Немного о малом бизнесе

Немного о малом бизнесе

Магистральным направлением рыночных реформ изначально было создание значительного сегмента малого бизнеса. Это очень нужно, потому что это – средний класс, рабочие места, услуги, значимая часть ВВП.

Начнем, пожалуй, с ВВП. Да, действительно, в европейских странах и США малый бизнес формирует значимую часть ВВП. В США, например, около 70%. Но что такое этот ВВП?

Приведу пример. Если я вырастил на своем участке вырастил мешок картошки и продал его на рынке, ВВП страны вырос на этот самый мешок картошки + налоги. Если я подарил этот мешок картошки другу, то ВВП страны не только не вырос, но даже и сократился за счет неуплаченных налогов и упущенной прибыли рынка (именно поэтому в США за попытку подарить мешок картошки меня бы оштрафовали, да и еще оштрафовали бы и друга – за неуплату налогов). Странная вещь этот ВВП. Мешок картошки есть, им можно довольно долго питаться, но в ВВП он отражается только в особо специальных случаях.

Так что рассказы о 70% ВВП – в пользу людей, которые его многократно увеличивают путем перепродаж одного и того же мешка картошки. Убери перекупщиков, проведи мешок картошки через систему потребительской кооперации, и ВВП снизится.

Второй аспект. Вот, например, в Финляндии очень развит малый бизнес – 65% ВВП. Откуда мы знаем о Финляндии? От телефонов «Нокия» и финской бумаги. И то и другое – продукт крупного (и даже очень крупного) бизнеса.

В Венгрии при социализме производились «Икарусы» и консервы. Что там сейчас производится? Если что и производится, то это не венгерский продукт. Соответственно и страны такой нет – есть туристический объект Будапешт.

Читайте также:  Декларации и гражданское общество, кто кого?

То же касается других аспектов.

Средний класс? Средний класс, в основном, это сотрудники крупных корпораций – менеджмент, ИТР, квалифицированные рабочие. Большая часть работников сферы малого бизнеса низкоквалифицирована, или же имеет квалификацию крайне специфическую. Другое дело, что сами бизнесмены – более социально активная и независимая часть общества, но это касается только их бизнеса. В общественной и политической жизни они, как правило, пассивны. В Украине попытка какой-то политической силы опереться, например, на мелких торговцев гарантирует ей провал – денег они не дадут (их просто нету – в обороте все), а на выборы они не ходят.

Рабочие места? Да не пойдет квалифицированный токарь поваром в семейный ресторан. Но дело даже не в этом – в моменты кризиса без работы остаются как раз работники малого и среднего бизнеса. Просто потому, что это сфера обслуживания, которая зависит от доходов работников производительного сектора экономики.

Классический пример – Греция, которой ЕС повелел отказаться от производства и сосредоточится на туристической сфере. Как только в Европе начался кризис, и европейцы начали экономить на отдыхе, экономика Греции обрушилась. Обрушилась не потому, что жили не по средствам, а потому, что заменили ремонт кораблей малым и средним бизнесом, ориентированным на туризм.

Услуги? Да, качество услуг в современной Украине намного выше, чем в УССР. Только этими качественными услугами может пользоваться несравнимо меньшая часть людей, чем некачественными при социализме.

Малый бизнес, конечно, нужен. Это важный сегмент. Но экономика, построенная на малом бизнесе – это средневековье. Страна формируется крупной промышленностью.