коалиция

Победа технологии над политикой

Что же произошло 11 июля? Казалось бы – ничего особенного. Просто еще раз было продемонстрировано, что работоспособной коалиции в Раде нет. Не просматривается и новый формат коалиции.

Первое обстоятельство работает против Тимошенко - нет полноценной коалиции, значит и правительство, в некотором роде, не совсем полноценное. Второе – против инициаторов «широкой коалиции». В общем – привычная ситуация, разве что без блокирования.

Однако, как это частенько бывает в процессах, в которых участвует Тимошенко, политика была побеждена PRом.

Во-первых, неспособность собрать большинство для формирования другой коалиции вдруг оказалась существенным поражением Партии регионов.

Руководители ПР, в том числе – лично Янукович, перед заседанием уверенно говорили, что у них есть не менее 226 голосов в поддержку отставки правительства. Это было вполне вероятно, учитывая, что даже во фракции БЮТ есть сторонники точки зрения, что Тимошенко сейчас выгодно уйти в отставку – до начала переговоров о 400-долларовом газе и неизбежного осеннего скачка цен.

Однако, маловероятно, что в ПР действительно серьезно задумывались об отставке. Хотя бы потому, что вместо отставленного правительства надо формировать новое, а для него голосов все равно не хватает – большинство, возможно, сформировать и удалось бы, а вот коалицию, состоящую из фракций…

То есть, после этого Тимошенко остается и.о. премьера, а вместо отпусков перед депутатами возникала перспектива избирательной кампании.

Кроме того, не совсем ясно, что, после этого надо было делать с бюджетом – не принимать нельзя, раз уж есть большинство, принимать – тоже нельзя, ибо неясно, кто же будет, а главное – захочет отвечать за его выполнение.

Читайте также:  История, написанная национализмом: 25 лет партии "Свобода"

Вероятно, Янукович рассчитывал, что БЮТ будет и дальше блокировать трибуну, показывая, что не стремится к конструктивной работе и боится потерять власть. Однако, этого не произошло.

Тимошенко сделала «ход конем» и свела к нулю всю шумную кампанию регионалов – в ситуации возможности реальной отставки правительства практически все союзники ПР сочли за благо не голосовать.

Во-вторых, неспособность коалиции набрать достаточно голосов для поддержки подготовленного КМ проекта бюджета, оказалась поражением президента, СП и «Единого центра».

Решающую роль тут сыграл, конечно, президент, который решил исправить ошибки Тимошенко и подал в ВР свой проект бюджета. Премьеру также подыграл Арсений Яценюк, который обеспечил рассмотрение этого проекта.

Конечно, проект Кабмина далеко не идеален и к нему может быть масса претензий. Мне, например, непонятно, зачем в нем уменьшается финансирование Академии медицинских наук и увеличивается – Института национальной памяти… Особенно учитывая, что, в соответствии с польским опытом, ИНП будет неминуемо использован против Тимошенко и ее сторонников.

Однако, президентская инициатива поставила правительственный проект бюджета в совершенно особенное положение.

Дело в том, что и Конституция, и Бюджетный кодекс предполагают только одну форму прямого участия президента в бюджетном процессе – возможность наложения вето на уже принятый закон. Разработка и представление в ВР проекта бюджета относится к исключительной компетенции Кабмина.

В общем, кабминовский проект является единственным легитимным и голосование за него коалиции – совершенно явный способ проверить депутатов на правовую состоятельность и приверженность идеям коалиционного соглашения.

Для оппозиции это не так существенно – она-то должна голосовать против.

Результат голосования за правительственный проект оказался предсказуемым – он собрал 216 голосов, причем из фракции НУНС не голосовали Билозир, Оробец, Кульчицкий, Криль, Петёвка, Каськив, Бут, Тополов, Полянчич, Плющ, Ющенко. В основном, как видно, «гвардия» ЕЦ.

Читайте также:  Референдум в Нидерландах: необходимое послесловие

Впрочем, к моменту голосования за президентский проект до руководителей ЕЦ что-то начало доходить – за проект проголосовало 58 представителей НУНС, среди не голосовавших – не только члены «Народной самообороны» (Жвания, Куликов, Москаль, Доний), но и «ецисты» (Бут, Криль, Петевка). Однако, дело уже было сделано…

Дополнением ко всему произошедшему стало то, что блок Литвина не голосовал ни за один из проектов, но не объявил себя и оппозицией. В общем – стране нужен Литвин, видимо для того, чтобы хоть кто-то в парламенте не имел позиции и, в конечном счете, ничего не делал.


Послесловием к событиям 11 июля стал состоявшийся на следующий день съезд «Единого центра».

С одной стороны, съезд был демонстрацией того, что партия не смогла привлечь в свои ряды никаких заметных общественных или политических фигур, хотя слухи о вступлении Богатыревой, Яценюка и Семенюк распространялись явно целенаправленно…

Даже губернаторов собрали далеко не всех, что было представлено как признак отсутствия в партии админресурса – как будто при Кучме все губернаторы состояли в НДП или СДПУ(о).

Как представляется, съезд все был бы другим, если бы голосование за отставку КМ состоялось. Недаром ведь открытие съезда перенесли на несколько часов – меняли планы не иначе.

В случае успеха съезд ЕЦ был бы «съездом победителей»: съездом силы, которая стала реальным (успешным!) оппонентом БЮТ и является основой для новой коалиции и чей лидер может претендовать на пост премьера.

В этом случае можно было ожидать:

  • появления парламентской группы ЕЦ в количестве 15-ти депутатов, а, учитывая позицию Кириленко и результаты голосования за президентский проект бюджета, можно было ожидать даже формирования нового большинства во фракции НУНС с выходом на новую коалицию - в количестве, примерно, 230 депутатов;
  • избрания на пост лидера партии Виктора Балоги.
Читайте также:  Как нам реформировать Раду

Этого, однако, не произошло. Темп был потерян.