языковой вопрос

Проект языкового компромисса

Сторонники европейского решения языкового вопроса, в частности – глубоко мною уважаемый М.Б. Погребинский, недоумевают – почем националисты так выступают против языкового законопроекта Колесниченко-Кивалова? Он же компромиссный!

Вообще уже из того сопротивления, которые оказывается этому законопроекту с одной стороны, и отсутствия реальной поддержки (помимо административного одобрямса в Севастополе) с другой, следует, что «компромисс», как это обычно бывает, не устраивает обе стороны. А раз так, то не совсем ясно, кому нужен такой компромисс.

Но дело даже не в этом. То, что любой такого рода закон будет воспринят в штыки, было известно изначально. Вот только два примера вполне компромиссных решений.

В 2004 году Виктор Ющенко издавал «указы», которые он обещал сделать после выборов актами главы государства. Один из этих указов предполагал, что чиновники должны давать официальные ответы на запросы граждан на языке запроса. Когда же после выборов корреспондент «Украины молодой» спросил Ющенко, собирается ли он подписывать этот указ, тот возмущенно ответил – «как вы могли такое обо мне подумать? я же просто соврал!» (ответ, конечно, был более корректный, но смысл именно такой).

Второй пример касается языка кино. Законодательство не предполагает обязательной демонстрации зарубежных фильмов с украинским дубляжем. По закону нужен либо дубляж, либо субтитрирование. Т.е., нет никаких препятствий для того, чтобы давать американские фильмы в русском дубляже с украинскими субтитрами. Нужно только решение правительства. Правительство Азарова находится при власти уже более 2-х лет и не осилило принятие элементарного, вполне, при этом, компромиссного акта.

Читайте также:  Украина - НАТО: итоги 25-летнего параллельного пути

Уже из этого видно, что проект Колесниченко-Кивалова компромиссным не является. Предлагаю свой вариант языкового компромисса: в проект закона об основах языковой политике вставляется отдельная статья примерно такого содержания: «Русский язык в Украине запрещается. За его пассивное использование (слушает, читает) следует административная, а за активное (говорит, пишет) – уголовная ответственность».

Такой проект вполне может рассчитывать на получение более чем 400 голосов депутатов (кроме фракции КПУ и нескольких особо «затятых» регионалов) и поддержку Европы. При этом он будет совершенно компромиссным – противники русского языка будут довольны, а сторонники будут сидеть…

Leave a Reply