гречка на выборах, подкуп избирателей

В защиту гречки

«Народ» бурно празднует победу идеологии над гречкой. По крайней мере, в некоторых округах. Сокрушается по поводу прохождения некоторых «гречкосеев» в парламент. Но верит – эти выборы последние, дальше гречки не будет. Она отмирает за ненадобностью.

Ой ли? Как бы у нас идеологии за ненадобностью не отмерли… В результате бурного празднования их победы над гречкой.

Можно ли победить «гречку»?

Гречка сама по себе непобедима. Никакой нормальный человек в здравом уме и твердой памяти голосовать против гречки не будет. В смысле, я за гречку не проголосую, потому что я ее не люблю. Зато я проголосую за картошку, лук, сало, заасфальтированную дорогу и ремонт в школе. Подход можно найти к каждому.

Те, которые украшают себя табличками «я не продаюсь» – не исключение. Просто они, в силу своего высокого интеллекта (вернее – развитого воображения), покупаются на ту гречку, которую им только пообещали.

Любая идеология, в конечном итоге, сводится к той же самой гречке. В будущем. При выполнении определенных процедур.

Например – гречку сожрал партаппарат. Свергнем его – и гречки будет навалом. Свергли. Гречки не стало совсем. Мысль о том, что упомянутый аппарат гречку ел не просто так, а в качестве зарплаты за управление ее же производством, по сей день считается ересью…

Правильным является и обратное суждение. То, что я ем гречку, никак не подвигает меня к тому, чтобы пойти на избирательный участок и проголосовать за кандидата, чье рыльце украшает пакет с этой самой гречкой. Любой политтехнолог знает, что гречка не решает задачи мотивации электората. Эту задачу решает идеология.

Читайте также:  Вперед по дорожке Кокса, или 52 ножа в спину Верховной Раде

Что побеждают?

Я категорически не согласен с мнением, что в тех же столичных 214 и 215 округах победили гречку.

Неужели Ильенко и Чумак ходили по улицам и обещали, что они законодательно запретят сеять гречку? Что, избрав их, люди никогда уже не увидят ремонта дорог и вообще – подохнут с голоду? Такое могла обещать только Юлия Владимировна (что она, кстати, и сделала). И только потому, что привыкла, что ее слова никто не слушает, а в написанном ей тексте воспринимается не содержание, а подпись (что, в общем, верно).

Выборы в этих (равно как и во многих других округах) были борьбой идеологий. И никак иначе.

Гречка, сама по себе, тоже воспроизводит идеологию. Не слишком хорошую для того, кто ее раздает. Его подозревают в том, что он представитель власти или олигархата, что он хочет избирателя «купить» (а это аморально), что он «выпендривается» – показывает свое превосходство над избирателем (а это противно) и т.п. В общем, происходит не конфликт идеологий, а их взаимодополнение. Применение гречки самой по себе, без учета этого фактора, приводит к тому, что произошло, например, в Полтаве.

В случае, если этот риск учитывается и компенсируется, а в нагрузку к гречке дается еще и идея (хотя бы самая примитивная – гречка будет еще и завтра), то шансы резко возрастают. Просто потому, что «добрым словом и пистолетом можно добиться значительно большего, чем просто добрым словом» (с).

Почему побеждают гречкосеи?

И по своему опыту, и от коллег слышу, что на этих выборах массово (кажется – впервые массово) кандидатам-идеологам благодарные избиратели начали задавать простой вопрос – «а где же гречка?». Причем, происходило это и там, где гречкосеи побеждали, и там, где они, в конечном итоге, проигрывали.

Читайте также:  Украина-США: тревожащая тень Трампа и разочарование элит

Сам по себе этот вопрос вовсе не свидетельствует о падении нравов среди электората и о каком-то исключительном доверии к гречкосеям. Он свидетельствует совсем о другом – о том, что люди задумываются над тем, а достоин ли доверия этот вот гражданин в шляпе, который даже на гречку пожлобился?

Почему так? Не надо считать избирателей глупыми и беспамятными. У них есть более чем двадцатилетний опыт участия в демократических выборах. С самого 1989 года они выбирают депутатов. Депутаты обещают молочные реки и кисельные берега. Их избирают. Реки не появляются.

Депутаты исчезают. Иногда возвращаются и объясняют, что на пути к светлому будущему встретились непредвиденные и непреодолимые препятствия. Молоко киснет. Простокваша отказывается течь. Кисель расползается. Но они знают как. Не хватает только большинства.

Снижение явки от выборов к выборам наглядно свидетельствует – избиратели догадываются, что их дурят. То ли обещания заведомо неисполнимые, то ли обещающие вовсе не собираются ничего исполнять… Но носителям красивых идей верят все меньше.

Когда же появляется некто, не обещающий молочные реки, а предлагающий пакет молока прямо сейчас, и даже не требующий непременно за него голосовать, возникает вопрос: овца паршивая, но нельзя ли получить с нее хотя бы клок шерсти?

Не могу осуждать ни гречкосеев, ни потребителей гречки. И отказываюсь разделять возмущение идеологов – докажите, что от вас есть хоть какая-то польза сейчас, а не в неопределенном будущем.

Есть ли будущее у гречки?

Прошедшие выборы показали – первыми, кто понял, что от них хотят, оказались представители именно тех партий, которые являются последовательно идеологическими.

«Свобода», например, начала завоевывать себе реальный авторитет на селе борьбой против заниженных закупочных цен на молоко. Безусловно, концепция протеста, предполагающая, что селяне должны гордо отказываться от предлагаемых денег и сливать молоко в реки (как в США во время Великой депрессии), выглядит немножко неумно. Зато создана видимость того, что «Свобода» защищает селян. А если цена потом будет повышена (хотя бы и формально) можно приписать победу себе.

Читайте также:  Минск - 2017: перспективы войны и/или мира

Коммунисты, в этом отношении оказались более технологичны. Партийный проект «Работа. Зарплата. Защита», ориентированный на выбивание задолженностей по заработным платам, объединяет и админресурс (депутаты оформляют запросы, а прокуратура возбуждает уголовные дела), и подкуп избирателей (задолженности нередко возвращаются). Ну а на зарплату можно и гречки купить…

А ведь проект РЗЗ у коммунистов не единственный. Просто он дает наиболее быструю и очевидную отдачу. Это, кстати, прямое основание для запрета КПУ – стоит только гражданам понять, в чем разница подходов коммунистов и свободовцев, у последних могут возникнуть электоральные проблемы (по крайней мере – в центральных регионах).

Самое интересное, что скромное желание быть полезными своим избирателям отнюдь не противоречит функциональным обязанностям парламентариев. Все же контрольной функции парламента никто не отменял, а реализуется она, в частности, через депутатские запросы.

И именно эта тенденция заставляет меня полагать, что гречка не только никуда не уйдет, но и расцветет развесистой клюквой. Политики, независимо от характера избирательной системы, должна показывать, что они реально полезны людям. Здесь и сейчас.

И только тот политик, который сможет подтвердить свою состоятельность на этом поприще, будет удостоен права вешать электорату лапшу на уши. И побеждать (или проигрывать) в борьбе идей.

По-моему, это справедливо. Ибо кто не работает – тот да не ест.