кино

Сценарий фильма

Пришла мне в голову мысль о таком вот сценарии эпизода жутко патриотического фильма.

События происходят летом 1943 года – где-то сразу после освобождения Орла и Белгорода.

Вольфшанце:

- Мой фюрер! Если УПА перейдет на нашу сторону, то мы выправим стратегическую ситуацию на Восточном фронте и сможем к концу года восстановить наступление на Москву!

Кремль:

- Товарищ Сталин! Если УПА перейдет на нашу сторону, то в обороне немцев возникает огромная прореха и мы получаем возможность нанести удар в самое сердце Германии! Появляется возможность закончить войну к концу этого года…

Где-то под Львовом:

- Шух, поступили предложения от немцев и русских о сотрудничестве. Что ответим?

- Ответим, что мы будем бороться за независимую Украину до последнего!

По-моему замечательный эпизод, который бы с удовольствием реализовал Ильенко и профинансировал Ющенко (из государственных, разумеется, средств). Поскольку в нем замечательным образом реализуются некоторые психологические черты галичан (и где-то даже украинцев), органично вошедших в идеологию украинского национализма.

Во-первых, это польские гонор и пиха, помноженные на галичанский комплекс национальной неполноценности.

Помню, в одном из первых учебников по истории Эстонии приводилась такая сценка, как ехал по Эстории Суворов (не Виктор, а фельдмаршал), а ему навстречу эстонская телега. В общем, горячие эстонские парни так долго думали на тему, что надо сделать, чтобы уступить дорогу, что Суворов, будучи человеком горячим, сам их объехал. И мораль: так эстонцы победили непобедимого российского полководца…

Тут так же ж примерно. Как же здорово представить, что Москва и Берлин в этот ответственный момент думали о нас! Это очередное подтверждение того, что мы первые люди на земле (ну и дальше – держава укров, не пустившая в Украину неандертальцев; Трипольская цивилизация; Иисус-галичанин и т.п.).

Читайте также:  Энергетика войны. 14 октября в кривых текстах президентских спичрайтеров

Во-вторых, это неистребимое хуторянство.

Вот появилась у галичан возможность повлиять как-то на мировую политику (не в реальности, конечно, а по сценарию не строго исторического фильма J). Что они делают? Сливают эту возможность под лозунгом «моя хата с краю». Мы ж при дворе австрийского императора выше старшего помощника младшего конюха не поднимались, вот пусть паны (а русские и немцы именно «паны») дерутся, а мы своими делами займемся.

В-третьих, это неспособность представить себя в качестве победителей.

Им предлагают «дефіляду до Москви» (или «до Берліну»), а они выбирают бесперспективную борьбу против тех и этих. Понятно, что УПА, находившаяся на направлении главного удара (это вам не Вьетнам и не Афганистан), не имела никаких шансов в столкновении с советской военной машиной, раздавившей доселе непобедимый Вермахт. Если принять версию националистов, что УПА еще и с немцами воевала (они об этом не знали, но – допустим), то ситуация приобретает черты окончательного идиотизма.

Такая вот печальная история… Зато трагический героизм (он же – героический трагизм) показан во весь рост…