101. Книга выбормэна

Гарбузяна каша*, или Выбор мэна

У харьковских писателей Олди и Валентинова есть книга «Нам здесь жить». И начало «101. Книга выбормэна» Александра Белоусова по духу очень и очень соответствует этой фразе. Сам по себе призыв к коллегам по профессии не гадить там, где тебе жить, мне лично очень симпатичен.

Если же учесть, что в более ранних книгах Матвейчева сотоварищи никаких следов экологического сознания нельзя рассмотреть даже под микроскопом, не удивительно, что с первых страниц труда Белоусова я расслабился. Как оказалось – зря.

Первый и главный недостаток книги – огромное количество букв. Словесное недержание подобно такому же у классика мировой литературы Оноре де Бальзака, который с легкостью неимоверной раскручивал предложение из десяти слов на полторы страницы. Я и сам пишу далеко не телеграфным стилем, но в данном случае у меня возникло впечатление, что автору, то ли платят построчно, то ли ему по каким-то другим причинам непременно надо было написать что-то толстое… Ах, да. Ему надо было написать 101 главу. Это, наверное, круто.

Второй момент – в книге отсутствует структура. То есть главы и разделы есть, но последовательности в их изложении я не нашел. Автор следует за интересом своей мысли – то совершенно неожиданно обращаясь к особенностям работы с женщинами-кандидатами, то вдруг переходя от прекрасного пола к странному суждению о том, что, дескать, «тактика победила стратегию».

Оно, может, и ладно, но в самом по себе изложении тоже с логикой или, хотя бы, с информацией, плоховато.

Так, например, раздел о женщинах-кандидатах сводится к тому, что их мало и они заранее позиционированы по отношению к другим кандидатам.

Ух ты, что, правда что ли? Мне приходилось работать с женщинами-кандидатами, против женщин-кандидатов и просто наблюдать за их кампаниями. Однако, я ничего такого не замечал.

Относительно того, что их мало – не согласен категорически. Их вообще нет. Женщины в постсоветской (сам не люблю это слово, но – надо) политике активной роли вообще не играют (в Украине, но, думаю, также и в России). Они могут занимать административные или творческие должности, но в качестве публичного политика фигурируют обычно «мужики в юбке», в равной степени отличные как от мужчин, так и от женщин.

Читайте также:  Работа над ошибками Малкина и Сучкова (рецензия на книгу Малкин Е., Сучков Е., Мамитов А., Петров В. Политические технологии: работа над ошибками. – М.: Русская панорама, 2016)

И именно по этой причине позиционирование женщины-кандидата – задача далеко не тривиальная. Попытки представить «мужика в юбке» в качестве именно женщины и плясать именно это этого приводят к неминуемому провалу. Все успешные кампании предполагают формирование вполне такого внегендерного политического имиджа, а уж коса и разные милые женские приколы играют чисто вспомогательную роль – «мезима», который позволяет избирателям проще переваривать зубодробительные речения кандидатки…

Что касается тактики, которая победила стратегию, то это вообще из сферы детских вопросов кто кого поборет – кит слона или наоборот? Вот что лучше, отличная стратегия или отличная тактика? Да ничего – они на разные вопросы отвечают: что сделать и как сделать…

Впрочем, из текста автора непонятно, что он вообще понимает под тактикой. Сначала возникает впечатление, что тактика – это собственно полевая часть кампании. Потом возникает впечатление, что он все же знает о существовании такого документа как «тактический рисунок кампании» (его, правда, далеко не все технологи делают). А уже потом – что он считает тактикой календарный план (что, как мне кажется, допустимо).

Но причем тут стратегия? Даже если стратегия отсутствует как документ, она все равно как-то подразумевается. Тактика ответит на вопрос, когда запустить листовку, и даже – какая должна быть ее тематика. Но содержание листовки это, все же, вопрос стратегии.

И так, собственно, во всем. Много говорится о «захвате округа», но так и не объясняет что это, и как оно делается… Дефиницию-то можно дать? Впрочем, дефиниций и определений автор тщательно избегает. Поэтому понять, что именно он имеет в виду довольно сложно. В этом отношении книга очень напоминает вышедших из той же творческой лаборатории «Воинов креатива», где тоже непонятно, что же такое креатив. Хотя и понятно, что это нечто хорошее. Только вот «Воины…» – с понтом художественная книга, а «Выбормэн» как бы не художественная.

Я, кстати, затрудняюсь сказать, что это. Точно – не научная монография и не учебник. Скорее это публицистика с элементами введения в профессию. Но в этом качестве я бы рекомендовал, все же, не ее, а более интересно написанную книгу Алексея Куртова и Михаила Кагана «Охота на дракона».

Читайте также:  Работа над ошибками Малкина и Сучкова (рецензия на книгу Малкин Е., Сучков Е., Мамитов А., Петров В. Политические технологии: работа над ошибками. – М.: Русская панорама, 2016)

От автора, который рассуждает о политтехнологиях, хотелось бы видеть побольше информированности. Благо, чтобы знать о политтехнологиях не обязательно их непосредственно применять – Google в помощь…

Три примера.

1. Автор в нескольких местах обращается к вопросу прогнозирования результатов выборов и поучает, что, дескать, рейтингам доверять нельзя… Полноте, а знает ли он о социологических методиках прогнозирования результатов выборов?

Безусловно, таким прогнозированием должны заниматься социологи. Между тем, не все поллстеры владеют соответствующими методиками, а у технолога нередко просто нет возможности обращаться к социологам на завершающем этапе кампании. Однако, не упомянуть о самом существовании таких методик по крайней мере странно…

2. Примерно такая же ситуация – с уличным телевидением. Не надо сильно напрягаться, чтобы установить – один из самых масштабных примеров использования интерактивного уличного телевидения в ходе избирательной кампании был реализован в Украине на президентских выборах 1999 года. Российскими, кстати, специалистами.

При сравнении с тем проектом сразу же становится очевидным, что образцами использования уличного телевидения не являются ни кинореклама БЮТ (в силу неинтерактивности), ни приведенный автором пример прямой трансляции футбольного матча на сельский стадион (в силу отсутствия связи с выборами).

3. Обсуждение темы подкупа избирателей меня вообще удивило.

Если человек серьезно пишет, что подкупом должен заниматься криминатитет, то у меня есть своя версия – он никогда и никого не подкупал. Наверное, болезный, даже справку из жэка берет, пройдя стопитсот разных инстанций…

Безусловно, организовать подкуп нескольких сот человек на выборах сложнее, чем медсестры в поликлинике. Но проблема тут исключительно в организации, а не в неких сверхспособностях. Никакого «взгляда убийцы» – все просто и буднично.

Встречаются, впрочем, в книге и разумные советы. Вроде того, что надо работать со своим электоратом, не пытаясь переагитировать чужой. Ничего революционного тут нет, истина давно известная, но систематически забываемая. Только не знаю, нужно ли было для этого писать столь пухлую книгу…

Достаточно интересными мне показались рассуждения об особенностях политического формата в рекламе. Хотя я бы добавил в число таких особенностей то обстоятельство, что политическая реклама, в отличие от обычной коммерческой, не должна раздражать. Политический лидер или партия должны не только запоминаться, но и не вызывать негативных эмоций.

С другой стороны, у меня возникло впечатление, что автор из каких-то соображений примитивизирует политическую рекламу – во всяком случае я не только не обнаружил ссылок на цикл жизни политической рекламы и ее особенностями на разных этапах (хотя, казалось бы, очевидно – на ранних этапах вырабатывается узнавание, на поздних мобилизация…), но и навязывается мнение, что политреклама вообще нечто разовое…

Читайте также:  Работа над ошибками Малкина и Сучкова (рецензия на книгу Малкин Е., Сучков Е., Мамитов А., Петров В. Политические технологии: работа над ошибками. – М.: Русская панорама, 2016)

Еще один недостаток книги состоит в том, что большую ее часть занимают околополиттехнологические рассуждения в жесткой привязке к нынешней российской ситуации. Автор с немалым мужеством углубляется в такие тонкости, как особенности работы «Единой России» и сотрудничестве с ней независимых кандидатов.

Это, конечно, здорово, но, на мой взгляд, совершенно очевидно, что даже для выборов в России лет через 10-15 эта книга, именно в силу своей злободневности, значения иметь не будет. А в силу отсутствия фактажа она не будет интересной даже с исторической точки зрения…

Ну и в заключение – о названии. Сам по себе новодел «выбормэн» мне категорически не понравился. И дело даже не в корявом русско-английском суржике (мы к нему привыкли). Дело в несоответствии формы и содержания.

Во-первых, прямое понимание «выбормэна» – человек (англ. – man), который делает выбор. Вот, например, покупатель… Или человек, который «делает» выбор других людей – маркетолог или рекламист.

Чтобы получить из этого специалиста по политическим выборам надо сменить словоформу. Но «выборымэн» звучит еще более коряво…

Во-вторых, и это более существенно, сейчас даже в России эпоха «чистых» выбормэнов (поллмейкеров) уже минула. В Украине она и не наступала никогда. Выборы проходят не так часто, чтобы породить категорию людей, которые мечутся из региона в регион, чтобы делать выборы. Сейчас эти специалисты ищут между выборами работу в качестве технологов и консультантов более широкого назначения (см. биографию Олега Матвейчева).

А значит и сами термины «политтехнолог» и «политконсультант» становятся не менее, а более востребованными.


 

* Гарбузяна (тыквенная) каша – традиционное блюдо украинской кухни. Представляет собой обычную кашу (обычно пшенную) с добавлением ломтиков тыквы.

Нередко является «отходом производства» – отказ девушки от замужества сопровождался выдачей сватам тыквы. Полученные женихом или неизрасходованные невестой тыквы пускались на кашу.