Украина в газовой войне: Промежуточные политические итоги

Украина в газовой войне: Промежуточные политические итоги

«Газовая война» вызвала сравнительно кратковременное, но значительное изменение общественных настроений на Украине, чем, в соответствии со своими предпочтениями и способностями, воспользовались основные политические игроки.

Общественное мнение

Как всегда, в ситуации острого конфликта, количественная социология оказывается недостаточно оперативна, чтобы «ухватить» первую наиболее острую общественную реакцию на происходящие события. Тем более, что развивался конфликт на протяжении двух праздничных недель, что замедлило его осмысление избирателями и затруднило изучение проблемы социологами.

Однако представление о качественной стороне процесса у нас все же сложилось.

Насколько можно судить, «газовая война», подобно тузлинскому инциденту, вызвала кратковременную, но крайне болезненную вспышку антироссийского «патриотизма». Она распространилась не только на Запад, но также на Центральную и в некоторой мере – на Восточную Украину. Избиратели, для которых националистическая реакция была неприемлема, потеряли ориентацию и были изолированы как друг от друга, так и, в условиях почти тотальной националистической пропаганды в СМИ, от надежной информации и соответствующих их ожиданиям оценок.

Отметим, что аналитики Секретариата президента Украины, которые планировали провести избирательную кампанию В. Ющенко, опираясь на такую реакцию общества в условиях антироссийской пропаганды, просчитались. Подобная реакция для основной массы украинцев (и даже для части галичан) совершенно неестественна, требует экстраординарных пропагандистских усилий и значительной энергоотдачи самих избирателей. Поэтому долго продолжаться такие вспышки не могут – основной «выброс» негатива происходит в течение буквально нескольких дней, а затем ситуация довольно быстро стабилизируется. До сих пор единственным исключением был Майдан, потребовавший многолетней комплексной подготовки и значительных финансовых вливаний.

Лишь через примерно 10-14 дней, когда, несмотря на распропагандированную поддержку Еврокомиссии и якобы поражение России, даже до зашоренных западенцев стало доходить, что происходит что-то не то, появились попытки осмыслить причины поражения… Критической точкой стала технологическая неспособность Украины обеспечить восстановление транзита. С этого момента ненационалистическая часть избирателей получила достойные аргументы в пользу версии, что виновником конфликта является прежде всего Украина.

Реакция политиков

Ведущие политики до конца не понимали сути происходящих процессов. Но что-то, безусловно, чувствовали и действовали соответствующим образом.

Виктор Ющенко вновь оказался морально-политическим лидером «своей нации» и это воодушевило его. Опять на Майдане! В этой ситуации он оказался на удивление адекватен (как лидер воюющей страны, разумеется), активен, довольно долго воздерживался от критики в адрес премьера. Исчезла депрессивность, которая сопровождала его публичные выступления в конце прошлого года («нация меня не оценила» и т.п.). Возникло даже впечатление, что он задумывается над возможностью все же выдвинуть свою кандидатуру на предстоящих выборах.

Читайте также:  Главное о заявлении Саакашвили об отставке: как, почему и что будет дальше

Однако эйфория продолжалась недолго. Очевидное отсутствие внешней поддержки (прежде всего – со стороны ЕС) и снижение националистического энтузиазма внутри страны естественным образом ведут Ющенко к тому, что он уступит лидирующие позиции Тимошенко.

Юлия Тимошенко, судя по всему, просто растерялась. Она ведь практически подписала газовые соглашения и вдруг всё срывается и начинается жесткий конфликт… Как ни странно, но в этой ситуации премьер уступает инициативу президенту.

Впрочем, дело тут все же никак не в медленной реакции (уж этим-то ЮВТ не страдает), а в ее феноменальном политическом чутье. Попытайся она 31 декабря или 1 января заявить о срыве переговоров президентом и попытке протащить на газовый рынок «РосУкрЭнерго», ее бы не поняли. Это пошло бы против основного на начало января общественного течения и, таким образом, стало бы дополнительным доказательством ее «предательства».

Поэтому Тимошенко пошла по течению, старательно изображая единство власти перед лицом кризиса (то, что, собственно, ожидали от власти избиратели). Она выступила только после того, как была поднята тема коррупции в газовых отношениях (пресс-конференция Путина 8 января и статья «Кто сорвал газовые переговоры» в «Украинской правде» 12 января), а президент подорвал свой имидж в вопросе о восстановлении транзита.

Виктор Янукович вообще оказался вне происходящих в стране процессов, поскольку где-то там отдыхал. В самый острый момент он не оказал поддержки своим избирателям, а явился лишь к разбору полетов, провозгласив виновной в кризисе всю власть. Так-то оно так, но вот досада – одновременно реализовать планы импичмента и отставки правительства невозможно (для этого нужно существование совершенно разных по конфигурации временных коалиций). Поэтому ПР по существу в очередной раз присоединилась к президентской стороне в борьбе с премьером. Причем, в этой борьбе президент и ПР, как представляется, обречены на поражение по следующим, как минимум, причинам:

  1. Тимошенко вернулась в фокус общественного мнения, в то время как ее оппоненты или утратили поддержку своего электората (Ющенко), или же не захотели/не смогли его мобилизовать (Янукович).
  2. У оппонентов премьера невыгодная фактическая позиция – их объединение правильно было бы назвать «коалицией Фирташа».
  3. Между тем, Медведев и Путин дали совершенно четкий сигнал, что они придерживаются логики исключения из газовых отношений посреднических структур и списывают «великого политического деятеля современности» Фирташа. Янукович же намека не понял и оказался на антироссийской позиции (что ему еще, безусловно, аукнется).
Читайте также:  Майданозависимость, майданофобия и майданофильство Украины

В общем, если на первом этапе кризиса выиграл Ющенко, то на втором выигрывает Тимошенко. Янукович же пребывает в привычном для него положении политического лузера…

Внешнеполитический аспект

То, что Украина проиграла информационную войну, стало очевидным даже для оранжевых. Они, конечно, в силу своей неадекватности не могут внятно оценить причины поражения, сводя все к традиционному плачу о том, как доверчивые украинцы вновь стали жертвой империалистической «пидступности» Москвы. Характерная цитата из статьи А. Толкачова «Информационно-газовая война» в «Украинской правде» от 13 января: «Украина, похоже, убеждена, что сильнее тот, за кем правда. Поэтому не готовилась к информационной войне, не создавала инструментов обеспечения и продвижения своих интересов в ЕС».

Причины, конечно, не в этом, хотя некоторая логика в такой оценке присутствует.

Во-первых, Украина, в отличие от России, действительно к информационной войне почти не готовилась. Связано это было, однако, не с наличием какой-то собой «правды» в украинской позиции, а с тем, что лидеры страны просто не верили в реальность угрозы отключения российского газа (верил «Нафтогаз», но он обязан быть готов к таким проблемам).

Тимошенко уже практически заключила соглашения и, соответственно, ни о каком отключении думать не могла. Ющенко готовился сорвать договоренности не вообще, а конкретно с «Нафтогазом». Его план предполагал, что сразу после отъезда НАКовской делегации из Москвы в «Газпром» приедут представители «РосУкрЭнерго», которые и подпишут соглашения. Т.е., газ будет, единственно – деньги пойдут в другой карман. Кто ж знал, что Путин не циничный бизнесмен от политики, каким его представляют аналитики вроде Станислава Белковского (кажется, имеющего влияние на способ мышления Ющенко), а серьезный государственный деятель, считающий необходимым соблюдать соглашения? В «трипольскую мораль» нашего президента такие представления не укладываются… Соответственно ситуация, когда официальная делегация уедет сама, а неофициальную просто спустят с лестницы, не бралась в расчет как совершенно фантастическая. Тем более что считалось технологически невозможным полное прекращение газоснабжения украинской системы (что, вероятно, было правдой в 2006 году).

Читайте также:  Что, если вы проснулись, а Украина уже не пуп Земли

«Газпром» же, зная с кем придется иметь дело (особенно в контексте слабой предсказуемости украинской внутренней политики, что, собственно, и сыграло решающую роль в начале «войны»), начал подготовку к возможному конфликту задолго до Нового Года, предупреждая европейских партнеров о возможных перебоях с транзитом в связи с безответственной позицией Украины. Эти сигналы, впрочем, предназначались в большей мере самой Тимошенко, которой в России вряд ли так уж безоглядно доверяют, хотя ее и признают более договороспособным партнером. Как гарантия на случай, если она попробует что-то переиграть.

Во-вторых, несмотря на неоднократные сигналы со стороны ЕС, Ющенко и МИД совершенно неадекватно оценивали позицию евроструктур в случае конфликта с Россией. Они все еще живут воспоминаниями о том, как депутаты Бундестага приходили на заседания в оранжевых шарфиках…

Между тем, Украина уже утомила Европу своими, традиционно бесплодными, интеграционными потугами. Авторитет страны и ее руководства настолько низок, что уже впору вспоминать времена «кассетного» и «кольчужного» скандалов… Тем более что совсем недавно имел место опыт Грузии, когда Европа высказалась (более или менее уверенно) в ее поддержку, обнаружив в процессе, что поддерживает сторону, которая сама начала военные действия, совершила массу военных преступлений и откровенно готовила этнические чистки.

В-третьих, так же как в случае с осетинской авантюрой Саакашвили, трудно поверить в то, что Ющенко пошел на конфликт с Россией без неофициальной санкции Вашингтона. При этом Ющенко опрометчиво проигнорировал тот факт, что США оказались неспособны оказать сколько-нибудь действенную помощь Грузии. То же произошло и тут – американская помощь ограничилась традиционно антироссийским заявлением, которое, в силу его очевидной неадекватности, решилась поддержать только Литва.

Остается лишь выразить сожаление, что заложником неадекватности руководства стала страна. Украина все прочнее оказывается в статусе «серой зоны», не интересующей ни Европу, ни Россию, ни даже США. И это, пожалуй, главное внешнеполитическое достижение «оранжевой революции», следствием которой является нынешний газовый кризис.