Конституция 2004 года в контексте политического кризиса

Конституция 2004 года в контексте политического кризиса

Возвращение к Конституции в редакции 2004 года выдвигается оппозицией в качестве политического компромисса.

Цели проекта

Требование возвращения к этой версии Конституции изначально в требованиях Майдана не фигурировало, но выглядит весьма естественным. С одной стороны, отказ от этой редакции произошел неправовым путем – ну не может Конституционный Суд проверять Конституцию на соответствие себе самой. С другой стороны, возвращение к Конституции в изначальной версии связывается с получением Януковичем «диктаторских» полномочий (хотя он взял под контроль ситуацию в стране именно по Конституции 2004 года).

Однако, как это часто бывает в политике, самоочевидные основания служат только для маскировки подлинных намерений авторов предложения. На самом деле цели этого проекта чисто технологические, прямого отношения к демократии не имеющие.

Во-первых, возвращение к Конституции 2004 года означает сокращение полномочий Януковича, пока он еще остается президентом – как бы полуотставка по требованию Майдана.

По сути, это совсем не так. По Конституции 2004 года у президента ничуть не меньше полномочий, чем по Конституции 1996. Просто находятся они не столько в административной, сколько в публично-политической и контрольной сферах. Эффективное блокирование деятельности правительства Юлии Тимошенко командой Виктора Ющенко наглядно это показывает.

Однако главное не то, как оно есть на самом деле, а то, как его подать. Тем более что возвращение к Конституции 1996 года зачем-то было нужно Януковичу, а, значит, отказ от президентской версии Конституции действительно является его поражением.

Во-вторых, в соответствии с Конституцией 2004 года срок полномочий президента составляет 4 года, а не 5 лет. Следовательно, президентские полномочия Виктора Януковича заканчиваются в 2014, а не в 2015 году (собственно – уже закончились). Досрочные выборы президента – одно из требований Майдана.

Читайте также:  История, написанная национализмом: 25 лет партии "Свобода"

В-третьих, Конституция 2004 года требует создания коалиции большинства в составе не менее 226 депутатов. Причем входят в него фракции, а не депутаты (т.е., у ПР и КПУ не хватит голосов, даже если  коммунисты вообще захотят участвовать в этом проекте, что выглядит маловероятным). В нынешнем составе парламента создать такое большинство крайне затруднительно – разве что путем создания коалиции ПРиБЮТ, о чем, якобы, вел переговоры с Тимошенко Клюев (возвращение к проекту 2009 года выглядит довольно куртуазно). Таким образом, нужно проведение досрочных парламентских выборов на пропорциональной системе, что также является требованием Майдана.

Как видно, никакого компромисса возвращение к Конституции 2004 года не содержит – это чистый выигрыш оппозиции. А, значит, если власть не собирается капитулировать (а они, вроде бы, не собирается), вокруг возвращения к Конституции 2004 года будет идти торг. Так же, как это было в 2004 году вокруг принятия этой версии Конституции.

Способы реализации

1. Первый способ предложила «Батькивщина». Он предполагает принятие простым большинством депутатов некоего половецкого молодецкого конституционного акта, в котором констатируется юридическая ничтожность решения КС 2010 года (кстати, из него действительно не следует автоматического возвращения к нормам Конституции 1996 года – скорее уж к Конституции УССР) и провозглашается возвращение к нормам Конституции 2004 года.

У этого пути две особенности.

Во-первых, судя по всему авторы проекта рассчитывали, что фракция ПР «посыплется» под давлением Майдана (как это было с кучмовским большинством в 2004 году) и за счет «беглецов» оппозиции  удастся собрать простое большинство. Как мы знаем, надежды не оправдались, «посыпалась» «Батькивщина», потерявшая два «штыка». Так что по факту этот вариант стал неактуальным.

Во-вторых, акт этот по умолчанию носит неправовой характер – так же, как КС не имеет права отменять действующую Конституцию, так же и ВР не имеет права отменять решения КС. Неправовой характер этого решения имеет два следствия:

Читайте также:  Как нам реформировать Раду

- Принятие конституционного акта знаменует полную капитуляцию власти. ЕС и США требовали неправового освобождения Тимошенко, добиваясь создания прецедента, после которого Украина уже не могла бы ссылаться на нормы собственного законодательства как препятствие к чему-то там. Точно также оппозиция также требует принятия прецедента, который бы позволил «воротить» что угодно по принципам «революционной целесообразности». Начиная с замены «Беркута» «самообороной Майдана».

- Поскольку акт носит неправовой характер, после «честных» (в смысле – на которых победит представитель оппозиции) президентских выборов он элементарным образом отменяется – достаточно новому президенту обратиться в любой районный суд. Причем возвращение к нормам Конституции 1996 года после исчерпания Конституцией 2004 года своей технологической функции выглядит не возможностью, а необходимостью – президент-то у нас гарант соблюдения Конституции…

2. Второй вариант принадлежит УДАРу, и предполагает повторное обращение в КС с требованием пересмотреть решение 2010 года (обратим внимание, с какой непринужденность партнеры не соизволили договориться о решении столь важного вопроса).

Честно говоря, я не очень понимаю, чего и как надлежит достичь таким обращением.

Если оставаться в парадигме того решения КС, то пересмотр дела возможен по вновь открывшимся обстоятельствам. Каким? Об этом то ли не задумывались вообще, то ли решили, что пусть этим занимается сам суд, или, в крайнем случае, АП.

Можно попросить у суда конкретизировать свое решение – что делать-то надо, чтобы вернуться в правовое поле. Ну, так суд ответит, что надо в рамках конституционной процедуры либо проголосовать за Конституцию 1996 года, либо за какой-то иной конституционный проект. КС ведь принять Конституцию не может…

Можно предложить оценить правовой статус решения 2010 года или даже рассмотреть дело заново, для чего, логично предположить, необходимо полностью сменить состав судей КС. Это затягивает дело (впрочем, обращение в КС затягивает дело всегда – он у нас очень неторопливый), что, в условиях напряженной ситуации в стране, может  привести к тому, что решение появится в момент, когда оно никому уже не будет нужно – государство уже прекратит существование.

Читайте также:  Референдум в Нидерландах: необходимое послесловие

3. Третий вариант поддержан рядом крупных специалистов по конституционному праву (например – Виктором Мусиякой) и, на мой взгляд, является единственно правовым – вернуться к рассмотрению в ВР конституционной реформы 2004 года (законопроект 4180).

Тут надо вспомнить, из-за чего разгорелся весь сыр-бор. Принятие новой версии Конституции было одним из условий капитуляции Кучмы перед Майданом (важный момент – это не был компромисс, как раз для принятия новой редакции Конституции потребовалось искать компромисс…). На тот момент она уже была принята в первом чтении и получила положительное заключение КС. Ющенко был не против, но требовал внести изменения, которые бы расширяли права президента – давали ему права предлагать ВР кандидатуры министров силового блока (т.н. «президентская квота») и назначать глав ОГА (которые получили, в результате, право посылать премьера в пеший эротический тур, причем наиболее обезбашенные этим пользовались). Эти изменения были приняты без получения согласия КС, что и стало, позднее, юридическим основанием для отмены закона 2222 – процедура требует обязательного вердикта КС по каждому пункту изменений.

Соответственно, сейчас есть два варианта действий:

- Направить на рассмотрение КС «изменения Ющенко», и, в случае получения положительного отзыва, принять проект по процедуре 300 голосами депутатов.

Мне этот вариант не нравится и по форме – слишком длительный, и по сути – «изменения Ющенко» противоречат сути проекта 4180.

- Принять 300 голосами проект 4180 в изначальном виде – без «изменений Ющенко».