Украина и ее непризнанные соседи: хата больше не с краю

Украина и ее непризнанные соседи: хата больше не с краю

Мировое сообщество редко вспоминает о непризнанных государствах, которых  насчитывается около 120-ти. Большинства из них нет на официальных картах, но в них живут люди, работают президенты, парламенты, правительства и принимаются конституции. О проблемах этих стран и их соседей не принято говорить вслух, хотя их трудности главные геополитические игроки на мировой арене используют в своих интересах не один год.

В целом, за последнюю сотню лет на территории почти 60-ти признанных стран можно насчитать около 120-ти непризнанных государств. Одни существуют де-факто, но в полной мере, де-юре, не признаются международным сообществом. Другие, наоборот, признаны, но не имеют собственной территории. Третьи признаны лишь отдельными странами или региональными организациями.

Больше всего непризнанных автономий, пожалуй, располагается в восточной Африке (территория Сомали). Но пятилетняя годовщина российско-грузинского конфликта, после которого на политической карте мира появилось еще два непризнанных государства — Южная Осетия и Абхазия, многолетнее соседство Украины с проблемным Приднестровьем, а также председательство Украины в ОБСЕ в 2013 году, переводят эту тему в разряд актуальных и в нашей стране.

Напомним, Украина как глава ОБСЕ в текущем году выступает гарантом переговорного процесса в формате «5+2» между сторонами приднестровского конфликта. Однако, на данный момент каких-либо существенных результатов в решении вопроса Киев не добился. Учитывая тот факт, что осенью в Вильнюсе состоится саммит Восточного партнерства, на котором Украина и Молдова рассчитывают на парафирование договоров об ассоциации с ЕС, Киеву следует поторопиться.

Дело в том, что у Молдовы есть «запасной» вариант присоединения к Европе — в составе Румынии. И тогда вопрос о статусе Приднестровья полностью ляжет на плечи Украины. При этом не стоит забывать, что с Румынией у Киева весьма напряженные отношения, а также ряд нерешенных территориальных споров.

Одно гражданство — три паспорта

Впрочем, пока вопрос непризнанных республик-соседей Украины обсуждается на уровне президентов и правительств, качественного улучшения жизни их граждан, даже после официального признания суверенитета всех трех стран со стороны России, не произошло. К примеру, несмотря на то, Абхазия, Южная Осетия и ПМР выдают гражданам свои паспорта, покинуть границы республик с такими документами невозможно. Несмотря на то, что Москва уже пять лет официально считает две бывшие грузинские автономии суверенными, гражданам Абхазии и Южной Осетии, чтобы попасть в РФ, необходимо либо получать специальный загранпаспорт республики, либо иметь российское гражданство  (республики не запрещают двойное гражданство). В то же время, такой загранпаспорт дает возможность уехать лишь в те страны, которые признают независимость Абхазии и Южной Осетии. А их в мире не много.

Известны также случаи, когда абхазских и югоосетинских экспертов, имеющих российский загранпаспорт, приглашали для участия в разных мероприятиях за рубежом, обещая поставить визу при въезде, но, в итоге, отказывали. Это приводит к тому, что на официальном уровне в Абхазии и Южной Осетии признают лишь российские документы, а сами жители республик не против воспользоваться благами свободного перемещения, предлагаемыми Грузией.

Уже несколько лет Тбилиси выдает абхазам и осетинам так называемые нейтральные документы, чтобы жители «оккупированных регионов» могли выезжать за пределы своих республик. При этом, Грузия не настаивает на получении грузинского гражданства.

Так как нейтральные паспорта выдает Грузия, чей суверенитет над этими территориями мало кем оспаривается, теоретически, пользоваться такими документами абхазы и осетины могут и за границей. Пока нейтральный паспорт признан только Японией и Чехией, но в будущем Грузия надеется на поддержку стран Балтии. На сегодняшний день это вовсе не означает, что обладатель нейтрального документа, получив шенгенскую визу Чехии, сможет посещать и другие страны Шенгена. Зато позволяет жителям непризнанных республик бывать еще где-то, кроме России.

Читайте также:  ВМФ Украины: сможет ли украинский флот быть хозяином Чёрного моря

Что касается Приднестровья, то паспорт гражданина ПМР также не дает возможности покинуть границы республики: Молдова попросту не признает удостоверения личности, выдаваемые компетентными органами властей Приднестровья. И жителям республики (даже имеющим гражданство Украины или России), желающим свободно выезжать в другие страны, а также получать визы других стран, необходимо получить вид на жительство в Молдове.

Кроме того, учитывая отсутствие запрета на двойное гражданство в ПМР, помимо российских паспортов, жители республики, подтвердив свои украинские, молдавские или румынские корни, не против обзавестись документами Украины, Молдовы и Румынии (паспорт Евросоюза).

Имперские планы России и США

По мнению группы глобальной разведки Geostrategy, ключевую роль в разрешении проблем непризнанных республик должна играть Организация объединенных наций. Однако здесь государства наталкиваются на международно-правовую коллизию. Дело в том, что уставом ООН утвержден принцип права народов и наций на самоопределение, согласно которому создание независимого суверенного государства свободно определяется народом. С другой стороны, данному принципу противостоит другой – принцип неприкосновенности государственного суверенитета и невмешательства во внутренние дела государства. Фактически – замкнутый круг.

В связи с этим, власть любого новоиспеченного непризнанного государства, скорее всего, ждут долгие дипломатические торги и поиски влиятельных союзников на международной арене. Для положительного восприятия провозглашения независимости необходимо, во-первых, ни в коем случае не прибегать к силовому решению конфликта. Во-вторых, добиться легитимности власти, проводя честные и прозрачные выборы, с привлечением как можно большего количества международных наблюдателей.

Впрочем, стопроцентной гарантии признания, даже в этом случае, ожидать не стоит. По словам младшего аналитика группы глобальной разведки Geostrategy Михаила Захоровского, заинтересованные мировые игроки время от времени прибегают к искусственному созданию непризнанных территорий с тем, чтобы или усилить собственное влияние в регионах, в которых в той или иной степени присутствуют их политические, экономические или интересы безопасности. «Через непризнанные образования легче влиять на региональные процессы... и можно с полной уверенностью утверждать, что эта проблема носит глобальный характер и является серьезной угрозой международному миру и безопасности», - считает он.

С таким мнением согласен и директор Центра внешнеполитических исследований ОПАД Сергей Пархоменко. Однако, по его словам,  даже признавая те или иные территории отдельными государствами, главные игроки на мировой арене также преследуют свои интересы.

С одной стороны, так действует Российская Федерация, признавая независимость Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья, которые будут «плыть в фарватере российской имперской политики». «Россия, после прихода к власти Владимира Путина, пытается показать себя сильной и продемонстрировать, что с ней нужно считаться», - отмечает Сергей Пархоменко.

Собственно, признание Абхазии и Южной Осетии Российской Федерацией после войны 2008 года вызвало переполох в мире, поскольку такие действия выходили за рамки общепринятых: «Так как подобные действия России можно расценить как действия государства, находящегося в состоянии войны и стремящегося расчленить страну-противника», - считает директор Центра политического маркетинга Василий Стоякин.

Но это не привело к ожидаемым Россией результатам. Несмотря на тот факт, что в каждом указанных непризнанных государств существуют политические элиты, ориентированные на Москву, население этих республик все больше тяготеет к полной независимости. А в геополитическом аспекте, за все время существования Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья в качестве «непризнанных государств», никакого восстановления российской мощи не произошло.

Читайте также:  Что происходит с валютными резервами Украины

«Россия, активно поддерживая непризнанные республики, в частности Абхазию и Южную Осетию, создает тем самым множество проблем и себе. Во-первых, это осложняет отношения с цивилизованным миром. Во-вторых, тем самым Москва собственными же руками создает очаг нестабильности у своих границ на Кавказе. В-третьих, и это, пожалуй, главное, признание того, что не признается всем остальным миром (включая ближайшего сателлита – Беларусь), ставит под сомнение легитимность самой РФ. Ведь, оказывая покровительство непризнанным республикам, Москва и саму себя ставит вне рамок международного права и общепринятых норм ведения внешней политики», - рассказал УНИАН политолог Алексей Красноперов.

С другой стороны, так, в той или иной мере, действуют и США, которые были инициаторами признания Косово. «Фактически, поддержка со стороны США косовских повстанцев — не что иное, как заявка о том, что США не желают потерять статус ключевого игрока в… Европе. И это был месседж, что в европолитике США продолжат играть значительную роль», - отмечает Сергей Пархоменко.

Непризнанные государства как разменная монета для торгов

Не последнюю роль в геополитических играх пытается играть и Евросоюз. Во всяком случае, попытками втянуть Украину, Молдову и Грузию в орбиту своих интересов, ЕС пытается продемонстрировать, что не является простым наблюдателем спарринга между США и Россией на мировой геополитической арене.

В то же время, стремление Украины, Молдовы и Грузии интегрироваться в ЕС, дает возможность Европе влиять на решение проблем с непризнанными государствами, граничащими с этими странами. И, учитывая опыт урегулирования конфликтов вокруг Северного Кипра и Косово, - влиять вполне успешно.

При этом, в нерешенном вопросе непризнанных государств Европа имеет свои козыри. С одной стороны, непризнание, к примеру, Южной Осетии, может стать для стран Евросоюза разменной монетой в тех или иных (в большей степени — экономических) переговорах с Россией. «С другой стороны, не факт, что это окажет существенное влияние на ход переговоров, поскольку русские не придают серьезного значения статусу Южной Осетии. Для них достаточно того, что они полностью контролируют ситуацию на данной территории», - считает политтехнолог Константин Долгов.

Собственно, контролируя территорию Абхазии и Южной Осетии, Россия закрывает для Грузии возможность интеграции с НАТО. Несмотря на то, что и Североатлантический Альянс, и США регулярно заявляют, что готовы видеть Тбилиси участником НАТО, конкретных дат вступления не называет никто. И одной из главных причин являются неурегулированные Грузией территориальные споры, так как Устав Альянса не позволяет принимать в свой состав страны, имеющие подобные территориальные споры с соседями.

Впрочем, в Тбилиси считают, что Грузия войдет в НАТО даже при наличии проблем с Абхазией и Южной Осетией, возможно, в виде исключения.  Тем временем, Брюссель (по крайней мере, в ближайшие годы), вряд ли будет педалировать эту тему, так как нынешняя ситуация в Грузии с непризнанными республиками может быть использована для другой актуальной для НАТО задачи: развертывания ЕвроПРО. Учитывая, что Альянс планирует полностью развернуть ЕвроПРО в 2018 году, Кремль может оказаться перед выбором: либо согласиться на наличие объектов глобальной системы противоракетной обороны в Восточной Европе, либо пустить Грузию в НАТО.

При этом, парад суверенитетов независимых государств потеряет смысл, отомрет и перестанет быть системой давления.

В свою очередь, Сергей Пархоменко допускает, что на первый план также выйдет экономическая составляющая. «Россия сколько угодно сможет настаивать на признании непризнанных республик, но без вливания в эти страны дотаций, подобный «шантаж» ничего не даст. А ЕС будет давить на Россию тем, что сможет давать гранты Украине, Грузии и Молдове», - отметил он.

Читайте также:  НАТО: надо Украине или не надо? Мнения экспертов

Эксперт допускает, что это, в будущем, приведет к тому, что Абхазия и Южная Осетия не будут против присоединения к Грузии, а Приднестровье вполне может высказать желание объединиться с Украиной или Молдовой.

С таким сценарием в корне не согласен генеральный директор Центра политической информации (РФ) Алексей Мухин. По его словам, действительно, Приднестровье прямо рассчитывает на финансовую и военную помощь России, как это делают Южная Осетия (в больше степени) и Абхазия (в меньшей степени). «Однако присоединение Приднестровья к Украине в качестве выхода из создавшейся тупиковой ситуации – сценарий настолько экстравагантный, что он похож на прыжок человека из горящего дома в ледяную прорубь», - подчеркивает он.

По мнению политолога, это особенно рискованно для Украины в преддверии сближения с ЕС и решении вопроса о льготном визовом режиме. «Ясно, что такое «присоединение» в перспективе заморозит все интеграционные проекты Украины с ЕС. Однако поговорить о перспективах вероятного разрешения конфликта можно, и украинские политики это делают охотно», - добавляет он.

Российский политолог уверен, что в ближайшей перспективе разрешение вопроса с Приднестровьем в мирном ключе не предвидится: существующая система отношений является своеобразным status quo и она выгодна заинтересованным сторонам. Иначе давно уже разрешилась бы...

Уроки для Украины

Действительно, Украина как председатель ОБСЕ в этом году одним из приоритетов своей работы заявила урегулирование приднестровского конфликта. Но, несмотря на предложения «прорывных» сценариев, справляется со своими обязанностями довольно слабо. «Приднестровье могло бы получить широкую автономию в Молдове, и Украина могла бы стать лидером переговорщиков в этом процессе. Но мы слишком формально выполняем свои обязанности в ОБСЕ, обходя все «горячие» темы, которые позволили бы Украине выйти на другой уровень международно-политических инициатив. Политическое руководство страны сосредоточено на собственных перспективах, поэтому Украина не реализовала свой потенциал. И, думаю, не реализует», - рассказал УНИАН бывший первый заместитель секретаря СНБО Степан Гавриш.

По его словам, так как Украина остается пассивным игроком в то время, когда в мире разворачивается геополитический кризис, она становится неинтересным субъектом геополитики.

В свою очередь, Василий Стоякин уверен, что соседство с Приднестровьем является политическим преимуществом для Украины для «игр» как с Западом, так и с Востоком. «Другое дело, что проблема сложная, а значит и игра быть тонкая. К сожалению, украинская дипломатия после Кучмы к такой игре приспособлена слабо. Тем не менее, очевидно, что без участия Украины решение проблемы невозможно», - считает он.

История пестрит событиями, когда «незначительные» регионы становились разменной монетой в геополитических играх. Первая мировая война, в свое время, началась с проблем на Балканах. Конфликты вокруг немецких меньшинств в Польше и Чехии стали поводом для начала активной фазы Второй мировой. Карибский кризис, едва не закончившийся ядерной катастрофой, начался вокруг маленькой Кубы.

В этой связи, очевидно, что непризнанные государства — козырь, который могут разыгрывать ключевые игроки в мировой политике, в то время, когда реальные войны невозможны. А Украине, если она все же хочет стать сколько-нибудь значимым игроком на мировой арене и не оказаться инструментом в реализации чужих политических раскладов, достаточно не играть в чужие сценарии.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *