Братья Капрановы, Мария Матиос, Василий Шкляр, Ирэна Карпа

Тотальная мобилизация писателей

Идею о том, что сейчас, дескать, настало время всеобщей мобилизации «культурной элиты», поведали братья Капрановы. По их мнению, «война против всего украинского» уже началась, и сейчас речь идет о мобилизации.

Мобилизация действительно началась – о своем желании побороться за депутатский мандат заявили, помимо Капрановых, Мария Матиос, Василий Шкляр и Ирэна Карпа.

Справедливости ради надо сказать, что инициативу тут проявили не писатели, а политики. Юлия Тимошенко предложила «мобилизовать» в список объединенной оппозиции Лину Костенко, а Анна Герман опубликовала собственные литературные опыты. Но наибольший вклад привнесли, конечно, авторы языкового закона – большая часть заявлений писателей последовала после его принятия.

Правда, нельзя сказать, что мобилизация получилось тотальной. Множество украинских писателей никак или почти никак не отреагировали.

Та же Лина Костенко на призывы не откликнулось, хотя из ее единственного прозаического произведения следует, что она уже полностью «мобилизована»: один из смыслов «Записок українського самашедшого» состоит в том, что «Україна гине», и угадывается, что причина этого в том, что Майдан не привел к массовым расстрелам «несамашедших».

Весьма политизированные Оксана Забужко и Юрий Андрухович тоже выдвигаться не планируют, хотя высказываются в «правильном» смысле, а Андрухович прямо агитирует за Объединенную оппозицию.

Что же собственно случилось? Что заставило современных «властителей дум» поступить по примеру своих старших товарищей, дружно подавшихся в политику в конце 80-х – начале 90-х?

Нельзя ведь сказать, что эти писатели маловостребованы. Их издают, их читают, к их мнению прислушиваются. Коммерчески они, в основном, тоже вполне успешны. Оттуда же такая патологическая боязнь русского языка?

Читайте также:  Александр Турчинов: бла-бла-бла и другие идеологические ценности

Дело, скорее всего, в идеологии. Украинский национализм исключает саму возможность того, что украинец в принципе может быть победителем =- он, обязательно, жертва «геноцида», а если кого-то случайно побеждает. То победа эта обязательно бесплодная и ведет только к ухудшению… Думаю, что в глубине души эти писатели и сами стесняются своей успешности и честно полагают, что если их творения не включить в школьный курс и не заставить изучать в обязательном порядке, то их читать не будут.

Впрочем, опасения эти недалеки от реальности – ознакомившись с «эротико-патриотическими» книгами Матиос и «историко-порнографической» книгой Шкляра можно прийти к выводу, что таки не будут. Очень трудно признать героев в персонажах Шкляра, которые честно признают себя бандитами…

Кстати, другой симптоматичный момент – украинские русскоязычные писатели никакой политической активности не проявляют. Сразу же вспоминается известная фраза Черчилля, который на вопрос, почему в Англии нет антисемитизма, ответил, что англичане просто не считают евреев умнее себя…

Ну и в заключение напомню, что никто из писателей и поэтов, провозглашавших, что «село – колиска України», не выступал ни против разгона колхозов, ни против продажи земли, ни против административно-территориальной реформы, целью которой официально провозглашается сокращение числа территориальных общин, ни даже против снижения закупочных цен на молоко. В данном случае неважно даже, правильны эти реформы или нет. Просто если они будут продолжаться, то украинское село скоро исчезнет. Но писателей этот  вопрос почему-то не волновал раньше. И не волнует сейчас. А вот возможность издания школьных учебников на цыганском языке  вызывает у них неприкрытое возмущение…