Украинские особенности комплекса «национального превосходства»

Украинские особенности комплекса «национального превосходства»

Виктор Андреевич Ющенко постоянно рассуждает на темы комплекса национальной неполноценности и «малороссийства», присущих украинской политической элите. Его беспокойство, в общем-то, обоснованно. Наглядной иллюстрацией на эту тему служит статья Владимира Вятровича «Великая ничья».

Итак, возьмем конкретную историко-прикладную тему – определение места Украины во Второй мировой войне. Причем не в плане конкретного развития событий тогда, а с точки зрения сегодняшнего позиционирования государства, имея в виду вполне конкретные результаты той войны.

По сути, у нас есть три варианта.

Во-первых, встать на сторону победителей.

Хотя кандидат исторических наук Вятрович, похоже, об этом не подозревает, но против Гитлера воевал не только СССР. Да, вклад его был решающим, но Великобритания, например, вступила в войну с Германией раньше. Не говоря про Польшу. А на завершающем этапе против Гитлера воевали его же бывшие союзники – Болгария и Финляндия…

То, что мифология Великой Победы легла в основу идеологии современной российской и белорусской государственности, совершенно не означает, что в антигитлеровской коалиции мы были бы в плохом, недемократическом обществе. Напротив. Говоря так, Вятрович пытается выглядеть бóльшим антикоммунистом и русофобом, чем сам сэр Уинстон Черчилль. А ведь что-то же заставило последнего сказать, что он готов позитивно отозваться о Сатане в Палате общин, если Гитлер вторгнется в ад? А ведь Гитлер с Англией воевать не собирался – он-то англичан считал нордической расой и хотел от них только невмешательства в дела Франции. А злой диктатор Черчилль, вместо того, чтобы присоединиться к такому же антикоммунисту Гитлеру, обрек англичан на огромные жертвы и лишения.

Читайте также:  Хвост собаки. Кто делает президентские выборы на Украине

Я, в общем, отклонился от темы, но суть ясна – история Второй мировой войны немного сложнее, чем ее представляют вятровичи.

Во-вторых, можно присоединиться к побежденному. Редакция УП, кажется, именно это имела в виду, когда сопроводила статью Вятровича плакатиком «вступайте в дивизию СС «Галичина».

Такая точка зрения на деятельность ОУН и УПА не лишена некоторых оснований, но не совпадает, в конечном итоге, с мнением самого же Вятровича. Он все же краем уха слышал о Генеральном плане «Ост» и это его настоятельно удерживает от того, чтобы говорить о поражении.

В-третьих, можно прийти к самоочевидному, вроде бы, выводу о том, что Украина, не являясь субъектом международной политики, не могла иметь особенного интереса в войне. Соответственно, она для нее и закончилась как бы «ничьей» (формирование современных границ Украины мы достижением не считаем и ожидаем от Вятровича объявления войны Польше во имя возвращения Холмщины и Подляшья).

Предположение, что Украина могла попытаться сыграть на противоречиях сверхдержав и получить независимость на фоне ослабления СССР и Германии, носит чисто теоретический характер. Политическая сила, выступавшая с такой платформой, имела авторитет только на Западной Украине, и видела своим врагом именно СССР, а не Германию. Создать же в тех условиях «хоть фашистское, но свое» государство пытались, например, словаки. И получили в результате Словацкое национальное восстание.

Украинской спецификой является то, что в данном перечне правоверный патриот НИКОГДА не укажет на первую позицию. Украинский профессиональный патриот никогда не остановится перед тем, чтобы представить украинцев нацией исторически страдающей, всегда терпящей поражения или, хотя бы, «ничью».

К победам же мы присоединяться не хотим. Чужих побед нам не надо!

Читайте также:  Языком плаката. Рекламный креатив по-киевски

А почему, собственно? Давайте уже говорить прямо: большинство побед (действительно значимых побед – будь то разгром фашистской Германии или запуск ракетой украинца Королева первого искусственного спутника земли) украинцы достигли совместно с русскими. И этот вопрос так же к русским и может быть обращен – где бы была их космическая программа без Королева и Янгеля (украинские националисты, кстати, это помнят, но выводов не делают).

С одной стороны, раз уж имела место победа, то, наверное, союзники хорошие попались?

С другой стороны, ну какой же галичанин признает, что «москали» в принципе могут быть хорошими?

Вот и получается, что проще признать украинцев лопухами, неспособными найти стоящих союзников и от этого всегда бывающих битыми, чем присоединиться к победе, достигнутой при участии «неправильных» союзников.

Ну и что это, как не комплекс национальной неполноценности во весь рост? Чего стоит элита, которая заранее убеждена, что союзников она подберет неправильно, они ее предадут, и страна будет ввергнута в еще большие беды? Если мы видим сплошные поражения (в лучшем случае – «ничьи») в прошлом, то какие победы могут ждать нас в будущем? Не задумывается об этом Виктор Андреевич, привечая разного рода вятровичей, а зря…

Leave a Reply