голодомор, геноцид

Голодомор был геноцидом! И не только он…

24 ноября на «Украинской правде» вышла статья Владимира Гонского «Тем, кто считает, что Голодомор “не был геноцидом”». В общем, анализ этой публикации можно было бы и не проводить, сославшись на мнение самого Гонского: «отрицать это (то, что Голодомор был геноцидом – авт.) могут только духовные извращенцы или импер-диверсанты разных мастей, резидентур и гонораров».

Готов считать себя и тем, и другим, и даже признать свое ментальное соучастие в Убийстве 1933 года, лишь бы только меня, а пуще того – моих детей, не записывали в число жертв Голодомора…

Тем не менее, я счел возможным откликнуться на эту публикацию, поскольку Гонский сослался на авторитет автора термина «геноцид» Рафала Лемкина (более подробно об этом незаурядном человеке можно узнать здесь).

Термин был впервые введен им в книге «Власть Оси в оккупированной Европе – анализ правительства» (1944), и имел следующее содержание: «Под геноцидом мы подразумеваем уничтожение народа или этнической группы. (…) Геноцид не обязательно должен означать немедленное уничтожение народа. Скорее геноцид означает координированный план различных действий, нацеленных на уничтожение насущного фундамента жизни национальных групп, с целью уничтожения народа в целом. Геноцид направлен против национальной группы как среды, а действия направлены против отдельных граждан, не в их индивидуальной сущности, но как членов национальной группы».

Исходя из этой формулировки, а также из галичанских представлений о том, что делала в Украине Советская Власть, Лемкин делает далекоидущие выводы. В 1953 году он выступает с докладом «Советский геноцид в Украине», в котором обнаруживает четыре факта геноцида против украинцев:

  1. Уничтожение украинской интеллигенции.
  2. Уничтожение украинской церкви (УГКЦ и УАПЦ).
  3. Голодомор.
  4. Фрагментация украинского народа путем поселения в Украине чужаков и, одновременно, рассеивание украинцев по всей Восточной Европе».

Итак, авторитет «все доказал».

Чисто для порядка я привожу формулировку «Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него», 1948 года:

«Под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

а) убийство членов такой группы;

b) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

с) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;

Читайте также:  Волынская резня. 70-летний поход кривыми тропами примирения

d) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

e) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую».

Отметим, что формулировки Лемкина и ООН несколько различаются. Лемкин говорит об «уничтожении насущного фундамента жизни национальных групп», что позволяет вписывать в понятие геноцида и уничтожение интеллигенции, и уничтожение церкви. Формулировка ООН более практична и предполагает преимущественно физическое уничтожение членов группы (кроме последнего пункта).

Эти различия, однако, особой роли не играют, поскольку ключевые моменты в обоих формулировках следующие:

1) Отсылка к предумышленности преступления: Лемкин пишет о «координированном плане», ООН – о «намерении уничтожить».

Причем предумышленность должна быть доказана (желательно – документально), а не выведена апостериорно из полученных результатов. Например, Крещение Руси по Лемкину – 100% случай геноцида: насильственная замена одной религии на другую, явно и радикально изменивший характер древнерусской народности. Однако совершенно очевидно, что у Святого Равноапостольного князя Владимира не было и не могло быть цели при помощи православия уничтожить собственных же подданных. Пожалуй, не было даже цели сделать их более «послушными». Цели  были, скорее, геостратегические. Это помимо нисхождения Святого Духа, которого обвинять в геноциде кощунственно…

2) Если речь идет о намерении и координации, то должен быть и субъект, который осуществляет уничтожение группы. Неявно предполагается, что субъект этот должен быть достаточно влиятелен, чтобы реализовать такой план, в противном случае любое убийство на почве национальной вражды можно назвать актом геноцида.

В случае игнорирования факта наличия субъекта в число «геноцидов» может попасть, например, промышленная революция в Англии, в ходе которой «овцы съели людей».

3) Глобальность – убийство по национальному или религиозному признаку только тогда становится геноцидом, когда оно является частью плана по уничтожению соответствующей группы.

Например, подавляя восстание сипаев, британские колонизаторы именно подавляли восстание сипаев, а вовсе не стремились под корень уничтожить индийцев как таковых. В отличие от самих сипаев, которые явно ставили целью вырезать упомянутых колонизаторов подчистую (хотя доказать умысел тут, скорее всего, не получится).

4) Исключительность – убийство должно быть направленно именно против данной группы.

Спорить с автором относительно статуса Голодомора не буду – это ведь не его мнение, это мнение авторитета (то, что авторитет не опирался на надежные источники, а строил выводы на домыслах своего националистического окружения, нас смущать не должно). Лучше давайте подумаем, а были ли еще в истории Украины события, которые можно было бы назвать геноцидом? Помимо тех четырех, которые выделил Лемкин, разумеется.

Читайте также:  Украина, Польша и геноцид: око за око

Называю навскидку.

  • Полное изничтожение Ольгой города Коростеня: налицо все признаки геноцида. Правда, тут речь шла не о всех древлянах, ну так и в 1933 году не все украинцы вымерли.

Летописное повествование вызывает определенные сомнения. Непонятно, например, за каким чертом Ольге понадобилось сжигать свой город и истреблять его жителей. Это ведь основной источник дани… Да и выбранный способ поджога не потрясает воображение реалистичностью – как вы себе представляете птиц, к которым привязана горящая пакля и которые, при этом, летят к своим гнездам?

Впрочем, эти рассуждения – провокации инсинуаторов. Идя этим путем, мы можем задуматься о том, зачем вообще большевикам морить голодом полстраны и относительно странности используемых для этого методов (продовольствие посылали, ссуды семенным материалом выдавали).

Интересно, надо ли ожидать от пана Гонского обращения к Вселенскому Патриарху (не к Московскому же обращаться!) с требованием отлучить Ольгу от лика святых?

  • Брестская уния 1596 года. Цель тут была самая благородная – уравнять православных священников с католическими путем их превращения в католических священников… Достигнута цель не была – греко-католики все равно остались людьми второго сорта и ментально остаются ими по сей день.

Между тем, учитывая, что в те времена национальность определялась по вероисповеданию, речь шла о самом настоящем геноциде по Лемкину. А позднейшая ликвидация УГКЦ была всего лишь мерами, направленными на преодоление последствий геноцида.

  • Несерьезный пример – деятельность М.С. Грушевского и историков его школы, которые объявили историческое наследие Киевской Руси сугубо украинским, лишив, при этом, прошлого русских и белорусов. Тоже своего рода попытка «геноцида»…
  • Чрезвычайно серьезный пример – «волынская резня», когда под непосредственным руководством ОУН(б) боевики УПА уничтожили свыше 30 тысяч (цифры разнятся и доходят до 50 тыс.) волынских поляков.

Гонские факта этого геноцида никогда не признают…Они на полном серьезе говорят, что во всем виноваты поляки, которые случайно на вилы упали (все 30 тысяч).

Общий вывод состоит в том, что введенный Лемкиным термин, в контексте его использования самим же автором, чрезвычайно абстрактен и под него можно подогнать практически любое событие, в результате которого существенно изменились условия жизни людей (в отличие от концепции ООН, Лемкин не концентрируется именно на уничтожении людей, хотя изучал он геноцид армян в 1915 году и Голокост).

Читайте также:  Последняя книга о последней книге

Применение этой концепции в чистом виде превращает человеческую историю в непрерывную череду геноцидов. Привлекать ее для исследования истории могут только мазохисты.

Другое дело – юридическое использование этой темы, которое может служить делу прекращения уже ведущегося геноцида. Увы, найти такие факты довольно сложно. Разве что пресечение геноцида «красных кхмеров» вьетнамской армией – но вьетнамцы о предотвращении геноцида, кажется, не говорили…

Понятно, почему украинские националисты восприняли концепцию геноцида именно в виде, предложенном Лемкиным. Дело не в их особом мазохизме (хоть Мазоха сейчас и рядят в «великие украинцы»). Просто сама идеология украинского национализма формировалась Донцовым на основе противопоставления Украины России.

Чисто исторически возникает та проблема, что все сколько-нибудь значительные победы и достижения украинцев связаны с Россией и русскими. Ну можно ли представить себе триумф Королева вне СССР? В независимой Украине он так бы и стоил планеры, поскольку ресурсов для космической программы у нее быть не могло.

Перечень собственно украинских «побед» и достижений получается уж очень коротким и неубедительным – «трипольская цивилизация» (не бывшая ни «трипольской», ни «цивилизацией»), Конотопская битва… Нет, можно, конечно, объявить УПА «армией-победительницей» на том основании, что как-то раз десять ее отрядов объединились и разгромили целую роту НКВД, но уж очень это притянуто за уши.

Ну а если нет побед, то нужно поклоняться поражениям, не забывая заботливо подчеркивать злокозненную роль «Москвы». Ну а то, что таким образом воспитывается комплекс национальной неполноценности (украинцы способны только на то, чтобы быть жертвами геноцидов), националистов не интересует – главное, реализовать концепцию…

Голодомор – величайшая трагедия украинского народа, и помнить его жертвы надо. Вопрос только в том, как помнить – строить бездарные памятники или сделать из Украины всемирную житницу? Второе требует приложения слишком больших сил… Так что не даром Янукович, планирующий начать продажу земель сельскохозяйственного назначения, что наверняка будет иметь для страны самые трагические последствия, присоединился у Ющенко во время «празднования» годовщины Голодомора.