? Даже поверхностный анализ соответствующего закона говорит о том, что местное самоуправление в особом районе будет иметь просто уникальные полномочия. Например, лишить полномочий депутата в этом регионе нельзя будет даже в случае его смерти или переизбрания совета – так гласит дура лекс. А он, все же, сед лекс.

Читайте также:  Веймарская республика Украина

Гривна падает из-за неблагоприятной конъюнктуры, войны и диверсантов. А правительство Яценюка, разрушившее сотрудничество с крупнейшим рынком для украинских товаров и посадившее страну на голодный энергетический паек ну совершенно не причем.

Примерно так.

Второй адресат посланий президента – Кремль.

Интерес российского руководства состоит в прекращении войны. Петр Алексеевич отчитывается – "если 100 дней назад, никто не верил, что удастся остановить войну, то сегодня, когда мы приближаемся к реалиям того, что мир есть и будет, это кардинальные изменения в настроениях общества".

Обратите внимание на последние слова. Война происходит не на полях, а в головах. Цену своим же заявлениям о российском вторжении Порошенко знает отлично, и еще лучше ее знают в Кремле. Поэтому президент указывает прямо, что все дело в информационной политике.

Сто дней назад украинское общество действительно собиралось вести войну до победного конца, в смысле – полного уничтожения террористов, сепаратистов, российских диверсантов и остального населения Донбасса на всякий случай. Однако потом вектор пропаганды сместился – оказалось, что украинские войска несут потери, отступают (и могут отступать довольно далеко) и, в конце концов, в Украину вторглась российская армия, настолько мощная, что СНБОУ даже испугался вводить в стране военное положение. В результате, настроения общества действительно удалось изменить в пользу мира.

Теперь Порошенко нужна помощь со стороны Кремля, чтобы его обращение к избирателям было еще более убедительным. И он в прямом эфире просит вывести российские войска, отпустить заложников и допустить украинских пограничников на границу. И, персонально у российской журналистки (намекнув, что свобода слов по-украински допускает возможность ей слова не давать) – вернуть на родину одесского милиционера.

Надо сказать, что все просьбы не по адресу.

Российские войска в Украину ввела Псаки, поэтому логично обращаться к ней, а не к Путину, который войска не вводил.

Понятие "заложник" имеет совершенно определенный смысл. Это, в соответствии с российским законом о борьбе с терроризмом, "физическое лицо, захваченное и/или удерживаемое в целях понуждения государства, организации или отдельных лиц совершить какое-либо действие (воздержаться от его совершения) как условия освобождения удерживаемого лица". Юрист-международник Порошенко отлично это знает, как знает и то, что ни ополченцы Донбасса (за исключением представления устроенного Безлером, после которого "расстрелянные" украинские офицеры совершенно спокойно и без всяких условий вернулись домой), ни, тем более, Россия, никого ни к чему не понуждали. Пленные они пленные есть…

Читайте также:  Блокада Донбасса - это крах Украины или крах ЛДНР?

Россия может допустить украинских пограничников на границу только со своей стороны (что и было сделано во время пропуска первого гуманитарного конвоя). Чтобы допустить украинских пограничников на украинскую же территорию России придется сначала эту территорию захватить.

Ну а возможности российских СМИ изловить беглого милиционера, находящегося, к тому же, в Приднестровье, вряд ли стоит преувеличивать. Если бы Порошенко действительно захотел услышать его показания, он бы нашел другие способы их заполучить. Но он-то наверное знает, какие фамилии будут названы и, вероятно, считает это преждевременным.

Несмотря на все это, можно предположить, что просьбы Порошенко будут услышаны и какие-то действия, в пределах возможностей Кремля, будут предприняты. Все же Россия признала Порошенко президентом и ведет диалог именно с ним. И он это ценит.