Олег Матвейчев: "Уши машут ослом. Сумма политтехнологий"

Олег Матвейчев: «Уши машут ослом. Сумма политтехнологий»

Американские валенки

по "Американскому салу"

Когда в 2004 году Людмила Янукович, рассказывая о киевском Майдане, утверждала, что людям раздавали «наколотые апельсины» и «американские валенки» (эти термины вошли в устное народное творчество), мы полагали, что это ее собственная выдумка, порожденная излишне эмоциональным восприятием действительности. Однако сейчас я могу сказать, что это хитрый ход российских коллег. Именно такой вывод я сделал, прочитав статью Олега Матвейчева «Американское сало» в книге «Сумма политтехнологий».

Мне горько и больно писать о событиях 2004 года. Для меня это не просто проигранная кампания (а в 2004 году я был советником главы Администрации президента Украины и руководил Группой региональной аналитики в избирательном штабе В. Януковича). Это трагедия для моей страны и моего народа. Фактически в 2004 году Украина была оккупирована и последствия этих событий сейчас привели уже к фактическому краху украинской государственности.

Учитывая этот личностный аспект, прокомментирую некоторые мысли уважаемого коллеги. Ибо читать его не менее странно, чем писания иных «оранжевых».

Надо ли уважать избирателя?

Я, собственно, не настаиваю на том, что технолог обязательно должен с уважением относиться к избирателям, к языку, на котором они говорят, к истории страны, в которой они живут. В конце-концов, специфика нашей работы предполагает известную долю цинизма. Все же трудно с уважением относится к людям, которыми управляешь.

Однако, как представляется, тут должен быть рубеж, за которым неуважение к избирателю оборачивается искривлением восприятия действительности и, в конце концов, проигранной кампанией. Сам же Матвейчев пишет, что, например, сельских избирателей трудно обмануть в силу предельного рационализма их мышления. Только уважая такой характер их мышления можно рассчитывать на успех…

Все эти размышления вызвало у меня начало статьи «Американское сало», в котором Олег Анатольевич с жаром разоблачает лживое украинское государство, объясняя всем желающим, что украинцы – это враги русских, выращенные из русских же австрийцами и поляками.

Не будут ставить под сомнение эту версию происхождения украинцев. Она не хуже других, хотя я полагаю, что, повторяя такие конструкции, уважаемый коллега весьма органично вписывается в круг украинских свидомитов, рассуждающих о державе древних укров, не пустивших на территорию Украины неандертальцев, – с противоположным, разумеется, знаком.

Я только скромно отмечу, что независимо от того, ведут ли украинцы происхождение от «трипольской цивилизации» или от австрийских спецслужб, они – объективная реальность. Реальность, отличная от российской или белорусской – и по национальному характеру, и по языку, и по политической культуре. Украина – действительно не Россия, но эту картинку можно раскрашивать в разный цвет. Олег Матвейчев, например, предпочитает видеть Украину как антироссию, а Глеб Павловский (еще в бытность свою редактором журнальчика «Век XX и мир») предлагал концепцию Украины как лучшей России…

Читайте также:  Работа над ошибками Малкина и Сучкова (рецензия на книгу Малкин Е., Сучков Е., Мамитов А., Петров В. Политические технологии: работа над ошибками. – М.: Русская панорама, 2016)

Впрочем, вернемся к нашей политтехнологической практике.

Гневные филиппики Олега Анатольевича вызваны не тем, что ему отказали в интересном и денежном заказе. Это была его изначальная установка.

Фактически, вместо того, чтобы попытаться понять внутренний мир страны, в которую едешь, Олег Матвейчев нарисовал себе этакую «русскую Украину» и пытался работать исходя из того, что украинцы ничем не отличаются от русских. И с некоторым удивлением обнаружил, что его рекомендации в кампании общенационального уровня* не воспринимаются…

Любят ли украинцы Америку?

Начнем с того, что Матвейчев говорит неправду, утверждая, что ничего из его рекомендаций по представлению Ющенко как проамериканского кандидата не было сделано. Несмотря на все возражения (мои в том числе), был, например, выдвинут технологический кандидат Роман Козак, который в бесчисленных роликах (шли они именно так, как Матвейчев предлагал запускать свое «Американское сало») требовал от Ющенко развестись со своей женой-американкой.

В общем, антиамериканская тема в кампании присутствовала. Однако она не могла быть основой кампании просто потому, что Украина – глубокая геополитическая провинция, сосредоточенная на своих проблемах. С примерно тем же успехом антиамериканскую тематику можно было бы использовать на выборах губернатора в какой-нибудь из внутренних областей России. И надо было быть В.А. Ющенко, чтобы в основу своей политики на посту президента поставить идею вступления в НАТО…

Потому строили мы кампанию на основе противопоставления героя Донбасса герою Галичины, а не героя России герою Америки. Кстати говоря, как бы нас не обвиняли в расколе страны «оранжевые», я убежден, что первый вариант межрегионального противостояния для страны все же менее травматичен, чем второй. Хотя бы потому, что подразумевает, все же ее целостность и субъектность. А предлагаемый Матвейчевым вариант предлагает выбор быть американской колонией или российской провинцией. Предложите такой выбор россиянам (заменив «российский» на «китайский») и отгребете все, что, в таком случае положено. Даже и без «оранжевых».

Выборы и революция.

Матвейчев полагает, что антиамериканская кампания могла бы помочь В. Януковичу победить на выборах и тут же рассказывает, как предупреждал его штабистов об угрозе «грузинского сценария».

Есть у меня подозрение, что Матвейчев и тут лукавит. Об угрозе «грузинского сценария» писали многие. Я тоже о ней предупреждал и предлагал принимать меры против «Поры»**. Более того, «сенсацией одного дня» стал ответ на один из экспертных опросов, где я высказал мнение, что наибольшей угрозой для выборов является то, что одна из сторон заранее объявила результаты фальсифицированными.

Все это было, но в реальность «грузинского сценария» я все же не верил. И другие коллеги, предупреждавшие о такой возможности – не верили. И российские коллеги, с которыми я в это время достаточно плотно общался (Андрей Сучилин, например) – не верили. Вот так – все знали, всё видели, но – не верили. Что и не удивительно, учитывая опыт многолетнего наблюдения за акциями типа «Украина без Кучмы».

Читайте также:  Работа над ошибками Малкина и Сучкова (рецензия на книгу Малкин Е., Сучков Е., Мамитов А., Петров В. Политические технологии: работа над ошибками. – М.: Русская панорама, 2016)

Но дело тут, собственно, не в наших ошибках, а в логической ошибке самого Матвейчева. Задачи победы на выборах и противодействия революции – несовместимы. Революция разрушает устанавливаемую выборами легитимность. Если запущен механизм революции, то результаты выборов уже не имеют значения – каким бы убедительным не был результат, нежелательный победитель будет лишен легитимности.

Традиционные же технологии выборов (пусть и в той форме, которую предлагает Матвейчев) в этой ситуации уже не будут эффективны. Это все равно, что расклеивать листовки на улицах Цхинвали в августе 2008 года.

Как не стоило поднимать рейтинг Януковича.

Посмотрим на другие предложения Матвейчева.

Идея скандальной отставки Януковича и перепозиционирования его в «тоже оппозицию» действительно обсуждалась. Более того, технологами она была воспринята скорее позитивно.

Но вот беда, тогда Янукович не был готов к такому шагу. Он оказался готов перед третьим туром, но никакого видимого эффекта тема животворного влияния Майдана на него самого (что было одним из важных месседжей во время с В. Ющенко) не произвела. Разве что способствовала дальнейшей демобилизации его избирателей, воспринявших Майдан как личное оскорбление. Более того, и сейчас, будучи уже сложившимся политиком, Янукович крайне неуютно ощущает себя в оппозиции и готов на какие угодно уступки, лишь бы получить доступ к власти…

В общем, ничто так не демонстрирует ущербности мышления политтехнолога как попытка посадить хорошую, в принципе, идею в негодную почву. Причем эта ошибка Матвейчева, как представляется, носит системный характер, связанный с его концепцией, в которой слишком мало места отведено самому кандидату…

Небезынтересной представляется и идея проведения референдума о статусе русского языка как стержня избирательной кампании. Но если бы Матвейчев не пребывал в плену своей концепции «русской Украины», он бы знал, что тема русского языка, казалось бы однозначная (за повышение статуса русского языка в стране или регионах высказывается до 70% избирателей), даже сейчас, в условия агрессивной украинизации, не является настолько важной, чтобы делать ее ключевой идеей кампании. За все время независимости ни одна политическая сила, ставившая эту идею в основу своей кампании, выборы не выигрывала. Как вторая/третья идея кампании – вполне. Но тогда и к референдуму готовиться не надо.

Кстати говоря, выдвижение идеи второго государственного языка Виктором Януковичем (кажется, без участия технологов – с подачи Рината Ахметова) вызвало у нас возражения. Его избиратели и без этого были уже его, но этот лозунг в значительной степени блокировал рост рейтинга в украиноязычных регионах.

Читайте также:  Работа над ошибками Малкина и Сучкова (рецензия на книгу Малкин Е., Сучков Е., Мамитов А., Петров В. Политические технологии: работа над ошибками. – М.: Русская панорама, 2016)

В том же духе повлияли на ход кампании другие наработки российских технологов (насколько я знаю – Дмитрия Куликова и Тимофея Сергейцева) – карта «три сорта украинцев» и клип на песню «Только бы не было гражданской войны» в исполнении Иосифа Кобзона. Идея была правильная: опасение и «диктатуры Галичины», и гражданской войны в украинском обществе действительно присутствуют. Вот только украинцы, в массе, не желают в этом признаваться. Перенос этого узко регионального (для Донбасса и Крыма) продукта на общеукраинский уровень имело последствия, в основном, негативные. Сторонники Януковича этой рекламы стеснялись, а «оранжевые» окончательно озверели, обвиняя регионалов в сепаратизме…

О том, как России работать в Украине.

Матвейчев не жалеет злых слов в адрес штабистов Януковича («эти бараны, проигравшие все»), забывая элементарный призыв к скромности, высказанный, кажется, еще Джозефом Наполитаном – выигрывает кандидат, проигрывают консультанты.

Он возмущенно вопрошает – «зачем нам нужны были их мандаты?». Зачем? Да затем, что мандаты эти, по мнению самого же Матвейчева, не украинские, а русские… Чем отличается «мандат» Кремля, от «мандата» Банковой? Тем, что Украина – не Россия. Чего не желает признавать уважаемый Олег Анатольевич…

Да что там Украина! Рассказывали мне (одна бабка сказала), когда немалозначимый бизнесмен, лидер русской общины одной из прибалтийских республик, предложил очень высокопоставленному кремлевскому чиновнику подумать над идеей создания финансируемой Россией сети НГО, по американскому образцу, тот недоуменно-возмущенно вопросил – «да с какой стати»?

Вот и ответ на предложение Матвейчева работать через НГО – пока российские технологи воображают, что Украина, это такая маленькая Россия, то и российские политики, полностью в рамках этой концепции, будут стараться найти общий язык с украинскими элитами (например, подкармливая их через структуры вроде «РосУкрЭнерго»). В то время как США, без лишних сантиментов, тупо заставляют эти элиты работать на свои интересы, но осуществляя давление не напрямую (что всегда вызывает возмущение хоть сколько-то патриотичных граждан), а через подкормленные структуры «гражданского общества».

В общем, чтобы обеспечить эффективную работу с Украиной, надо, для начала, признать ее субъектность. А это проблема не украинская, а внутрироссийская.

Жаль только времени для решения этой проблемы остается все меньше. Учитывая особенности политического процесса в современной Украине, россияне могут так и не понять своих ошибок и то, насколько эффективнее можно наладить работу с Украиной при правильном подходе. Украина развалится быстрее и тогда появятся новые ошибки, но уже в режиме осуществления «гуманитарной оккупации»…А ведь сам подход важен в работе и с другими постсоветскими государствами.