Национальные особенности охоты за голосами. Так делают президентов

Французское сафари. Рецензия

Жак Сегела

Национальные особенности охоты за голосами. Так делают президентов
Москва, Вагриус, 1999. - 264 с.

Книга Сегелы – отнюдь не учебник, не монографическое обобщение опыта и даже не исторический труд. Это, скорее, беллетризированные мемуары. Автор не ставил целью кого-то чему-то научить, но его рассуждения вполне могут оказаться полезными.

Мемуары только в небольшой степени посвящены собственно Сегеле и его работе. Он удивительно «скромен» и даже приводит анекдотический случай, когда его назвали в СМИ «господином Гавасом» (по названию агентства). Сегела предпочитает писать о своих заказчиках и о выборной демократии. Характеристики заказчиков имеют, скорее, исторический интерес, а вот рассуждения автора о демократии и выборах интересны сами по себе.

Сегела – паладин демократии, несущий ее (как следует из книги – частенько за свои деньги "1") варварским восточным племенам. Он не без удовольствия описывает «ужасы» стран Восточной Европы и загадочное мышление аборигенов.

Только не надо считать Сегелу славянофобом. Нет! Варварские восточные племена начинаются для него сразу же на восток от Страсбурга… Австрия для него столь же дикая страна, как и Россия.

Впрочем, то, что он не считает какие-либо страны кроме Франции очагами «подлинной демократии», вовсе не говорит, что он без уважения относится к другим народам и отдельным людям. Другое дело, что когда он, например, называет Й. Анталла «человеком-свободой», это выглядит, по меньшей мере, как кредит, по которому трудно расплатиться. Ну кто сейчас помнит этого, вероятно уважаемого в своей стране, политика? Даже сейчас, когда к Венгрии прикованы заинтересованные взгляды всей Европы…

Читайте также:  Работа над ошибками Малкина и Сучкова (рецензия на книгу Малкин Е., Сучков Е., Мамитов А., Петров В. Политические технологии: работа над ошибками. – М.: Русская панорама, 2016)

Представления же о демократии меняются у Сегелы самым поразительным образом. Однако три момента остаются неизменными:

Во-первых, он антикоммунист в том смысле, что не выносит коммунистическую систему. Кажется – из чисто эстетических соображений (хотя говорит, все же, о свободе). Потому он определенно сочувствует любому, кто поднимает руку на эту самую систему.

Впрочем, еще Черчилль обещал благожелательно высказаться о Сатане в Палате общин, если Гитлер вторгнется в Ад…

Во-вторых, он не выносит популистов. Даже тех, которые против коммунизма. Именно потому мы видим весьма резкие оценки эталонного антикоммуниста Валенсы, при том, что его оппонентом был посткоммунист Квасьневский.

Меня, правда, не оставляет чувство, что вина Валенсы и Ельцина не в том, что они популисты, а в том, что не пригласили работать Сегелу. Может, я ошибаюсь? Однако сцена, когда с Сегелы пытаются стрясти взятку за участие Ельцина в его же собственном телевизионном ролике, выглядит уж очень театральной… Конечно, «демократы» перестроечного созыва жили на широкую ногу, но тут более вероятно, что они просто не знали, как иначе избавиться от надоедливых французов…

В-третьих, Сегела, как истинный французский социалист, интенсивно не любит националистов. Хотя и считает борьбу с коммунистической угрозой первоочередной, по сравнению с националистической…

Достаточно вспомнить, что в своей же собственной предвыборной листовке Миттерана он разглядел… «националистическое французское небо»! Вы себе представляете националистическое небо? А французское? И я нет… А Сегела – представляет!

Именно Сегела соорудил из вполне умеренного европейского правого Йорга Хайдера (Австрия) чуть ли не Гитлера во плоти. А между тем, он и в подметки не годится таким персонажам, как Жириновский, Анджей Леппер или Левко Лукьяненко, хотя называть их фашистами – незаслуженный аванс.

Читайте также:  Работа над ошибками Малкина и Сучкова (рецензия на книгу Малкин Е., Сучков Е., Мамитов А., Петров В. Политические технологии: работа над ошибками. – М.: Русская панорама, 2016)

Хайдер же на поверку оказался никаким не гитлеровцем, а просто немного опередившим свое время популистом. Паразитируя на не лучших чувствах австрийцев, он обратил внимание Европы (и француза Сегелы в частности) на те проблемы, с которыми она столкнется через полтора десятилетия.

Сегела не придал значения этому предостережению (вернее – переврал его), а зря. Впрочем, он ведь считает себя не технологом, а рекламистом. А представители этой профессии не склонны к дальнозоркости…

Чего нельзя найти в книге – так это описаний поражений и анализа своих ошибок. Сегела не ошибается и его кандидаты всегда побеждают. Даже когда проигрывают, как это стало с Ж. Желевым.

При всех нехристианских чувствах, которые я испытываю к этому хвастливому галлу, не могу не отдать должное его уникальной креативности.

Достаточно вспомнить, сколько раз переигрывался его гениальный лозунг-образ «Спокойная сила»!

А способность подыскивать действительно удачные кандидатуры? Ведь он же сам, в очередном пароксизме патологической скромности признает, что его главное умение – сделать ставку на того кандидата, который победит… Когда после этого Сегела заявляет, что не захотел работать с австрийским президентом Вальдхаймом из-за его нацистского прошлого, в этом сомневаешься. Ведь коммунистическое прошлое Ельцина ему ничуть не мешало.

Малоизвестный факт – в 2002-2004 годах специалисты агентства «Гавас» работали с украинским банкиром и политиком Сергеем Тигипко. Еще и сейчас в Украине немало людей, которые считают, что избери тогда Л. Кучма своим преемником Тигипко, кампания 2004 года пошла бы по другому руслу."2"

Восемь заповедей Сегелы (на которых, кстати, построена вся книга) кажутся истинами здравого рассудка, не требующими специального доказательства. Однако, как же удивляешься, когда в очередной раз сталкиваешься с незнанием их штабными работниками и на автомате выдаешь что-то вроде «голосуют за будущее, а не за прошлое»! Книгу Сегелы нужно прочитать уже только для того, чтобы выучить и понять эти «заповеди».

Читайте также:  Работа над ошибками Малкина и Сучкова (рецензия на книгу Малкин Е., Сучков Е., Мамитов А., Петров В. Политические технологии: работа над ошибками. – М.: Русская панорама, 2016)

1 - Вот она подлинная скромность
2 - Справедливости ради отмечу, что у Кучмы были весьма веские (в частности – политтехнологические) причины сделать выбор именно в пользу Януковича. С другой стороны, зная специфику планирования «оранжевых революций» нельзя не признать, что выбор любого другого кандидата не изменил бы ситуацию принципиально – все механизмы были запущены, отобрать голоса Ющенко было нереально, да и такие мелочи, как наличие у кандидата судимостей или результаты голосования, никого не интересовали.

Впервые опубликовано