Евроассоциация и рынок политтехнологий

Евроассоциация и рынок политтехнологий

Подписание Соглашения об ассоциации с ЕС несет для рынка политтехнологий ряд рисков.

Первый риск связан с вопросами финансирования.

Почему в странах Восточной Европы практически нет профильных агентств политического консалтинга, а россияне, не смотря на дефицит заказов у себя, туда предпочитают не ездить? Да просто потому, что там нет заказчиков.

Природа этого явления очень проста. В момент проведения рыночных реформ в странах Восточной Европы была выбрана «честная» модель приватизации (в кавычках – потому что шариковская идея «отнять и поделить» по умолчанию нечестная). Результат был достигнут – ни в одной из соседних стран не возник крупный национальный капитал. Свечных заводиков – навалом. Банков, торговых сетей, не говоря уже о крупных промышленных концернах там нет. Разве только транснациональному капиталу из каких-то соображений захотелось замаскироваться под польской или венгерской маркой (такие фантазии приходят к ним в голову редко).

Именно это позволило Восточной Европе быстро и сравнительно безболезненно влиться в ЕС. Нет крупного капитала – нет силы, которая в принципе была бы заинтересована в независимости страны. На патриотических фантазиях далеко не уедешь. Переговоры проходили просто, потому что правительствам этих стран было достаточно соглашаться на условия ЕС – каких-то интересов, которые следовало защищать, за ними просто не стояло. Это уже потом, когда выяснилось, что в ЕС нет места польским крестьянам-единоличникам (отлично существовавшим при социализме) и румынским шахтерам, начался шухер. Но было уже поздно.

Это все лирика, а факт состоит в том, что уровень финансирования политических сил в Польше – владелец сети игровых салонов, в Болгарии – владелец трех газет и двух радиостанций (чтобы понять размер катастрофы – у них это прибыльный бизнес). Понятно, что потянуть какой-то крупный политический проект они не могут. Да они не тянут – ограничиваются лоббизмом.

Читайте также:  История, написанная национализмом: 25 лет партии "Свобода"

Украина обязана пройти этот же путь. Сейчас у нас финансирование крупных проектов происходит из государства и от олигархов. Эти источники иссякнут. Государство у нас будет нищее, а олигархов, скорее всего, не будет вовсе.

Последнее очень хорошо видно по поведению Петра Порошенко (кажется единственного из наших олигархов, способного к системному мышлению и реалистично представляющего «светлое европейское будущее»). За последнее время он сбыл с рук свой автобизнес, переводит в Россию кондитерские активы и занят поиском покупателей на свои судостроительные предприятия. Очевидно, что в ЗСТ с ЕС Украина будет зоной, где какое-либо производство умрет.

«Семья» и близкие к ней олигархи считают, что они о чем-то с ЕС договорились. Думаю, договоренности о неприкосновенности их имущества действительно есть. Но так же думаю, что никто выполнять их не будет.

Мубарак и Каддафи тоже считали, что их активы в европейских банках неприкосновенны. А у маршала Рыдз-Смиглы был даже договор о взаимной военной помощи с Англией и Францией. Более того, они даже объявили Гитлеру войну... Но для защиты Польши не сделали больше ничего.

В данном случае ситуация усложнена тем, что не очень понятно, с кем именно на Западе договаривались наши олигархи. Нет там субъекта, который мог бы что-то им гарантировать. Зато есть те, которые с легкостью их ограбят. А основания для этого есть – ЕС очень зол на Януковича, с которым пришлось договариваться и которому пришлось уступать. Дело не только в экономических уступках (хотя продавцы подержанных автомобилей в ярости от 10-тилетнего переходного периода для Васадзе и Святоша), а унижении Еврокомиссии, которая в обычном режиме командует «суверенными» странами – какую отрасль похерить, а какую – продать, а тут вынуждена уговаривать бывшего зэка… Такое, знаете ли, не прощают.

Читайте также:  Как нам реформировать Раду

Кроме того, не будем забывать о прогнозируемых последствиях вступления Украины в ЗСТ с ЕС. Оптимисты считают, что в среднесрочной перспективе (т.е., лет через 10) украинская экономика опять начнет расти. Они же считают, что упадет она не сильно – раза в два. За счет вытеснения украинских товаров с украинского рынка европейскими и за счет невозможности выйти на рынки стран СНГ. Короче, в обозримой перспективе в стране денег не предвидится. Зато будет ощущение приобщенности к высоким европейским стандартам (как они будут выглядеть в наших условиях – отдельный разговор).

Второй риск связан с самой сутью политики.

Почему Юра Луценко хочет стать депутатом Европарламента? А что ему делать здесь?

Уже сейчас мы видим, что нас парламент работает (!) над принятием списка законопроектов утвержденных в Брюсселе. Чтобы понять, насколько идиотское это занятие, достаточно знать два обстоятельства:

Во-первых, никакого контроля над качеством законопроектов нет. Я законодательной работой занимаюсь не первый год, но такой эмоциональной реакции Главного научно-экспертного управления ВР, как на творения Тигипко, Чумака и компании, не видел никогда. Собственно, ЕС требует принятия законов, но им все равно, что будет написано в этих законах. У нас много говорят в Венецианское комиссии, но эта структура полуфиктивная – по-моему на нее только в Украине внимание и обращают.

Во-вторых, совершенно независимо от того, что там напринимает ВР, соглашение об ассоциации все равно будет подписано. Потому что – НАДА. Надо до такой степени, что ЕС даже готов кинуть Тимошенко (собственно, на Тимошенко им начхать, но слишком много уважаемых людей за нее «вписалось», некрасиво получится, если они все защищали преступницу).

Этот режим действует уже сейчас. После подписания соглашения, боюсь, список законов будет поступать непосредственно в Кабмин к исполнению – минуя Верховную Раду. То же самое касается постановлений самого КМ. Думаете, я преувеличиваю? Значит, вы не хотите, чтобы Украина стала кандидатом в члены ЕС!

Читайте также:  Референдум в Нидерландах: необходимое послесловие

На этом фоне особое значение приобретает завет Остапа Ибрагимовича – переквалифицироваться в управдомы. Итак – бороться за что-то на украинском уровне бессмысленно. Вопрос членства в ЕС не актуален. Вес местного самоуправления в этих условиях возрастет. Кампании там, правда, будут малобюджетными, зато желающих занять места в муниципалитетах будет много.