Россия, Украина

Почему Украине придётся всё равно договариваться с Россией

В 2005 году новый президент Украины Виктор Ющенко, избранный на волне Майдана, одним из лозунгов которого было получение, скажем так, подлинной и окончательной независимости от России, местом первого своего зарубежного визита избрал Москву. В 2010 году еще более новый президент Украины Виктор Янукович, с непонятно какой радости считавшийся пророссийским, местом первого визита избрал Брюссель. Сейчас у нас 2014 год – опять Майдан, опять требования полной независимости и опять новый президент – Петр Порошенко.

На российском направлении перед президентом стоит целый комплекс проблем, которые необходимо решать, причем – совершенно независимо от «воли Майдана» и иных серьезных обстоятельств.

Первый важнейший момент – газовый вопрос. Даже сильнейший экономический кризис, отказ от Донбасса, который сам по себе является крупнейшим потребителем газа, и получение российского газа через Словакию не делают Украину энергетически профицитным государством. Масштабные программы энергосбережения, добыча сланцевого газа и пресловутый международный арбитраж по газовым контрактам – дело не одного года. Решать вопрос с газом надо именно в русле отношений с Россией, но правительство Яценюка загнало ситуацию в глухой угол (не корысти ради, но только волею американских кураторов, для которых Майдан был, в первую очередь, способом установления контроля над украинской ГТС).

Кстати, в энергетической сфере у нас есть еще и проблема с топливными сборками АЭС… Решив избавиться от зависимости от корпорации «ТВЭЛ» Украина повторно обратилась к корпорации «Вестингхауз». Между тем, опыт и Украины, и Чехии наглядно показал, что лучше вместо них грузить дрова – чехам пришлось досрочно выгружать американские топливные сборки (в результате чего производство электроэнергии на АЭС стало убыточным занятием), да и у нас опыт был негативный.

Читайте также:  Попали под раздачу? Зачем Украина вводит санкции против украинцев

Впрочем, Украина так активно провоцирует вмешательство России в гражданскую войну на своей территории, что возникает впечатление – одного Чернобыля нынешней украинской власти мало.

Второе – открытие российского рынка для продукции украинского сельского хозяйства. Расчеты на то, что продукция украинского АПК будет полностью проглочена Европой и странами третьего мира, слабо обоснованы.

На европейский рынок прорваться смогут только некоторые украинские производители – не столько даже из-за сложности адаптации к европейским требованиям, сколько из-за того, что этот рынок для нашего производителя остается закрытым – импорт в ЕС продовольственных товаров (даже сертифицированных в соответствии с европейскими требованиями) жестко квотирован… По оценкам экономистов, с вступлением в силу соглашения об ассоциации, украинский экспорт в ЕС не вырастет, а сократится.

Что до рынка стран третьего мира, то дефицит продуктов питания там большой, но конкуренция за доступ к платежеспособному сегменту довольно жесткая. Кстати, предложения по созданию «зернового пула» исходят именно из этого – проблема конкуренции актуальна не только для Украины, но также для России и Казахстана.

Третье – обеспечение заказами украинского машиностроения. Московские соглашения, подписанные Виктором Януковичем, в принципе открывали широкие возможности для секторального сотрудничества (кстати, по той самой формуле «3+1», которую еще в начале 2013 года российского руководство категорически отвергало). Проблема эта актуальна и лично для Петра Порошенко – ведь это именно его Севастопольский морской завод мог получить контракт на ремонт кораблей ЧФ (кстати, Порошенко несколько лет добивался этого контракта). Судя по заявлениям руководителей Севастополя, завод контракт получит, а Порошенко – нет.

Четвертое – перед украинским президентом стоит вопрос институционализации и легитимации нового украинского государства. То, о чем киевские либеральные интеллигенты мечтали несколько лет, рисуя проекты «третьей республики» (кстати, мне так и неясно, как они считали), свершилось – у нас есть совершенно новое украинское государство, которое не находится ни в какой связи с УССР. Делать с ним можно что угодно. Проблема, однако, в том, что без согласия и участия России эта институционализация и легитимация просто невозможны – ведь самая длинная граница у Украины – с Россией. А статус ее неопределенный именно с того момента, как Майдан отказался от наследия УССР.

Читайте также:  Уроки 1812 года: как из недопобед складывается одна большая победа

Кстати, достижение компромисса внутри страны без участия России тоже невозможно, хотя бы потому, что сейчас это единственный внешний игрок, который за этот компромисс выступает. ЕС делает вид, что ситуация в Украине его не касается, а США хотят полной и абсолютной победы киевской власти, что, при отсутствии ресурсов и опоры на большинство регионов (Галичина так же неуправляема, как Донбасс), неминуемо приведет к ее краху.

Кстати, о серьезных обстоятельствах, которые усложняют миссию президента.

Во-первых, это воля Брюсселя и Вашингтона. Если Порошенко действительно хочет быть президентом, он обязан определить пределы вмешательства ЕС и США во внутреннюю политику Украины. Иначе его ждет судьба Ющенко или Саакашвили, которых западные союзники списали за ненадобностью. Определить же эти пределы он может, только противопоставив их влиянию влияние Москвы.

Во-вторых, «воля Майдана». Майдан как Майдан уже провозглашен сборищем фриков и проектом ФСБ. Однако разгонять его никто не спешит. Впрочем, куда важнее воля тех, кто «стоял на Майдане» и продолжает верить в то, что развязав гражданскую войну, они не уничтожают страну, а приближают ее к «светлому европейскому завтра». Для того, чтобы нормализовать сигналы со стороны общества в адрес президента, необходимо прекратить пропагандистскую компанию и ослабить цензуру. Однако, насколько можно понять, пропагандистские штампы в полной мере отражаются не только на решениях власти, но даже и на планировании операций в рамках АТО…

В-третьих, важно, наконец, понять, что вопрос обеспечения территориальной целостности Украины надо решать другими методами, чем сейчас. Обращу внимание на важное противоречие – Россия, признав Крым своей территорией, начала ему помогать. Украина, заявив о неотъемлемости Крыма, начала перекрывать ему электроэнергию, воду, создавать препятствия на границе, которую сама же считает административной… Надо ли напоминать про справедливый суд царя Соломона?

Читайте также:  Что, если вы проснулись, а Украина уже не пуп Земли

Таким образом, президент просто обязан стать сильным игроком на российском направлении. В противном случае он не состоится ни внутри страны, ни вовсе ее и, скорее всего, должен будет покинуть свой пост задолго до истечения срока полномочий. А новый президент все равно должен будет доказывать России, что он хочет и может представлять интересы Украины, а не Брюсселя и Вашингтона.

НАВИГАТОР