пропаганда

«Одесская Хатынь» и особенности национальной пропаганды

Политолог Андрей Окара разбил стакан. С водой. На передаче Романа Бабаяна «Право голоса». Чем провинился стакан? Кто-то в ходе дискуссии о ситуации в Украине упомянул про Одессу. Андрей Окара впал в истерику, завизжал, что ситуация в Донецкой и Луганской областях была спровоцирована российской пропагандистской ложью вокруг Одессы. Стакан, опять же, разбил. Очень некрасиво вышло.

Впрочем, раз уж я это пишу, то Андрей своей цели достиг.

Предметно обсуждать одесскую трагедию я не буду, сосредоточусь на вопросах пропаганды.

Я не являюсь экспертом по вопросам пропаганды в России, но полагаю, что специфические особенности подачи информации в российских СМИ не могли оказать особого влияния на настроения жителей Донбасса.

Во-первых, те традиционные передержки, которые я вижу в российских новостях, ориентированы на российского зрителя. Утверждения типа того, что в Украине, дескать, убивают русских за то, что они русские, понятны россиянам, но в Украине могли быть восприняты разве что крымчанами и севастопольцами. В Украине немного другая шкала конфликтов и большинству людей, в общем, понятно, что в Одессе русскоязычных одесситов убивали русскоязычные днепропетровцы и харьковчане. Там грань противостояния проходит по уж очень абстрактно (для граждан Украины) понятой «русскости». Конфликт тут больше возрастной – между людьми, которые учились в советской школе и в школе украинской, со встроенной националистической идеологией. Жители Донбасса это понимают и вряд ли отреагировали бы на именно такую «российскую пропаганду».

Во-вторых, насколько я помню, наиболее популярные российские телеканалы были в Украине отключены еще в марте месяце, поэтому последовательное получение «пропагандистского продукта», которым так возмущается Окара, было затруднено. Да и не было в Украине (даже в Донбассе и Крыму) массовой традиции обращения к российским новостным и аналитическим передачам – чай не 90-е годы.

Читайте также:  Планы правительства и будни народа

Теперь относительно Украины и ее пропаганды. У меня возникло впечатление, что Андрей Окара несколько оторвался от своих корней. Если бы он поплотнее пообщался с киевлянами, или своими земляками – полтавчанами, он бы узнал об одесских событиях много нового. В частности, узнал бы этимологию словосочетания «жаренные колорады». Выяснил бы, что в одесском доме профсоюзов вообще людей не было, а были российские диверсанты и путинские зомби. Что они сами себя сожгли (эту арию, Окара, впрочем, знает, и даже попытался исполнить). Что если бы они сами себя не сожгли, то настоящие патриоты должны были бы их сжечь, потому что они – колорады, российские диверсанты и путинские зомби… Я, лично, выслушивал и читал это многократно – и в интернете, и вживую на улицах Киева. Как этого не заметил Окара, для меня непонятно.

Так что, эти люди – тоже жертвы российской пропаганды? Думаю, даже Окара такого не скажет. Это плод пропаганды украинской. И, самое главное, жители Донбасса находились ведь в том же самом информационном поле, которое породило мем «жаренные колорады».

А дальше уже многое зависит от воспитания. Люди, воспитанные на идеалах Голодомора, радостно приветствуют подписание соглашения об ассоциации с ЕС, которое убьет украинскую экономику и вполне может привести к повторению голодомора. Люди же воспитанные на идеалах Победы, вполне вероятно будут себя защищать от реализации возможности самих себя сжечь.

«Александр Македонский тоже был великий полководец, но зачем же стулья-то ломать» — написал классик. Как бы он удивился, узнав, что стулья можно ломать и во имя полководцев, которых просто не было…

НАВИГАТОР