Порошенко

Архитектор Порошенко: какую Украину строит новый президент

"Исторический пример - гетманат Скоропадского, осовремененную копию которого пытался выстроить Виктор Ющенко. Помнится, правда, Скоропадский окончил жизнь в изгнании".

Помните знаменитое высказывание Кучмы-премьера — скажите мне, что строить, и я построю? Вот и сейчас актуальным является вопрос о том, что же, собственно, строят нынешние руководители украинского государства.

Разумеется, не только Порошенко, но также Яценюк и Турчинов. Нам таки повезло, что не Кличко, ибо в качестве ответа на вопрос о целях строительства услышали бы знаменитый период относительно смотрения в будущее…

Ограничимся очертаниями политической системы. Какие предложения системного характера были реализованы с момента победы "революции достоинства"?

Начнем с принятия новой Конституции с вопиющим нарушением этой же самой Конституцией установленного порядка внесения в нее изменений. Сторонники порошенковской реформы (Сергей Власенко) объясняли дело тем, что надо было исправить незаконный отказ от Конституции в редакции 2004 года (как мы помним, ее отменил Конституционный суд, никаких прав на это, естественно, не имевший). Я в этой связи вспомнил тов. Сталина, который объяснял в свое время рецепт прямоты партийной линии — если она, дескать, согнется в какую-то сторону, мы должны согнуть ее в обратную… Признание Сталина теоретиком демократии и правого государства — существенный успех украинских правоведов.

Инициатива по запрету КПУ и ряда других партий — тоже, очевидно, существенный шаг в сторону демократии. Конечно, во времена диктатуры Кучмы и Януковича политические партии у нас не запрещались. Но ведь при Кучме и Януковиче у нас не было "российской агрессии". А война, она позволяет списать если не все, то многое.

Читайте также:  Трамп, Онищенко, Порошенко и платье в горошек

Ряд интереснейших инициатив касается свободы слова. Сначала расчет был на патриотическую сознательность журналистов — все каналы, совершенно без принуждения, начали говорить в один голос. Но потом оказалось, что в этом их голосе есть полутона и четвертьоттенки. Поэтому депутатам от "Свободы" пришлось бить руководителя Национальной телекомпании, а патриотически настроенным гопникам — нежелательного участника ток-шоу "Свобода слова" (!). Чтобы избежать подобных прискорбных инцидентов, появилась идея просто создать министерство цензуры, которое бы занималось битием неугодных морд на системной и законной основе. В виде, например, ограничения импорта российских книг (с этой инициативой не первый год носится "Свобода") или увольнения учителей, заподозренных в поддержке "народных республик" (инициатива министра расово правильного образования Сергея Квита). А советник главы МВД уже договорился до необходимости сажать сомневающихся в целесообразности участия граждан в АТО.

Правда, с системностью и законностью у нас как-то не складывается. Например, при формировании правительства Яценюка в него были имплантированы представители "гражданского общества" на должности руководителей антикоррупционного и люстрационного комитетов. Законов, которые бы описывали деятельность этих ведомств нет по сей день (главным образом потому, что в их главе были поставлены малограмотные журналисты, в принципе неспособные подготовить такие проекты или, хотя бы, организовать работу по их подготовке). Причем, если антикоррупционный комитет хотя бы произвел несколько удалых махновских налетов на предприятия, которые, по мнению Татьяны Чорновол, могли быть причастны к коррупции, то чем занимается ведомство господина Соболева вообще непонятно. Известные случаи "народной люстрации" (в типично европейской форме захвата административного здания с последующим бегством люстрируемого чиновника в окно) проходили без участия официальной инстанции.

Уже из этих фактов можно сделать выводы, что государство, которое строит Порошенко, не является ни правовым, ни демократическим. Правовые рамки в нем крайне невнятные, ибо в качестве ответной меры государства на абсолютно идентичные действия в Донецкой области следуют обстрелы городов крупнокалиберной артиллерией, а в Днепропетровской даже нет оговорок на тему, что так, дескать, поступать нехорошо. Что касается демократии, то ее важнейшими составляющими является свобода слова и свобода партий.

Читайте также:  От зависимости к зависимости

Горячие головы утверждают, что речь идет о построении националистической диктатуры.

Очень на то похоже, но сами националисты с такой трактовкой не согласны. Они-то рассчитывали на построение "украиноцентричной Украины" с вкраплением крымских татар как расово правильных крымских украинцев. Им же предлагается какая-то "единая страна" (обратите внимание, что "соборная" и "единая" — не синонимы), в которой, подумать страшно, русский язык будет иметь какой-то статус на уровне регионов.

Ознакомление с порошенковским проектом Конституции приводит к выводу, что и диктатурой тут не пахнет, ибо полномочия президента все равно остаются меньшими, чем у президента в версии 1996 года. А та Конституция, кстати говоря, Европой была признана как вполне демократичная, это уже потом выяснилось, что европейская демократия вполне может быть диктатурой, если на то есть воля "вашингтонского обкома".

В общем, это квазинационалитическая недодиктатура. Кому она такая нужна? Двум субъектам.

Во-первых, украинскому олигархату, которому не нравится слишком сильное государство, которое может у них попросить (или даже потребовать) поделиться.

Во-вторых, добрым друзьям из ЕС и США, которым крайне интересно, чтобы даже в случае, если украинские власти вдруг поймут, что объективные интересы страны не предполагают конфликтов с Россией, они бы ничего сделать в направлении предотвращения таких конфликтов не могли.

Исторический пример — гетманат Скоропадского, осовремененную копию которого пытался выстроить Виктор Ющенко. Помнится, правда, Скоропадский окончил жизнь в изгнании…

РИА-НОВОСТИ-Украина