Львов, 9 мая

Львов: кому был выгоден конфликт?

Корни

Конфликты вокруг празднования 9 мая на Западной Украине происходят систематически на протяжении уже более 20 лет. Бывали и драки, и провокации. И корень этих конфликтов – вовсе не в особенностях нынешнего политического курса.

Неприятие Дня Победы – важнейшая составляющая идеологии украинского национализма.

По официальной версии, УПА воевала не только против советских, но и против фашистских оккупантов. Однако легко заметить, что отношения украинских националистов к советской власти и к фашистской оккупации было неодинаковым. Много ли националистов сотрудничали с НКВД? А вот с фашистами – все. Одни прямо служили в фашистских формированиях («Нахтигаль», «Роланд» и лично Герой Украины Роман Шухевич), другие их организовывали (немцам пришлось придирчиво отбирать добровольцев в дивизию «Галичина», в то время как в других странах приходилось проводить мобилизацию), в конце-концов – просто боролись против окруженцев и красных партизан (УПА Бульбы-Боровца). В общем, при  всех сложностях, которые возникали у националистов в отношениях с оккупационной администрацией, нельзя сказать, что они были последовательно враждебными. К Победе националисты, по большому счету, непричастны. А, значит, у них есть все основания говорить Дне Победы как о празднике «неукраинском» (в данном контексте – негаличанском) и его показательно игнорировать.

Трактовка 9 мая как дня памяти по жертвам войны также выглядит, по меньшей мере, неоднозначно. Есть масса других дней (22 июня, например) которые могут быть посвящены поминкам по погибшим. Но нет, устраивать их надо именно в День Победы. Именно тогда, когда траурные акции могут быть (и будут) восприняты как траур по безвременно почившему «святому Адольфу» и всему Третьему Рейху, в котором разнообразным унтерменшам (в т.ч. – украинским) наверняка нашлось бы достойное место (см. генеральный план «Ост»).

Львов. 9 мая

Ну и самое главное – ведь речь идет о победе! Националистическая трактовка украинской истории если и предполагает какие-то победы, то: а) над москалями; б) они обязательно должны быть бесплодными.

9 мая, и с точки зрения всемирно-исторической, и с точки зрения сугубо украинской, на бесплодность пожаловаться не может. Только два момента: по итогам войны Украина приобрела нынешние границы (и, в частности, Львов, уже кажется забывший о «пацификации»), а «заготовка» нынешней независимой Украины была признана в мире в качестве члена-учредителя ООН. Другое дело, что это победа не только украинцев, но также англичан, американцев, французов, русских, чехов, поляков… Мы же предпочитаем лучше помнить о своих поражениях, чем совместных победах.

Провокация?

В основе конфликта, как считается, было решение Верховной Рады использовать красный флаг в качестве официального праздничного знамени. Решение это, конечно, подтолкнуло общество к конфликту, но вряд ли можно говорить о расколе.

Во-первых, решение было поддержано относительным большинством граждан. По данным исследований Центра им. Разумкова, 95% украинцев считает День Победы праздником. По данным социологической группы «Рейтинг» «закон о красных флагах» поддержали 55% опрошенных, не поддержали – 30%. Если бы в опросе не было жесткой дихотомии, то думаю, радикальные националисты и вовсе оказались бы в меньшинстве (их у нас примерно 15%). Так или иначе, но одной из основ демократии является подчинение меньшинства большинству. Другой основной, конечно, является уважение прав меньшинства, но украинский парадокс состоит в том, что у нас меньшинство считает себя большинством и принципиально исключает защиту своих взглядов – оно желает их навязать всей стране.

Читайте также:  Украинский Закон о госязыке: Что в нем нового и как он будет действовать

Во-вторых, Партия регионов сделала все, чтобы сохранить свою концепцию «каждому региону – свои памятники». Напомню, что представители ПР во Львове красными флагами не размахивали, а вполне мирно шли на панихиду по жертвам войны (вполне, кстати, националистическое действо), что, однако, не спасло их от конфликта со свободовцами. Панихиду, кстати, так и не провели…

В-третьих, еще раз повторяю, что такой провокации для возникновения конфликта не было бы нужно. «Свободовцы» все равно срывали бы георгиевские ленточки и жгли бы флаги. Чай не первый раз.

Другое дело, что принятие закона и последующих решений местных советов (да что там советы – даже губернаторы заявляли о недопустимости вывешивания красных флагов) создало информационный фон ожидания грандиозного скандала.

В-четвертых, чего действительно не было в прошлые годы, так это заезда восточноукраинских «гастролеров».

Опять же, западноукраинские политические активисты на Юго-Востоке отнюдь не редкость. Вспомним, хотя бы, «Студенческое братство», которое буквально жило в Севастополе в бытность Тарасюка министром (и, замечу, бесследно растаявшее после его отставки). Так что психологические основы для рейда «Родины» и «Русского единства» существовали.

Но вот в то, что полсотни (или даже 500, как пишут некоторые фантазеры) активистов пророссийских партий могли «взорвать» ситуацию в городе, я не верю.

Так или иначе, но главной составляющей любой провокации является готовность провоцируемого отреагировать. По возможности неадекватно.

«Свобода» предоставила организаторам провокации великолепную картинку с беснующейся толпой, дымовыми шашками, срыванием ленточек и даже пулевым ранением. Только массовой драки не хватило, но это чисто потому, что не с кем было драться.

А ведь протест можно было организовать совершенно иначе. Например, воздержаться от использования толпы птушников и футбольных фанатов, что обеспечило бы управляемость процесса, и не пытаться бить стекла в автобусах (они-то уж точно ни в чем не виноваты). В общем – побольше креатива, поменьше хулиганства.

Однако, руководители «Свободы» утратили контроль за ситуацией, а может даже и сознательно пошли на обострение.

Проигравшие и непроигравшие

В чистом проигрыше оказалась «Свобода». Продемонстрировав всему миру «звериный оскал украинского национализма» она решительно ограничила возможности расширения своего электората – акции «Свободы» вызвали резкое неприятие даже у бютовского политтехнолога Олега Медведева. Отмечу, что 9 мая Тягнибока во Львове не было. Думаю, он отлично понимал, к каким последствиям приведет стычка – ведь он, как раз, собирался придать новое звучание идеям «Свободы», снизив националистический накал и повернувшись к социальным темам. Теперь все придется начинать сначала.

Читайте также:  Как выживать будем? Неделя промышленности и "свой путь"

Коммунисты также демонстрируют перенос внимания с идеологических на социально-экономические темы (достаточно вспомнить инициативы П. Симоненко по «народному референдуму», которые оппонируют буквально всем основным реформам, планируемым властью). Скорее всего, КПУ была одной из мишеней властной провокации –  все же это единственная парламентская партия, играющая на том же электоральном поле, что и теряющая популярность ПР.

Коммунисты, однако, повели себя достаточно умно. Они в провокацию не ввязались – никого из лидеров партии 9 мая во Львове не было. Зато под шумок спокойно себе провели акции с красными флагами в ряде городов Галичины. Более того, очень похоже на то, что руководство Компартии использовало в своих интересах партнеров по коалиции, получив нужное решение и, фактически, начав избирательную кампанию в качестве успешной и эффективной партии.

Но вот кто точно выиграл, так это Юлия Тимошенко. На фоне политических сил, которые вымазались во львовской грязи с ног до головы, она остается вся в белом, прямо называя эти события провокацией власти. То самое место, которое надеялся занять Виктор Федорович…

Ну и конечно «Родина» и «Русское единство», о которых еще вчера не знал никто, а теперь знают все. На их уровне политического развития дурная слава – тоже слава…

Замысел

Очевидно, если уж тут и был замысел власти, то одним махом планировалось решить множество задач.

Во-первых, выделить президента и Партию регионов на фоне оппонентов. Вот мы видим «Свободу» и коммунистов (с последними, правда, «фокус не удался»), которые воюют за памятники. Причем националисты, конечно, очень опасные, а коммунисты слабые, защитить страну он националистической угрозы не могут. А вот мы видим президента и ПР, которые ни с кем не воюют, а, напротив, демонстрируют реальную заботу о ветеранах. А БЮТ и «Фронт перемен» мы вообще не видим – это не их день.

Во-вторых, представить президента и ПР как самую центристскую силу. Вот, мол, мы по требованию одной части общества закон приняли, но по требованию другой части страны закон подписан не был. В общем – пусть расцветают сто цветов.

В-третьих, разумеется, отвлекается внимание общества от социально-экономических проблем.

В-четвертых, раскручивается антироссийская кампания. Ведь провокаторами, что не говори, являются также и представители пророссийских партий. Опять же, интерес вызывает реакция МИД и Юрия Мирошниченко на решение Госдумы.

Зачем? Чтобы избиратели не надоедали напоминаниями об обещанной интеграции со странами ЕЭП, а в особенности – чтобы создать условия для восприятия проблем с перезаключением соглашения по газу. С последним, как можно понять, пока ничего не выходит, и срочно надо сослаться на «плохую Юлю» и еще более плохих русских, которые не желают заключать «справедливое» соглашение. Не привлекать же к ответственности Фирташа, в конце концов?

Результат

9 мая

Задумать подобную комбинацию могли только хорошие специалисты по ведению информационных войн (а они в АП есть и их фамилии на слуху), но вот с реализацией, как всегда, получилось не очень.

1. Если нанести некоторый ущерб имиджу «Свободы» и КПУ и удалось, то сама власть выглядела исключительно убого. С одной стороны, она не смогла предотвратить столкновения во Львове. С другой стороны, демонстрация ее готовности решать реальные проблемы ветеранов выглядит уж совершенно невменяемо. Подумайте только: киевская власть пообещала (!) до конца года (?) обеспечить жильем (?) всех нуждающихся ветеранов (!) инвалидов 1-й группы (!). Они вообще, в своем уме? Может, лучше было никому ничего не обещать?

Читайте также:  Они пересекаются. Две тенденции в общественном мнении Украины

Да и, кстати, если уж вытеснять из информационного поля БЮТ, то не стоило перебивать «информационный след» 9 мая таким мощным информационным поводом, как начало суда против Тимошенко.

2. В конечном итоге, власть не удовлетворила ни своих, ни чужих. Свои почувствовали себя обманутыми, чужие – оскорбленными… Впрочем, может в этом и состоит глубинный смысл проекта «сшивки страны» – объединить всех против Януковича?

3. Возможно, часть общества и отвлеклась от социально-экономических проблем, но тут же о них вспомнила снова, поскольку ей о них напомнили не только Тимошенко, но и коммунисты со «Свободой».

4. В Украине «наезд» на Россию заметили только те, кому полагается замечать такое (те же свободовцы). Сами же русские, думается, остались довольны, поскольку неадекватное поведение украинской стороны позволило сделать шаги к решению ряда внутренних и внешних проблем.

Но это все, по большому счету, частности. Куда более весомо другое.

5. Если правы те аналитики, которые считают, что у Банковой есть план вывести Януковича и Тягнибока во второй тур выборов 2015 года и обеспечить, таким образом, первому решительную победу, то 9 мая – шаг в совершенно противоположном направлении. Чтобы Тягнибок сыграл какую-то роль в 2015 году, сейчас надо, чтобы он продолжал отбирать избирателей у Тимошенко. В противном случае он никак не сможет опередить более умеренного оппозиционного кандидата, кто бы это ни был.

6. Впрочем, может украинские олигархи, ранее не возражавшие против усиления Тягинибока в пику Тимошенко, сообразили, что такие игры ничем хорошим не заканчиваются? Ведь немецкие олигархи тоже поддерживали Гитлера, веря в его управляемость и способность эффективно противостоять коммунистам и социал-демократам. Результат известен: самые расторопные из них успели сбежать, самые расово чистые – поступили на службу новому режиму, а были и такие, которые оказались в концлагерях…

Хотелось бы верить, что украинские олигархи умнее своих немецких предшественников. Но верится, если честно, с трудом.

7. Власть показала свою исключительную слабость. Чего стоит «вертикаль», в которой один губернатор официально заявляет, что в его области принятый парламентом закон действовать не будет, а второй подписывает заявление об отставке под давлением группы шумных депутатов? Это даже не сепаратизм, это четкий сигнал: не смотря на всю солидность выстроенной Януковичем системы власти, власть эта лежит на земле. Просто ее взять некому.

Leave a Reply