языки

Некоторые особенности языковой политики на данном этапе

Старое законодательство

До ратификации европейской языковой Хартии и закона об основах языковой политики, языковое законодательство Украины состояло из двух актов:

– не действующего закона "О языках в Украинской ССР", который не действует в силу, якобы, противоречия 10-й статье Конституции;

– не действующей Конституции, которая не может действовать в силу того, что введена в действие решением Конституционного суда, не имеющего на подобные действия никаких прав.

О чем же говорят эти акты?

Статья 4 закона о языках утверждает, что "Языками межнационального общения в Украинской ССР являются украинский, русский и другие языки. Украинская ССР обеспечивает свободное пользование русским языком, как языком межнационального общения народов Союза ССР".

С распадом СССР часть вторая статьи 4 утратила силу в силу бессмысленности. Но часть первая силу сохранила. Тем более что русский язык и через 20 лет независимости продолжает оставаться основным средством межнационального общения – в то время как украинский приобрел это качество только в смысле языка общения бюрократии с подчиненным ему народом.

Малая эффективность политики украинизации, кстати, связана не с тем, что она проводится неправильно, а с тем, что ее проводит украинская власть, по определению не пользующаяся доверием украинцев.

Оппоненты этого закона небезосновательно утверждают, что статус "языка межнационального общения" фактически приравнивает его к государственному. Тем более что в Индии, например, именно так и сделано. Не могу возразить, хотя отношу это предположение все же к сфере бесплодного фантазирования – никаких юридических последствий этого статуса мне наблюдать не приходилось. Государство, по возможности, этот статус – а равно и реальное состояние языковой сферы в стране – упорно игнорирует.

Читайте также:  Несколько слов об одной книжной избирательной кампании

К тому же не могу не отметить, что статья закона написана все же лукаво. Часть 2-я, которая как бы подытоживает статью, позволяет сделать вывод, что авторы закона имели в виду следующее: русский язык получает особый статус не потому, что его знают все жители Украины, и не потому, что он родной для значительной их части – а потому, что это государственный язык СССР.

Часть 4 10-й статьи Конституции утверждает, что "в Украине гарантируется свободное развитие, использование и защита русского, других языков национальных меньшинств Украины". Из этого текста можно сделать два вывода.

Во-первых, Конституция признает за русским языком некий особый статус, поскольку он единственный удостоился наименования. Опять же, совершенно непонятно, какие это имеет юридические последствия.

Во-вторых, русский язык совершенно точно фиксируется как язык национального меньшинства, пусть и самого многочисленного, что не соответствует реальной ситуации. Но, зато, четко укладывается в государственную идеологию – официально ее нет, но мы все знаем, что "Украина это антиРоссия".

Выводы: Русский язык имел в Украине высокий, но неконкретный статус, что позволяло государству волюнтаристски расширять или сужать сферу его применения.

Собственно, когда государство бралось за дело, то сфера эта сужалась, как только попускала – расширялась.

Новое законодательство

Закон Кивалова-Колесниченко относит русский язык к числу языков меньшинств. Не углубляясь в тему, отмечу, что тут присутствует первая и важная странность – если использовать методологию авторов, то надо или украинский язык признавать языком меньшинства, или русский выводить из сферы действия закона.

Численность людей, которые освоили русский и украинский языки в раннем детстве – а именно так закон трактует понятие "родной язык" – отличается уж очень незначительно. Во всяком случае, если обуздать фантазию респондентов в выборе родного языка, превосходство украинской общины становится незначительным.

Читайте также:  Новая примета нового времени: образование колониального типа

Однако, несколько поднатужившись, это возражение можно счесть несущественным: так уж сложилось, что страна говорит на двух языках, а государство на одном.

Радует уже то, что этот язык совпадает хоть с одним из используемых гражданами...

Впрочем, последнее, похоже, ненадолго, ибо Арсений Петрович давеча обмолвился, что надо активнее изучать английский и тем самым евроинтегрироваться...

Но в самом законе есть и другие странности.

Например, нормы закона в отношении языка меньшинств в административной единице начинают действовать автоматически, если по переписи число лиц, назвавших его родным, превышает 10%.

Но мы-то с вами знаем, что у нас "автоматически" ничего не делается. У нас и в режиме "ручного управления" можно сделать далеко не все. То есть, чтобы закон заработал, нужны какие-то совместные действия исполнительной и представительной власти. Но характер этих действий не только не указан – из закона вообще следует, что они не нужны!

Если результаты переписи 10% не дают, можно собрать подписи – больше 10% – и тогда местный совет обязан принять решение. Это – специальная норма для регионов, где язык является общеупотребимым, но по переписи – малочисленным.

Это выход.

На практике, думается, к сбору подписей придется приступать повсеместно. Причем, если совет, например, не захочет признавать тот или иной язык региональным, у него всегда будет возможность выкрутиться – под фанфары совет принимает решение о том, что язык является региональным, и... Смотри выше.

Еще один важный момент: "во всех общих средних учебных заведениях обеспечивается изучение государственного языка и одного из региональных языков". Казалось бы – частность. Но из нее следует важный вывод: русский язык теряет свой особый статус, в том числе языка межнационального общения, превращаясь просто в один из языков меньшинств. Правда, не национального меньшинства, что как раз противоречит уже упомянутой 10-й статье.

Читайте также:  Собачья судьба "Собачьего сердца"

Прямым следствием этого становится возникновение конкуренции между русским языком и другими языками меньшинств.

Перед родителями будет стоять вопрос:

– изучать ли общепонятный, что, в частности, позволяет нормально овладеть государственным, а это немаловажно: современная молодежь, не осознающая отличий разговорного и официально языков, потому и безграмотна на обоих;

– или изучать родной язык.

Выводы: Закон о языках ничего никому не гарантирует, но статус русского языка, пусть и размытый – понижает.

Резюме

Патентованные "защитники русского языка", не щадя сил и норм регламента, протаскивают через Верховную Раду закон, который можно совершенно спокойно не выполнять.

Положения русского языка он, как минимум, не улучшает, а в перспективе даже его ухудшает.

Может, прочувствовав глубину содеянного, Колесниченко и обещает побежать в Конституционную ассамблею, требовать государственного статуса для русского языка... Картина, когда он будет объяснять целесообразность этого шага Виктору Андреевичу Ющенко, сама по себе заслуживает кисти живописца.

…А тем временем возле Украинского дома голодают студенты, требующие сохранения старого законодательства, предоставлявшего русскому языку значительно более высокий статус, вплоть до фактического приравнивания его к государственному на практике.

P.S. Гондурас – одна из немногих стран мира, с которой Украина имеет безвизовый режим.

По материалам Украинская Правда