День свободы

Век свободы не видать (хроника мертворожденного праздника)

1. «День свободы» был учрежден Виктором Ющенко в честь «роковын» оранжевого Майдана. Уж не знаю, что стало причиной этой оговорки – то ли элементарная невнимательность, то ли легендарное невладение языком «самого украинского из всех президентов Украины» (впрочем, Азаров по-украински все рано говорит хуже), то ли прорыв подсознательного…

Так или иначе, но эта оговорка наложила отпечаток на весь президентский срок Виктора Андреевича. «День свободы» действительно оказался и годовщиной «смерти» гражданской активности, проявленной на Майдане; и годовщиной «смерти» же относительно независимого украинского государства.
2. Со временем «День свободы» совпал с Днем памяти жертв Голодомора. Случайно совпал. А может и нет. Если честно – не помню.
Напрашивался элементарный пропагандистский ход – «день свободы от голодоморов». Ющенко, однако, им не воспользовался, ибо у него была совершенно иная концепция – жертвы Голодомора были жертвами борьбы за независимость Украины! Т.е., предшественниками людей, вышедших на Майдан…
Отсюда – когнитивный диссонанс: с одной стороны, вроде бы день скорби, с другой – вроде бы праздник. Радуемся Голодомору, который заложил основы ментальности украинской нации (опять же – сам Ющенко характеризовал украинскую нацию как «посгеноцидную», причем это типа плохо…). Скорбим по поводу Майдана…
В общем, «день свободы голодомора».
3. Виктор Федорович объединил «День свободы» и «День злуки». Тут уж никакой случайности не было, был технологический расчет.
С одной стороны, конечно, речь шла о том, чтобы сократить количество «оранжево»-националистических праздников. Меньше повода для буйства оппозиции.
Содержательно же создается новое противоречие: день объединения Западной и Восточной Украины против дня «освобождения» Западной Украины от Восточной…Оппозиция, разумеется, этого не поняла.