Как предотвратить референдум?

Как предотвратить референдум?

Коммунистическая партия Украины заявила, что намерена начать сбор подписей за проведение референдума по народной инициативе относительно выбора направления интеграции. Очевидно, что имеющийся у КПУ ресурс (особенно – учитывая поддержку со стороны «Украинского выбора» и других партий и организаций того же направления) достаточен, чтобы обеспечить выполнение требований закона. Таким образом, непосредственно накануне «судьбоносного» вильнюсского саммита украинская власть окажется перед неприятной перспективой необходимости проводить референдум о геополитическом выборе, который (выбор) она уже сделала.

Безусловно, тут многое зависит от того, какая будет формулировка вопроса, каковы будут сроки референдума и как отреагирует на инициирование референдума ЕС. Однако, даже не углубляясь в эти подробности можно сделать вывод, что прохождение процедуры по инициированию референдума будет для нынешней власти заметным политическим риском. Сам по себе сбор подписей будет означать, что ПР и президент теряют поддержку в своем базовом регионе, что страна вовсе не так управляема как хотелось бы, а геополитическая ориентация и даже само право действующей власти ее определять – под вопросом. Да и общественную дискуссию придется проводить. Если же власть поддержит сбор подписей, то это вызовет некоторое недоумение в Европе. Вплоть до отказа от подписания соглашения об ассоциации.

Соответственно, перед президентом стоит вопрос – как минимализировать негативное влияние задуманного коммунистами референдума.

В 2006 году все было как-то проще. Тогда Ющенко не был связан никакими обязательствами относительно проведения референдумов и вообще хоть каких-то норм демократии. На проверку подписей о референдуме по НАТО и ЕЭП были брошены силы всех правоохранительных ведомств – милиции, СБУ и прокуратуры. Гораздо позже активист СДПУ(о) рассказывал мне, что его просто вызвали в управление СБУ, дали бумагу и ручку и предложили написать явку с повинной о том, как он фальсифицировал подписи. Писать он отказался, но честно признал: потребовали бы написать годом раньше – написал бы. В 2005 году были ожидания, что вот-вот начнут хватать без разбора всех, заподозренных в сотрудничестве с «антинародным решением» и сажать решением «чрезвычайной тройки» в составе представителей НУ, БЮТ и «Поры». Во имя евроинтеграции.

Читайте также:  Александр Турчинов: бла-бла-бла и другие идеологические ценности

Стеснительность Ющенко в выборе средств не позволила тогда сорвать сбор подписей, и пришлось выкручиваться. В конце концов, президент просто не назначил референдум на том основании, что вопрос о вступлении в НАТО не актуален (и правда – ведь присоединение к плану действий не является членством). Это, конечно, никакое не обоснование и Ющенко, вообще-то, надо было бы судить за нарушение закона. Однако, ему все простили, а Янукович даже и не подумал став президентом назначить референдум, процедура инициирования которого уже была проведена.

Теперь коммунисты проводят ее в соответствии с новым законом о референдуме и перед президентом стоит сложная проблема – каким образом его предотвратить.

Уговорить коммунистов не собирать подписи, поскольку, дескать, соглашение об ассоциации – еще не членство в ЕС, не получится. Ради неопределенного партнерства с властью КПУ отказываться от выполнения своих программных требований не будет. Да и вопрос, скорее всего, будет о присоединении к Таможенному Союзу.

Сорвать сбор подписей, или счесть их фальсифицированными, скорее всего тоже не получится. Применение тех же методов, что в 2006 году вызовет недовольство у тех избирателей, на которых Янукович может рассчитывать в 2015 году. Учитывая, что у них и так более чем достаточно причин для недовольства политикой власти, лишний раз их лучше не нервировать. Да и в самой Партии регионов, особенно – если вспомнить демарш Царева, такая политика восторга не вызовет.

Не назначить референдум тоже будет сложно – закон ведь прямо требует его проведения. Президент обязан его назначить. Правда, Ющенко тоже был обязан, но там можно было хоть сослаться на некоторую неопределенность формулировок (Виктор Медведчук, правда, утверждал, что формулировки вполне определенные, но это понятно профессиональному юристу, а не колхозному бухгалтеру).

Читайте также:  Синдром идеологического дефицита интеграционных проектов

Можно, в конце концов, отменить сам закон о референдуме. Сделать это не так уж и сложно – он самоочевидно противоречит Конституции Украины. Однако, тогда возникает вопрос – а зачем вообще власти потребовался этот закон? Не для того ведь, чтобы блокировать проведение референдумов, верно? Аналитики еще со времени внесения законопроекта обсуждают, зачем он понадобился и сходятся в том, что закон именно в такой форме, исключающей парламентскую имплементацию решений референдума, потребовался власти для того, чтобы вносить изменения в Конституцию…

Кстати, можно отказаться от проведения референдума на том основании, что членство в Таможенном Союзе противоречит Конституции. Но тут уже в игру вступает демарш Царева и юридический вывод «Правовой державы» – соглашение об ассоциации тоже требует внесения изменений в Конституцию! И если мы на этом основании отменяем референдум, то и в Вильнюс нам ехать совершенно не обязательно.

Впрочем, по тексту закона (п. 4 Ч. 3 Ст. 3) референдум можно проводить по любым вопросам, кроме запрещенных Конституцией. Вопрос о согласии граждан на вступление в ЕС или ТС сам по себе изменения Конституции не требует. А вот положительный ответ на такой вопрос предполагает не только согласие, но даже и требование граждан внести в Конституцию соответствующие изменения.

Остаются совсем уже маргинальные сценарии: простой, безосновательный отказ назначать референдум а-ля Ющенко-2006 (т.е. – узурпация власти); дефолт, который сделает невозможным проведение референдума по чисто финансовым обстоятельствам и т.п.

В общем, я не вижу путей, которыми бы власть смогла воспрепятствовать проведению референдума.

Другое дело, что власть может попытаться использовать фактор референдума в какой-то более сложной геополитической игре, демонстрируя Европе свою непоколебимую стойкость на пути евроинтеграции, а России – готовность прислушиваться к мнению общественности, заинтересованной во вступлении в Таможенный Союз. Однако, такая игра требует ювелирной тонкости и вовсе не гарантирует от того, что окончательный выбор все же делать придется…