Богдан Хмельницкий

Богдан Хмельницкий: герой или преступник

Так уж сложилось, что в украинской националистической традиции Богдан Хмельницкий представляется героем. Да, он совершил трагическую ошибку, согласившись на договор с Россией, но все же – герой.

Однако, времена меняются, традиции тоже. Та историческая мифология, которая сейчас навязывается в качестве значительной части государственной идеологии, уже вступает в противоречие с некоторыми элементами старой традиции.

Одним из элементов традиции, которая может быть подвергнута пересмотру, является роль Б. Хмельницкого. Особую роль тут играет сравнение с деяниями другого «великого украинца» – Виктора Ющенко.

С Россией против Польши

Повторюсь, что соглашение с московским царем в националистической традиции называют «трагической ошибкой». При этом разные авторы ищут разные оправдания этому поступку. Тут и неинформированность, и прямой обман со стороны бояр, и невозможность привлечь какого-либо другого союзника (США тогда еще не было). В конце концов, возможность союза именно с православной страной выглядела естественно.

Тем не менее, с высоты нынешнего исторического опыта поступок Хмельницкого тянет уже не на ошибку, а на преступление. Преступление против европейской интеграции, которая провозглашена целью нынешней власти.

Ведь Хмельницкий (к слову – польский шляхтич), не просто перешел на сторону России, он:

  • Отказался от пути вхождения в Европу, повернув в совершенно противоположном направлении.
  • Отказался от сотрудничества с Польшей, что привело, позднее, к ряду конфликтов, распаду Речи Посполитой. Между тем – сотрудничество с Польшей было бы гарантией сближения именно с Европой. Ведь сейчас именно Польша – главный союзник Украины в вопросе европейской и евроатлантической интеграции.
  • Толкнул Россию на путь евразийской имперскости, создав угрозу всему цивилизованному миру.
Читайте также:  О трагедии нелегитимности

Как представляется, лучший друг польских президентов Виктор Ющенко видит Хмельницкого именно в таком свете. Не зря же он специально отметил вклад в строительство украинского государства Ивана Выговского, который посвятил свое гетманство ревизии внешней политики Хмельницкого – разрыву соглашений с Россией, воссоединению с Польшей, расправе над сторонниками дружбы с Россией и даже войне против нее (Конотопская битва).

За православие – против унии

Националистический подход к пониманию истории предполагает примат «нации». Однако, в XVII веке главным «национальным» признаком была религия. Естественным образом, украинско-польская война была войной, прежде всего, православных против католиков. Хмельницкий же, соответственно, – вождь православного люда.

Здесь, вроде бы, разночтений быть не должно, поскольку Ющенко тоже позиционируется как православный. Однако мы знаем, что Виктор Андреевич – большой любитель таинственности. Например, в 2004 году только наиболее проницательные аналитики видели, что между строк президентской программы Ющенко присутствует административная украинизация всего и вся, ускоренное вступление в НАТО, возвеличивание Мазепы и Шухевича…

Поэтому совершенно не обязательно, что курс Ющенко на создание «единой поместной церкви» (она, кстати, почему-то не называется православной…) связан именно с желанием осчастливить «его нацию» самостоятельной церковью. Может дело совершенно в ином, и Ющенко просто желает лишить церковь благодати (по сути – легитимности, что он уже сделал с большинством государственных институтов, начиная с поста президента) с тем, чтобы облегчить обращение украинских православных в унию. Естественно – в интересах скорейшей европейской и евроатлантической интеграции Украины. Опять же, тезис «быть украинцем – значит быть униатом», придуман не вчера, хотя и касался он только галичан. Но ведь Украина сейчас едина – в том смысле, что любые узко-галицкие идеи с легкостью транслируются на общеукраинский уровень.

Читайте также:  Важнейшим из искусств для нас является трактовка истории

Кстати, еще одно направление евроинтеграции, тесно связанное с религиозным выбором украинцев – графика письма. Вполне естественно, если с переходом к унии и католицизму украинцы получат латинское письмо, которое существенно облегчит им жизнь в Европе. Благо, мусорщикам и посудомойкам образование, по большому счету, ни к чему…

Если же Ющенко действительно собирается создать единую православную церковь, то и тут он действует в пику традиции Богдана. Ибо Хмельницкий отдал Украину московским попам, Ющенко же, действуя в лучших традициях цезарепапизма, силами государства создает церковь, которая полностью будет ему подчиняться (по причине недостатка собственной легитимности).

«От Богдана до Ивана не было гетьмана»Этот «народный» вирш неизвестного происхождения (во всяком случае, я первоисточник не нашел) должен был оправдать Мазепу ссылкой на популярного Богдана Хмельницкого. Увы, сейчас градус пропаганды достиг такого уровня, что впору величие Хмельницкого обосновывать ссылками на то, что он был почти такой же великий государственник, как анафемствованный клятвопреступник Мазепа…

Создатель государства?

В конце-концов, националисты многое прощают Хмельницкому за то, что создал (в их мифологии – «восстановил») украинское государство. Правда, они же считают «параллельным» украинским государством Сечь, но ведь границы государства Хмельницкого были значительно большими. Ему только пеняют, что он не стал брать украинский Львов (Хмельницкий обоснованно считал его польским) и не перенес на уровень всей Украины демократические традиции Сечи (однако, тут же гордятся тем, что в Европе того времени его воспринимали в качестве короля).

Можно даже заметить некоторые параллели в действиях Ющенко и Хмельницкого.

1. Хмельницкий строил государство на месте польской системы власти, разрушенной народным восстанием. Во времена Ющенко народного восстания не случилось, поэтому он не столько создает новое, как разрушает уже существовавшее украинское государство – поочередно лишая легитимности государственные институты и ставя их под свой контроль. Задача тут понятная – переучредить государство (Хмельницкий его учреждал).

Читайте также:  Время Калиты

2. Хмельницкий строил жесткую вертикаль власти, традиционную для тех времен и необходимую в условиях народной войны. Ющенко строит жесткую президентскую модель, по сравнению с которой кучмовский режим был верхом демократии. Более того, при нынешних социально-экономических условиях такая власть и не нужна. Но, с одной стороны, усилиями самого Ющенко государство разрушено до такой степени, что его надо восстанавливать. Возможно – довольно жесткими мерами. С другой стороны, Ющенко ставит перед собой задачи, решение которых совершенно несоотносимо с какой-либо демократической манерой управления страной.

3. Хмельницкий был вынужден, создав государство, тут же поделиться значимой частью его суверенитета. Ющенко действует точно так же. Тем более, и необходимость такая есть (современный мир – мир интеграции). Разница только в том, что Хмельницкий действовал в соответствии с волей народа, а Ющенко – вопреки ей.

В общем, параллели есть, но они не в пользу Ющенко.

Выводы

Исторический опыт Хмельницкого входит во все большее противоречие с внедряемой сейчас идеологией и, главное, является исключительно невыгодным фоном для формирования культа личности Виктора Ющенко. Можно прогнозировать, что в течение ближайших нескольких лет начнется процесс вытеснения образа Хмельницкого из сферы исторической мифологии – вплоть до сноса памятников включительно.

Leave a Reply