фильм, Если завтра война

Кино и немцы – 2

Классический пропагандистский фильм 1938 года «Если завтра война».

С точки зрения стилистики фильм больше всего напоминает современные документальные фильмы, в которых используется также игра актеров (например – документальных сериал «Стратегия победы»). Тут, впрочем, есть самые настоящие игровые вставки – павильонные съемки «на поле боя». Именно из-за неопределенности жанра, в титрах фильм назван просто «батальным».

С точки зрения содержательной это своеобразный фильм-прогноз: как будут развиваться события «если завтра война». С точки зрения сегодняшнего дня это ближе к альтернативной фентезийной истории (описанные в фильме события просто не могли иметь место быть). Кстати, речь там идет о недалеком будущем – в начале фильма сообщается об открытии регулярного авиамаршрута СССР-США через Северный полюс.

В качестве врага, намеревающегося напасть на СССР, выступают немцы (это видно по ряду деталей), но выглядят они несколько странно. Форма явно не немецкая, а смесь немецкой, польской, английской и французской (это по меньшей мере). Кстати, в описываемый период основным европейским союзником Гитлера была Польша, а советское военно-политическое руководство очень серьезно рассматривало ее военные возможности (опыт 1920 года был болезненным).

Самое интересное в фильме это, конечно, демонстрация военной техники того периода. Макетов делать не умели (или, вернее, не хотели), потому, например, с нашей стороны пехота ведет огонь из ДП, а с вражеской – из ДС.

В авиации с обоих сторон используются Р-5 и Р-7 (интересно, что они фигурируют в качестве и разведчиков, и бомбардировщиков, и, кажется даже истребителей), И-15 и И-16 («ишаки», по-моему, только на советской стороне). ТБ-3 также выступает с обеих сторон, но в советском варианте он демонстрирует фантастическую точность бомбометания, поражая вражеский поезд.

Читайте также:  Неожиданный материал. Сверхканонизация Пушкина А.С.

Артиллерия самая разнообразная, главным образом – времен предыдущей войны: дивизионная пушка 1902 года, гаубицы 122 и 152, в нескольких эпизодах – 42-линейная пушка (Сталин ее очень привечал). Полковая пушка 1927 года – сравнительно новое орудие, но тоже используется обеими сторонами.

А вот 45-мм противотанковая пушка используется только с советской стороны. Возникает впечатление, что ее видели в качестве средства радикального решения проблемы вражеских танков. Недаром из книги в книгу кочует тезис, что на момент разработки 53-К пробивала броню всех танков капиталистических государств, скромно забывая упомянуть, что на то время танков с противоснарядным бронированием в природе не существовало – за их разработку всерьез взялись по опыту использования легких танков и скорострельных пушек в Испании…

Кстати, о танках. С танками все просто – самые старые модели (FT-17, МС-1, Т-26 обр. 1931 года) используются «врагами». Непонятно только, откуда в СССР в 1937 году осталось столько FT-17 на ходу? Их ведь по определению было немного, а преуменьшить надежность машин, выпущенных в 1918 и попавших в Россию в 1920 году, затруднительно…

Более новые, пушечные модели (1933 года) используются советской стороной. Исключение составляет БТ-2 – тоже 1931 года, с пулеметным вооружением. Но серией БТ гордились – все же уникальный по динамическим характеристикам танк. Кстати, в ходе фильма ни один из этих танков не подбивается – все вражеские снаряды летят мимо, наглядно демонстрируя тезис о скорости, как способе обеспечения неуязвимости танка.

Применяется в фильме и химическое оружие. Но как-то так – эпизодически. Распылили какую-то гадость с самолетов – и ладушки. ОМП используют, разумеется, враги. Советские химподразделения ограничиваются установкой дымовой завесы.

Читайте также:  Начало войны 22 июня: новая версия и сверхновая версия

Ну и, разумеется, не могло обойтись без демонстрации классовой борьбы трудящихся в стране-агрессоре и патриотического подъема  в СССР.

Важным моментом является то, что в фильме довольно наглядно показаны две причины поражения СССР на начальном этапе войны.

Во-первых, развитие ситуации характерно для Первой мировой войны. Имеет место длительный период международной напряженности, потом – мелкие провокации  на границе, отражаемые силами пограничников и только потом – более или менее серьезное вторжение, которое упирается в мощную оборону уже отмобилизованной армии, а далее следует ответный удар. Именно так, в полном соответствии с книгой Шапошникова «Мозг армии», представлял себе начало войны советский Генштаб. Именно поэтому в ночь на 22 июня войскам было приказано быть готовыми к «провокациям»… Но если в 1937 году такой взгляд был естественным, то в 1941 году было уже известно, что немцы бьют сразу всеми силами, а в 1940 году была издана книга комбрига Иссерсона «Новые формы борьбы».

Во-вторых, очень характерным моментом является полное отсутствие взаимодействия разных сил и в тактическом, и в оперативном отношении.

Впрочем, нет. Отдельные эпизоды присутствуют. Например, перед атакой проводится артподготовка – но это самый примитивный способ взаимодействия. В документальных кадрах есть танковый десант и использование Т-27 как пулеметовоза (штатное, кстати). Чтобы не допустить подхода подкреплений высаживается воздушный десант – это уже оперативный уровень взаимодействия. Хотя я, например, не уверен, что это правильное применение воздушного десанта.

В подавляющем же большинстве случаев каждый род войск ведет свою маленькую войну. Например, танки давят артиллерию, а артиллерия расстреливает танки. Пехота в обоих эпизодах отсутствует. Авиация тоже. Мысль о том, что танковая атака может быть поддержана огнем своей       артиллерии, слишком сложна – танки атакуют неподавленную противотанковую оборону…

Читайте также:  Важнейшим из искусств для нас является трактовка истории

Возможно, конечно, разного рода тонкости были упущены сценаристом и режиссером для большей показательности, но факт остается фактом – до самого конца войны одной из серьезнейших проблем советской армии было слабое взаимодействие родов войск. У немцев же оно было поставлено на отлично (хотя, конечно, бывало всякое – на войне, как на войне).

Судьба фильма была сложной. Буквально в следующем году он безнадежно устарел – с Германией был подписан договор о ненападении, а «первый красный офицер» Ворошилов, фигурирующий в фильме, был с позором изгнан с поста наркома обороны (о чем общественности знать не полагалось, но акцентировать внимание на его личности было бы неправильно). Ну а после войны сама по себе тема оказалась неактуальной – реальность была совсем другой.