Эксклюзивное интервью для Центра военно-политических исследований МГИМО

Эксклюзивное интервью для Центра военно-политических исследований МГИМО

Последние события в Киеве и в целом в Украине уже несколько месяцев не оставляет без внимания российская и иностранная пресса. Политические круги России и Европы внимательно следят за развитием событий. В настоящий момент становится все сложнее определить, сможет ли действующая власть в Украине удержать ситуацию, а так же какой вектор внешней политики будет выбран Украиной. На эти и другие вопросы в интервью с экспертом Центра военно-политических исследований МГИМО ответили такие эксперты, как директор Информационно-аналитического центра «Перспектива» Павел Рудяков, директор «Центра Политического маркетинга» Василий Стоякин и украинский экономист, директор программ УАЕАС (Украинской ассоциации евразийского сотрудничества) Александр Дудчак.

Центр военно-политических исследований МГИМО: Способна ли действующая власть удержать ситуацию в Киеве и в целом в Украине в рамках правового поля? И если да то, какими методами?

Павел Рудяков: Опираясь только на собственные силы и используя исключительно собственные ресурсы, однозначно – неспособна. Действующая украинская власть достаточно слаба и неэффективна сама по себе, в сложившейся же ситуации она практически беспомощна. Слишком сильны и серьезны угрозы, слишком активно задействован внешний фактор, слишком глубоки противоречия внутри самой власти.

Василий Стоякин: Теоретически да. Возможны две стратегии действий. Введение чрезвычайного положения, разгон Майдана, привлечение к ответственности лидеров Майдана (не обязательно лидеров оппозиции). Однако это совершенно не означает стабилизации ситуации в стране (ресурсов, чтобы пресечь антиконституционную деятельность в западных областях нет), а сама такая стратегия требует адекватной реакции со стороны мирового сообщества, которой нет и не будет. Второй вариант - переговоры и взаимные компромиссы. Простор для компромисса широк, но лидеры оппозиции неадекватны и недоговороспособны.

Читайте также:  Принудительная украинизация — приглашение к федерализации явочным порядком

Александр Дудчак: Ситуация давно вышла за пределы правового поля. Существующие законы не соблюдаются. Власть принимает новые, и они не выполняются. Даже в тех случаях, когда власть пытается идти на поводу «оппозиции», объявляя амнистию участникам беспорядков – и в этом случае не может выполнить свои решения. Удержать ситуацию можно силовыми методами. Тихими арестами наиболее агрессивных организаторов. Демонстрацией силы, но аккуратным ее применением. Этого ждет большинство населения Украины. Практически все киевляне. Но майдановские бандиты отлично скоординированы. Киевляне разобщены. Нет сомнений, что «неизвестные снайперы» - известный прием давления на власть с помощью заранее подготовленного «общественного мнения», организацией соответствующей информационной кампании в глобальных и местных СМИ. Переговоры с «оппозицией», целью которых будет компромисс – затея бесперспективная. «Оппозиции» не нужны компромиссы. Они будут выставлять заведомо не выполнимые требования. Им нужна отставка или капитуляция на условиях «оппозиции», что почти одно и то же.

Центр военно-политических исследований МГИМО: Готова ли действующая власть и Украина в целом рассматривать вариант вступления в Таможенный Союз в качестве противовеса основной идее Евромайдана в виде Евроинтеграции?

Павел Рудяков: Насколько мне известно, в окружении В.Януковича есть люди, готовые думать об этом. Однако в настоящее время такой вариант является далеко не основным, даже, можно сказать, маргинальным. О нем в коридорах власти как-то не принято говорить вслух, поскольку принято считать, что "Папа" (президент) против".

Попасть в повестку дня власти вопрос о вступлении в ТС без сильного внешнего толчка, мне кажется, не может.

Василий Стоякин: В Украине сейчас нет действующей власти в целом. Властная элита расколота, а угроза со стороны Майдана пока приобрела такого характера, который бы угрожал ей всей (даже «антиолигархический» Майдан 2004 года такой угрозы собой не представлял). Большинство фракций властной элиты настроены на евроинтеграцию и в сотрудничестве с Россией видят лишь механизм демпфирования или компенсации негативных социально-экономических последствий евроинтеграции. Московские соглашения, по сути представляющие собой модель «3+1» в отношениях с ТС, эти функции в основном выполняют.

Читайте также:  «Они хотят начинать со стабилизации руин»

Александр Дудчак: В целом, очевидно, что действующая власть не исключает такой вариант. В конечном итоге, ее интересуют исключительно ее личные интересы. Но, открыто объявить об официальном изменении вектора интеграции власть вряд ли рискнет в нынешней ситуации. Невзирая на то, что именно на лозунгах интеграции с ТС Партия регионов и Янукович пришли к власти. Лишь в условиях очевидного обострения ситуации, и в том случае, если ЕС разорвет отношения с Украиной, возможна попытка изменения официального курса. Однако, реализация последних договоренностей между Украиной и Россией фактически будет означать постепенную интеграцию Украины в ТС. Пусть и не декларируемую открыто. Улучшение экономической ситуации, как следствие соглашений с Россией, испытали бы на себе и жители Украины уже в обозримом будущем. Но, на недопущение этого (в том числе) направлены сегодня все усилия т.н. «оппозиции».

Центр военно-политических исследований МГИМО: В настоящий момент, учитывая обостренную ситуацию на улицах Киева, насколько вероятен сценарий возврата к вопросу о подписании Ассоциации с Европейским Союзом и обсуждения вопросов дальнейшей Евроинтеграции?

Павел Рудяков: При сохранении власти в руках В.Януковича, пускай даже в урезанном объеме, возврат к переговорам Киева о СА с ЕС невозможен. Брюссель теперь будет разговаривать только с преемниками "донецких".

Василий Стоякин: Невероятен совершенно. Причем дело не столько в ситуации в Украине, сколько в том, что ЕС уже начал переориентироваться на новую модель отношений в треугольнике Россия-Украина-ЕС, признаки чего наглядно видны в первых интервью Штайнмайера. Есть основания полагать, что США спровоцировали беспорядки в Киеве для решения важной задачи в отношениях с ЕС – вернуть Европу в фарватер американской политики в отношении к Украине, из которого она выбилась после срыва подписания оглашения об ассоциации с Украиной (напомним, что подписание этого соглашения изначально было пролетом США и их европейских союзников, но не Германии, которая против этого проекта возражала).

Читайте также:  Вопрос о газотранспортном консорциуме уже утратил актуальность, но некоторые перспективы у ГТК есть

Александр Дудучак: В Украине пытаются называть Евроинтеграцией подписание Соглашения об Ассоциации и зоне свободной торговли с ЕС. Однако, это слишком далеко от реальной «интеграции» - лишь одностороннее своего рынка Украиной. Возврат к вопросу о подписании этой Ассоциации окончательно убил бы остатки доверия к власти тех, кто когда-то был ее сторонником и голосовал за нее на последних выборах. Говорить о сторонниках власти сложно. Скорее можно говорить о противниках противников власти. Получив власть, Янукович и Партия регионов в своих текстах практически полностью перешли на риторику своих оппонентов. Почти три года они, вопреки воле своих избирателей, говорили о «евроинтеграции», как о своей главной цели. Совершив неожиданный разворот в ноябре 2013 года, они искупили часть своей вины перед своими избирателями. Но еще один подобный разворот в сторону Европы окончательно добьет остатки электората ПР.