Заметки на полях заметок (рецензия на книгу Александра Булавина «Заметки на полях мажоритарного округа»)

Собственно, книга блестящего практического технолога Александра Булавина не является ни каким-то обобщенным трудом по избирательным технологиям или даже case-study на примере одного округа. Это, скорее, очень личные и эмоциональные рассуждения о различных профессиональных проблемах – как универсальных, так и характерных именно для избирательной кампании 2012 года.

Соответственно и моя статья будет не так собственно рецензией, как рассуждениями по мотивам рассуждений.

1. ЭлекторатЪ

После одержанной победы Александр Алексеевич делится выводами относительно поведения избирателя. Выводы такие:

1) «Пока еще здравый смысл побеждает. (…) Именно благодаря этому (…) нам удалось победить».

В этом – весь Булавин. Человек, который полностью «сливается» с целями кампании, воспринимает их как личные и эмоционально воспринимает победу или поражение кандидата как свои.

В какой-то мере такое отношение к работе характерно для каждого хорошего профессионала. Но я, лично, воспринимаю все же такое отношение как «перегиб».

Судьба всех маркетологов, рекламистов и политтехнологов состоит в том, что мы рекламируем не то, что действительно нужно потребителю, а то, что есть на рынке. А то, что есть на рынке, далеко не соответствует желаниям людей. Вот, например, в украинском обществе примерно половина сторонников европейской интеграции, а в парламенте их, почему-то, почти 93%. И дело не в том, что избиратели неправильные, а в том, что выбирать предлагается из евроинтеграторов…

Если же продолжить эту мысль, то можно прийти к выводу, что правильные выборы были только в СССР, где никто не делал вид, что выборы что-то решают, а депутаты кого-то представляют. И ничего – ходили на выборы безальтернативных кандидатов от блока коммунистов и беспартийных и были довольны… Во всяком случае тут было никак не меньше здравого смысла, чем в избрании лучшего из заведомо не подходящих кандидатов.

С другой стороны, работая на представителей различных, нередко диаметрально противоположных или не соответствующих моим личным симпатиям как гражданина политических сил, я всегда исходил из того, что если за партию/кандидата кто-то голосует, значит, какой-то смысл в ее/его пребывании в политике все же есть. Кому-то такая логика покажется не слишком моральной, но цинизм – часть профессии…

2) «Чем больше было сделано для жителей данного поселка (…) тем меньше людей (…) проголосовало за партию регионов и нашего кандидата. И чем меньше было сделано для данной местной громады, тем охотнее люди шли голосовать за партию власти и ее кандидатов».

Этот вывод Александр Алексеевич выделили исключительно большими буквами. Однако у меня этот вывод особого удивления не вызвал – я тоже на последнем этапе участвовал в «гречневой кампании». Приехав в округ, мы обнаружили абсолютную узнаваемость и всеобщую любовь к кандидату, при  практически полной неготовности за него голосовать. Проблемы тут неожиданные, но вовсе не заслуживающие больших букв.

Во-первых, избиратели у нас калачи тертые, не раз политиками обманутые, а потому в обещания что-то делать для их блага после выборов – не верящие. Потому те, кому уже сделали доброе дело, считают, что на этом коммуникация закончена. А те, кому еще не сделали, надеются на лучшее. В общем, оказанная услуга услугой быть перестает.

Во-вторых, сами по себе добрые дела не являются основанием для того, чтобы за кого-то голосовать. Пенсионный фонд вон пенсии выдает, но голосовать за него не предлагает. Тут задача технолога как раз состоит в том, чтобы обосновать необходимость голосовать за «добродельца»…

3) «Идеологические партии практически не подкупали избирателей» – именно потому, что идеология «рулит» в любом случае – есть подкуп, или нет его. На одном подкупе или на одних добрых делах выборы не выиграешь.

4) Нужен более совершенный избирательный закон. Тут могу сказать только одно – совершенных избирательных законов не бывает. Собственно и сам Булавин начинает-то книгу именно с человеческого фактора. С того, что дело не в законе, а в людях, которые берут деньги за голосование и участвуют в фальсификации выборов…

2. КандидатЫ

В этом разделе меня больше всего удивило то, что, оказывается, у кандидатов от Партии регионов не было собственных избирательных штабов, а в округах работали общие штабы и для кандидата, и для партии. При этом Александр Алексеевич пишет, что «в условиях смешанной системы это может быть оправдано».

Честно говоря – я в этом не уверен. Все же надо себе отдавать отчет в том, что при всем технологическом сходстве работы штаба партийного и кандидатского, идеологические задачи, решаемые ими, отличаются. Мотивация голосования за партию и ее кандидата разная. Сшивка кампаний – сложная технологическая задача и сводить ее к объединению штабов – по меньшей мере непрофессионально.

Именно на этом, кстати, «погорели» коммунисты, которые обоими штабами решали задачи партийные, в результате чего кандидаты-коммунисты в лучшем случае поднимали в своем округе результаты КПУ, но не решали задачу привлечения к голосованию за кандидата избирателей, которые не собирались голосовать за КПУ.

3. СоциологиЯ

Увы, на этих выборах социология в округах действительно находилась на крайне низком уровне, а действительно умеющие ее делать службы просто разрывались на части. Самое интересное, что на прошлых мажоритарных кампаниях эта проблема была выражено в значительно меньшей степени. Почему – не знаю. Разучились, может?

Так или иначе, но такую же картину видел и я. Летом социология показывает рейтинг кандидата в районе 40%, а в сентябре 40% имеет уже его оппонент. Что произошло? Нет, до начала кампании рейтинг нашего кандидата должен был быть высоким (потому что кампанию он начал за год до выборов), а с началом кампании рейтинг должен был упасть (потому что появилась альтернатива). Но не в 4 же раза! Да еще с 4-хкратным отставанием от оппонента, который и кампанию-то толком не начал… Даже если бы он прилюдно изнасиловал старушку в окружном центре это и то не привело бы к таким последствиям для рейтинга.

Наши же ощущения после знакомства с округом ничего такого не показывали. Да, проблемы были и проблемы существенные. Но не катастрофа. Это же показала и социология, проведенная дружественной службой, дающей неизменно качественный результат – кандидаты идут нос к носу, что плохо, но не катастрофично…

Так что, при всем уважении к социологам, вопросы к ним остаются…

4. ШтабЫ

Говоря о подборе персонала, Александр Алексеевич пишет, что предпочитает брать местных людей – «они для меня и эксперты, и фокус-группа, и креативщики». При этом он отказывается брать людей с опытом 2-5 кампаний, поскольку «опыт, даже успешный, является тормозом. (…) Люди в силу природной тяги к экономии мышления, стремятся вновь воспроизвести опыт избирательной работы».

Честно говоря, такой ход мысли уважаемого коллеги понимания у меня не вызвал.

Если говорить о людях с опытом 2-5 кампаний, то исходя из этой логики, политтехнолог должен начинать с себя. Почему опыт 2-5 кампаний – плохо, а опыт 2-х десятков кампаний, как у меня, например, хорошо? А ведь у опытных российских коллег количество проведенных кампаний бывает и трехзначным… Опять же, я, например, помню и вторую и пятую свои кампании. Без второй бы я обошелся, а без пятой наверняка не состоялся бы как политтехнолог. И хорошо, что на моем пути не повстречался добрый коллега Булавин J.

Что же касается местного персонала, то у него есть, обычно, два существенных недостатка.

Во-первых, если уж успешный опыт работы в кампании является тормозом, то каким же тормозом является жизнь в округе! Вот уж у кого глаз замылен и не замечает вещи, немедленно бросающиеся в глаза приезжему! Разве не так?

Во-вторых, в округе чаще всего просто нет соответствующих специалистов. Зачем-то ведь приглашают столичного политтехнолога, а не ищут его по городам и весям, верно?

Как минимум, во многих случаях соответствующего специалиста просто не найти. Например – дан нам сельский округ и строим мы в нем штаб. По классической схеме – направлениями. Где вы возьмете начальника направления по работе СМИ в округе, где все информпространство – 5 районок и пародия на телевидение, вещающая полчаса в неделю?

Я вот в таком округе работал на последних выборах. Столкнулся там с блестящей начальником штаба, великолепной орговиком, которых до того ни разу не встречал. В принципе говорить об это женщине могу только в восторженном тоне. Так вот, ее в округ завезли из областного центра… И это было самое правильное решение до того, как в округ пригласили нашу группу. Кстати, у нее эта кампания тоже была не первая…

5. ПолЯ

В последнем разделе книги Александр Алексеевич сослался на дискуссию относительно проектного подхода в организации кампаний, в которой принимал участие и я.

Честно говоря, дискуссия затухла в тот момент, когда оказалось, что у споривших были разные представления о проектах и направлениях. Чисто терминологическая путаница.

Я внесу свежее дуновение абсурда в эту ситуацию и выскажу представление о том, что я понимаю под проектами и направлениями в кампании. Разница, по моему мнению, состоит в том, что направление включает в себя много элементов (каждый из которых может быть назван и «проектом») которые взаимосвязаны.

Например, съемка фильма о кандидате может быть названа «проектом», но она четко увязана со стратегией кампании и имеет массу следствий (ссылки в последующих рекламно-пропагандистских материалах на фильм). Поэтому в данном случае речь идет все же о части направления.

Проекты сами по себе нередко бывают оторваны от основного хода кампании, выполняют самостоятельную функцию. Как упомянутый автором пример молодежного конкурса, увязанный с кампанией только в смысле обращения к целевой группе и связи с именем кандидата.

К тому же, если проекты «для себя», а есть проекты «для избирателя». Ко вторым (как упомянутый конкурс) я отношусь с подозрением как к способу «освоения бюджета». Эффективность разного рода концертов, спортивных соревнований и т.п. я оцениваю как низкую. Эффект дают те проекты, которые заставляют работать не только команду кандидата, но и самих избирателей. Пусть их соучастие будет выражено всего одной подписью, но от нее гораздо ближе до галочки в бюллетене, чем от танцулек в клубе.

6. Вместо эпилога

В заключение книги Александр Алексеевич предлагает нам всем, его коллегам, работать с людьми, чтобы объяснить им простую мысль об их ответственности за собственный политический выбор – «их перспектива целиком зависит от них».

Увы, я сомневаюсь в продуктивности этой работы. Люди так часто были обмануты политиками, которые обещали золотые горы, а обзавелись, вместо этого, золотыми унитазами, что предпочитают не верить никому, кроме человека, который дает деньги сейчас и лично в руки.

P.S.: А вообще хочу сказать, что я очень рад своему знакомству с таким замечательным и высокопрофессиональным человеком как Александр Булавин. Читать его книжку мне было интересно. Надеюсь, что она не последняя.

One comment

  1. Спасибо большое за труд. Все объективно интересно, принимается. Только в одном путаница: именно отсутствие личного полноценного штаба я считаю дуростью. И сам от этого намечался, что и описал. Это не я а руководство республиканского штаба растаивало на мысли, что в смешанной кампании отсутствие штабов кандидатов оправдано. Василий, благодарю!

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *