Братья Капрановы

Информационная безопасность от братьев Капрановых

Братья Капрановы (имена этих людей отсутствуют даже на их сайте) – украинские писатели, родившиеся в Молдавии, жившие в России и в 1998 году переехавшие в Киев. Известны, главным образом, как авторы патологически (до анекдотизма) националистической публицистики.

Не так давно братья опубликовали в «Украинской правде» статью «Yahoo его знает!», которая, по их же квалификации, представляет собой «предложения к Доктрине информационной безопасности». Учитывая специфическую репутацию братьев, а равно и смысл «Доктрины» - создание возможностей для промывания мозгов в духе новой украинской государственной идеологии, - ничего хорошего от статьи я не ожидал. Хотя действительность оказалась вовсе не такой мрачной, как мне представлялось.

Наиболее существенным моментом мне видится то, что бизнесмены Капрановы (а они, прежде всего, именно бизнесмены – владельцы издательства «Зеленый пес»), совершенно не понимают, в чем состоит государственное регулирование бизнеса в информационной сфере. Во всяком случае, в статье вообще не упоминается слово «прибыль». А это, между прочим, ключевое понятие.

Телевидение. Авторы логично замечают, что «процесс регулирования продолжается, каналы ограничивают по проценту собственной продукции (чтобы они не превратились в рупор заграничных телестудий), по языку, по количеству рекламы и т.п.», и делают загадочный вывод: «для обычного зрителя это значит четкую информационную грань: то, что в эфире и бесплатно – украинская территория, то, что на спутнике и за деньги – иностранная».

На самом деле «для обычного зрителя» тут непонятно абсолютно ничего.

Во-первых, для жителей крупных городов понятие «в эфире» постепенно теряет смысл - охват сетями кабельного телевидения все увеличивается, хотя т.н. «социальные» пакеты, в общем, идентичны эфирным. При этом они также платные. Тем не менее государство навязывает зрителям кабельных каналов то, что оно хочет, чтобы они смотрели. За их собственные деньги. Странно, не правда ли?

Во-вторых, даже то, что в «эфире» и «бесплатно», не такое уж бесплатное. Если говорить о государственном или даже общественном телевидении, то оно живет за налоги граждан – прямые (средства госбюджета, идущие на содержание ГТРК) и косвенные (рекламные бюджеты фирм). Однако украинское государство принципиально не желает допускать к редакционной политике государственных СМИ их формальных совладельцев. Точно так же в случае создания «общественного» телевидения его редакционная политика если и будет определяться неким «общественным советом», то сам он будет формироваться по определенной методике из числа братьев капрановых.

Читайте также:  Как нам реформировать Раду

Если говорить о телевидении частном, то оно должно приносить прибыль своим владельцам традиционными для СМИ способами (реклама и т.п.). Регулирование продукции, языка и рекламы тут может иметь место, но оно не должно наносить ущерб экономическим интересам владельцев (которые, кстати, вносят свой вклад и в госбюджет).

В общем, с одной стороны, предложения Капрановых противоречат реально осуществляемой государственной политике, направленной на выдвижение абсурдных требований к иностранным телеканалам, транслируемым по украинским кабельным сетям (сами, кстати, кабельные сети, в основном, принадлежат инвесторам из США, что, конечно же, - крупное достижение в деле информационной безопасности). С другой стороны, предложения братьев противоречат интересам украинцев – как зрителей, так и владельцев каналов.

Радио. «Весь коммерческий эфир, - пишут братья, - сегодня сосредоточен в формате FM (…), несмотря на наличие проблем в радио-территории, она сегодня существует и при желании может быть довольно хорошо благоустроена».

Казалось бы, если речь идет о коммерческом эфире, то логично предположить, что там ничего особенно благоустраивать и не надо – роль государства должна быть поменьше. Но у Капрановых, очевидно, какие-то другие соображения на этот счет. Помнится, Александр Палий рисовал мрачный прогноз, по которому FM-станции, скупленные Пинчуком, вдруг начнут работать против украинского государства…

Печатные СМИ. Для начала авторы вспомнили времена, когда, оказывается, украинской прессы не было, а потом государство свободную подписку российских газет прекратило и тут же «будто по взмаху волшебной палочки, появились украинские СМИ, а журналисты за один день превратились вдруг в хороших и профессиональных – тиражи ведущих газет упрямо полезли к цифрам с пятью-шестью нулями». Насколько я понимаю, это чистый вымысел – авторы, очевидно, просто не помнят 90-е (они в это время были в России). В те годы произошло падение тиражей всех изданий – и российских, и украинских. И к уровню времен «перестройки» они так и не вернулись.

Капрановы считают, что «иностранный производитель информационного продукта имеет у нас существенное преимущество над национальным», но видят это преимущество, в основном, в том, что «номер почти полностью приходит из Москвы и здесь только печатается», что дешевле, чем содержать тут штат журналистов. Из этого хода мысли можно сделать два вывода.

Читайте также:  Слабоумие и отвага. Зависимость украинской политики от выборов в США

Во-первых, братья Капрановы никогда не читали изданий вроде «Комсомольская правда в Украине» и не знают, что его корпункты имеются едва ли не во всех областях страны, а материалы местного происхождения, в конечном итоге, сравнимы по объему с московскими.

Во-вторых, упустив понятие «прибыль», авторы упустили и понятие «спрос». А появление клонов российских изданий на Украине было следствием не «информационной агрессии» (содержание украинских выпусков не оставляет сомнений в том, что они имеют собственную редакционную политику, явно не диктуемую из Москвы), а спросом на альтернативный взгляд.

В тему статуса языков я не углубляюсь, но убежден, что украинскую версию той же «КП» попросту никто не будет читать, и смысл такого предложения со стороны Капрановых чисто цензурный: с одной стороны, ввести дополнительный налог на читателя и издателя нежелательной газеты; с другой стороны, ввести переводную цензуру (напомню анекдотический перевод последнего фильма «Индиана Джонс», где арест американских археологов советскими солдатами в языковом отношении оформлен как задержание связников УПА).

Книги. «Книжный рынок требует постепенного ограничения импорта и перехода на собственный продукт – не тот, что написан украинцами, а тот, что издан в Украине». Ох, я-то был не прав: оказывается, Капрановы все же помнят о прибыли. Правда, о своей собственной, как издателей. Отсюда и требование обязательно обеспечить вариант той же книжки на украинском языке – чтобы неповадно было Пушкина и Достоевского печатать, но – только братьев Капрановых.

Дискуссия по поводу книгоиздательства действительно ведется давно и сухой остаток из нее для меня, например, несколько отличается от капрановского – рынок требует неидеологизированной государственной поддержки по образцу той, эффективность которой была наглядно продемонстрирована в России. Это, кстати, касается и телевидения, и кино. Андруховичу (не говоря уже о русскоязычных Дяченках, Олди и Валентинове) государственная поддержка не нужна – они себя и в рынке замечательно чувствуют. А если у Капрановых отношения с рынком как-то не сложились, то винить в этом надо отнюдь не рынок…

Интернет. «Можно попробовать понять, где начинается и заканчивается украинская информационная территория в интернете. Первый сигнал к пониманию нам дает bigmir.net – с недавних пор он стал вести рейтинги сайтов в двух измерениях: по украинским посетителям и вообще. И вы знаете, некоторые сайты кардинально меняют свою позицию зависимо от способа обсчета – по общим посещениям они в двадцатке, а по украинскому трафику даже к сотне не дотягивают».

Читайте также:  Референдум в Нидерландах: необходимое послесловие

Знаем. Это Капрановы не знают, что есть люди, которые читают российские газеты, чтобы увидеть другую версию мировых событий, чем представленная в «Украине молодой». Так что тут все понятно.

«Принадлежность ресурса к той или иной национальности считать только вопросом самоидентификации (…). Сайт, который причисляет себя к украинскому информационному пространству, делает его на украинском языке, для иноязычных посетителей есть кнопки с соответствующими национальными флажками». Совершенно непонятно, почему это я, как украинец, должен носиться со своей национальной принадлежностью как с писаной торбой. Самоидентификация – мое личное дело, так же, как и мои отношения с Богом. Захочу – покажу. И в любом случае я не склонен доверять определение моей идентификации братьям Капрановым.

«Государство должно регулировать только производителя информации или его импортера. Согласитесь, что вопреки стойкому имиджу нематериальности и независимости интернет-пространство использует-таки народные ресурсы». И, отмечу, оплачивает их. А если не оплачивает (как это принято в большинстве Интернет-СМИ), то – по взаимному согласию сторон. Если государству это не нравится, отечественные СМИ могут базироваться и на зарубежных серверах, что, впрочем, общее место даже и без участия государства.

И, возвращаясь к началу статьи братьев Капрановых: «Вспомните 2004 год. На нас с вами испытали тогда технологию информационной интервенции. Соседняя страна полностью оккупировала наше информационное пространство и сделала попытку аннексировать голоса граждан Украины на выборах президента». Ну что тут сказать? Помню как сейчас: одна не совсем соседняя страна, которой не удалось захватить наше информационное пространство, осуществила информационно-психологическую агрессию и действительно аннексировала голоса половины Украины на выборах президента. После чего преспокойно заграбастала информационное пространство...

Общий вывод. Граждане Украины действительно живут в условиях информационной оккупации, причем осуществляет ее не кто иной, как украинское государство, а идеи Капрановых имеют целью исказить существующий рынок так, чтобы он обеспечивал информационные и культурные потребности не украинцев вообще, а только «профессиональных украинцев», - как сами братья Капрановы.