Уступки Тимошенко

Уступки Тимошенко

Сигналы о том, что для освобождения Тимошенко нужны также уступки и с ее стороны, шли систематически. Президент Украины и украинские чиновники говорили об этом прямо. Европейские «друзья», судя по всему, только в ходе переговоров лично с ней. Так или иначе, но советы доброжелателей были услышаны.

Честно говоря, мне не очень понятно, что имелось в виду под уступками. Однако реакция Тимошенко вызвала у меня, прямо скажем, некоторое удивление.

Начались уступки с большого интервью «Украинской правде», в котором Тимошенко прямо признала, что подписанные ею газовые соглашения были невыгодны для Украины. Соответственно в этом пункте она признает свою вину. Хотя пытается ее нейтрализовать тем, что заключала она невыгодные соглашения с высокой целью – избавить Украину от энергетической зависимости от России.

Я о газовых переговорах уже писал, и могу только повторить:

- В ходе газовых переговоров Тимошенко, как адекватный переговорщик, никогда не преследовала целью повышение цен (с любой целью), а стремилась только к снижению. Более того, она этой цели достигла.

- За высокую цену на газ последовательно боролся Виктор Ющенко, который и сорвал подписание достигнутых Тимошенко договоренностей.

- Подписанное в итоге соглашение, хотя и не было выгодным для Украины (хотя все желающие могут убедиться – до последнего момента Тимошенко числила это соглашение как раз выгодным), это был наилучший вариант из всех возможных.

В этом контексте говорить о том, что Тимошенко, якобы, согласилась на высокую цену в обмен на какие-то преференции для нее лично, бессмысленно. Если там и были какие-то секретные соглашения, то касались они уступок со стороны Украины (в СМИ писали о возможности продления базирования ЧФ в Севастополе – не вижу в этом ничего невероятного).

Читайте также:  Юрий Луценко: Как термометр превратился в барометр

Именно поэтому я, например, считал и считаю, что в газовом деле на скамье подсудимых должен был сидеть Ющенко, а Тимошенко должна была быть свидетелем. Увы, маемо, що маемо. И именно поэтому я считаю заявление Тимошенко в интервью УП по меньшей мере странным.

Второй уступкой стало высказанное Коксу и Квасьневскому согласие лечиться за границей. Однако, судя по всему, суть уступки для большинства наблюдателей осталась непонятной.

На самом деле это была уступка, поскольку ранее Тимошенко заявляла, что выезжать за границу не намерена, а лечиться хочет в простой украинской больнице. Однако, учитывая, что ее и так обслуживают немецкие врачи, а дискуссия относительно выезда на лечение (с предсказуемым облегчением режима) ведется уже давно, подавать согласие как уступку не следовало бы. Во всяком случае, это уступка не «антинародному режиму» (который ее выезда никогда не требовал прямо), а здравому смыслу.

Возможно, имелось в виду, что в Берлине Тимошенко немедленно попадет в сложное положение – ведь ей там действительно придется лечиться, да и решать как-то вопрос с возвращением (невозвращением?) в Украину…

Третьей уступкой стало объявленное Сергеем Власенко согласие на помилование. А вот это, извините, полный абзац. Все традиционные заклинания о том, что целью Тимошенко является полная реабилитация, а помилование только первый шаг, лишены смысла.

Помиловать можно только преступника. Причем преступника раскаявшегося. Таким образом, Тимошенко довела тему, начатую в интервью УП, до логического завершения – признав свою вину по газовому делу. После этого можно забыть о реабилитации и отозвать иск в Европейском суде по правам человека.

Самое же интересное, что единственный смысл этой дикой комбинации – выезд Тимошенко на лечение за рубеж. Причем не потому, что здоровье плохое, а потому, что ей сидеть надоело. Соглашение об ассоциации будет подписано в любом случае – будет Тимошенко сидеть или нет.

Leave a Reply