коррупция, оппозиция

Собирается ли оппозиция бороться с коррупцией?

14.05 в «Коммерсанте» было опубликовано интервью Арсения Яценюка, в котором он разъяснил основные моменты предвыборной программы оппозиции.

Среди прочего он заявил, что социальные программы можно выполнить за счет борьбы с коррупцией, приводя экспертные оценки объема хищений государственных средств в разных сферах (как, например, государственные закупки).

Для успешной борьбы с коррупцией, по его мнению, необходимо отделить бизнес от власти, дать четкие полномочия чиновникам и создать антикоррупционною организацию по образцу ФБР.

Все, вроде бы, правильно. Однако отдельные оговорки подводят к мысли, что реально бороться с коррупцией оппозиция, все же, не собирается.

Во-первых, по утверждению Яценюка, «уровень коррупционности на низовом уровне в одну секунду изменится, если мы победим коррупцию на уровне 20 членов Кабинета министров и президента».

На самом деле это не так. Преодоление коррупции на уровне правительства отнюдь не является гарантией победы над коррупцией вообще. Другое дело, что если воспринимать слова Яценюка буквально, то «уровень» действительно «понизится» – просто щедрые подношения граждан мелким чиновникам не будут доходить до министров.

Во-вторых, оппозиционеры собираются преследовать представителей нынешней власти только за политические «преступления». Это специально подчеркивается – с одной стороны утверждается, что «самое плохое в политике – это вендетта», а с другой – перечисляются «преступления» Януковича, которые требуют не только импичмента, но и последующего уголовного преследования (сам по себе этот список весьма забавен, я его здесь не привожу просто потому, что этот вопрос относится к другой теме).

В-третьих, оппозиционеры собираются выпустить «политических заключенных», которые осуждены именно за коррупционные деяния.

Читайте также:  Watch Full Movie I Do... Until I Don't (2017)

Правда, в отношении Юлии Тимошенко наличие коррупционной составляющей не доказано и, как представляется, доказано быть не может (разве что такие доказательства предоставит российская сторона, но это – не в ее интересах). Но вот дело Луценко – точная копия дела, по которому был осужден бывший французский президент Жак Ширак.

Какое влияние на умонастроения коррупционеров окажут такие действия оппозиции нетрудно представить.

В-четвертых, опыт 2005-2009 годов наглядно показывает, что главным методом «оранжевых» в борьбе с коррупцией была расстановка новых кадров, некомпетентных во всем, включая даже хищение государственных средств.

Хотя, надо отметить, Тимошенко в меру своих сил тогда боролась с коррупцией, в первую очередь – на высшем государственном уровне. Особых успехов она, правда, не достигла.

Впрочем, оппозицию извиняет то, что в рамках самой по себе капиталистической системой борьба с коррупцией сама по себе не может быть эффективной. Да, можно убрать из правительства миллиардеров. Но правительственные чиновники, формально не имеющие своего бизнеса, все равно будут выполнять волю миллиардеров. А потом занимать должности «советников» с миллионными окладами в их компаниях (как это обычно происходит с министрами обороны США). И это не проявление коррупции, как чего-то, с чем надо бороться, а реалии капиталистического общества.

Как бы четко не были прописаны полномочия чиновников, они все равно что-то решают. А раз они решают, то их попытаются подкупить. Ну а люди, которые имеют достаточно денег для того, чтобы подкупить министра, уже позаботятся о безопасности своего «агента». Тем более в Украине, где государство приватизировано большим бизнесом.