Упадок в танковых войсках

Упадок в танковых войсках (рецензия на книгу Д. Шеина и А. Уланова «Порядок в танковых войсках»)

Итак, освободительный поход на Европу должен начаться 6 июля 1941 года. 2000 лучших в мире танков Т-34 и КВ готовы ринуться через границу и сокрушить Вермахт. Рука Вождя уже тянется к ручке, чтобы подписать приказ на начало операции «Гроза»… Но тут вдруг встает начальник ГАБТУ РККА генерал-лейтенант Федоренко и говорит:

- Товарищ Сталин, мы не можем сейчас начинать войну.

- Не можем? Почему?

- Потому что положение об эксплуатации и полевом ремонте танков Т-34 и КВ по плану будет готово только в ноябре 1941 года. А еще нужно время, чтобы передать его в войска и обучить экипажи. Пока же мы не готовы использовать главную ударную силу наших мехкорпусов…

Как вам такой поворот темы? Казалось бы мелочь, но мелочь значимая.

Собственно говоря, книга, построенная на тщательном анализе архивных документов, очень многое объясняет в последовавшем «танковом падеже» 1941 года и довольно сильно бьет по концепциям Суворова, Солонина, Бешанова (у которого, кстати, есть книга «Упадок в танковых войсках», в которой я, однако, ничего нового и интересного для себя не нашел) и других.

Я обращу внимание только на несколько моментов, которые были мне неизвестны или на которые я не обращал внимания.

Начнем, пожалуй, с надежности.

В войсках просто-напросто отсутствовали запчасти. Промышленность не успевала их выпускать наряду с новой техникой. К тому же производство запчастей к старым танкам было (вполне сознательно, кстати) остановлено – не хватало ресурсов для одновременного перевооружения и поддержания в боеспособном состоянии старой матчасти.

В результате любая, даже самая ерундовая, элементарно устраняемая силами экипажа поломка, вроде сломанного трака, делала танк небоеспособным. Даже при наличии квалифицированного экипажа (а о какой квалификации можно было говорить, если танковые командиры 1941 года жаловались на молодое пополнение, не знавшее русского языка?) и своевременной техпомощи (а в войсках катастрофически не хватало ремонтных летучек обоих основных типов).

Читайте также:  «Дневной император»

Кстати, ко всему прочему дефицитом была резина – как автомобильная (часть машин на базах стояли на бандажах), так и танковая. Особенно критично обстояло дело с «агрессорами» БТ-7М, на колесах которых были бандажи с устаревших машин, которые возросшей массы нового танка просто не выдерживали.

В этом контексте особенно куртуазно смотрятся фантазии Виктора Суворова о танковых клиньях, вспарывающих Европу (до первой поломки) или Марка Солонина о танкистах-пацифистах, которые так не хотели воевать за Сталина, что предпочитали драпать от немцев пешком, а не на танках, которые хоть быстрее ног, но все же – оружие...

А ведь у советских танков еще и снарядов не было!

Да-да, не удивляйтесь. Опять же, знаменитый сюжет из мемуаров Жукова, где он советует использовать против немецких танков бетонобойные снаряды, пожалуй, все знают. Но я, например, не думал, что ситуация с бронебойными снарядами настолько катастрофична. У Жукова-то речь шла о 152 мм. снарядах, которые в бронебойной версии на 1941 год не очень-то были и нужны – не было брони, которую ими надо было ломать.

Между тем, на 30 апреля 1941 года в 6 МК М. Хацкилевича (это 10 армия ЗапОВО – на Сувалкинском выступе) числилось танков Т-34 – 238, КВ – 114, а бронебойных снарядов для 76 мм. пушек – . Просто ноль. Ни одного.

В 4 МК Власова (6 армия КОВО – тоже направление главного удара, Львовский выступ) Т-34 – 242, КВ – 72, а 76 мм. снарядов – 0. Причем не только бронебойных, а вообще любых.

Чтобы понять глубину проблемы надо иметь в виду, что речь идет не только о танковых пушках, но также о дивизионных, полковых и зенитных орудиях того же калибра. Между тем, «дивизионки» Ф-22 и УСВ (предшественницы ЗиС-3) были главным противотанковым средством в условиях неэффективности 45 мм. орудий (напомню, что их снаряды отличались низким качеством и частенько разбивались о броню, которую, по ТТХ, должны были пробивать). Ну а зенитки 3К даже включались в состав противотанковых бригад.

Читайте также:  Как высиживают проблемы. К 25-летию чрезвычайного положения в Чечне

Кстати, о ПТАРБ. В подписанной Куликом, Ванниковым, Вороновым и Гренделем записке указывается, что для формирования 20 бригад нужно 144 тыс. бронебойных снарядов (по 100 на 76 мм. ствол), в то время как в наличии имеется аж 20 тыс. – по 7 снарядов на ствол…

В этой ситуации теряло смысл и запланированное вооружение части мехкорпусов артиллерией вместо недостающих танков – снарядов не хватало все равно.

О подготовке.

Удивительные факты вскрываются, если читать архивные документы.

Например, Виктор Суворов пишет, что войска нельзя бросать в чистом поле, в землянках. А вот документы свидетельствуют, что ряд частей и соединений в приграничных округах уже провели в землянках зиму 1940-41 годов и ремонтировали их в преддверии зимы 1941-42 года. И летом, как раз, занимались оборудованием полигонов и стрельбищ, которых остро не хватало.

Виктор Суворов пишет о том, что в армии на 1941 год осталось множество солдат призванных с 1939 года, масса старослужащих, а злые и нечуткие документы фиксируют жалобы командиров на то, что танковые части укомплектованы, преимущественно, солдатами весеннего призыва, и старослужащих у них почти нет. В документах 17 МК ЗапВО так и пишется: «комплектование рядовым составом происходит за счет мартовского призыва новобранцев (70-90%). Отдельные части укомплектованы новобранцами на 100%».

Об угрозе.

Некоторой новостью для меня оказались сообщения советской разведки о массовом (!) использовании немцами во время французской кампании тяжелых, весом 32 тонны (для сравнения, Т-34 образца 1940 года – 26,5 тонн), многобашенных танков Nb.Fz.3 танков, вооруженных 105 мм. пушкой.

Нет, мне попадались упоминания о том, что в Германии были построены несколько таких танков, но детально они нигде не рассматривались. Даже в толстенной «Энциклопедии танков» им уделена всего пара предложений. Было их всего несколько штук, изготовлены, кажется, из конструкционной (не броневой) стали и использовались, преимущественно, в пропагандистских целях – для запугивания мирных датчан и норвежцев и даже, если верить Википедии применялись в одном бою против англичан. Французы действительно сильно испугались и, по ходу, запугали еще и наших…

Читайте также:  Орест Субтельный: канадский мечтатель

Кстати, учитывая наличие этих танков, а также самоходных 150 мм. гаубиц немного непонятно, почему это командование Вермахта, получив информацию о столкновениях с танками КВ-2, усомнилось в возможности строительства таких танков. У них-то нечто подобное было…

Вывод очевиден. Танковые войска – не просто набор коробочек с пушечками. Пусть даже и хороших коробочек. Это сложная система, включающая в себя множество составляющих, отсутствие каждого из которых снижает ее эффективность в целом.

Знали ли Сталин о том, что его танковые полчища, мягко говоря, не очень-то готовы к «освободительному походу»? Может и не знал. Хотя опыт «малого похода» 1939 года как бы намекал – мехкорпуса несли потери в основном от поломок и неумения командиров организовать снабжение (приходилось даже по воздуху топливо доставлять).

Зато Сталин совершенно точно должен был знать о том, что инструкций к новым танкам в армии нет, и раньше 1942 года их не будет. А значит «освободительный поход» не получится.